Опубликовано: 2017-03-05 | [Версия для печати]

Через кровь, песок и ярость: Сирийская армия при поддержке российских ВСК и ССО вернули Пальмиру

Эта неделя стала по-настоящему успешной для войск Сирийской Арабской армии – в провинции Хомс интенсивно развивалось наступление на Тадмор (Пальмиру), которое впоследствии завершилось взятием античного города.

Этот день наконец-то свершился – мы снова зашли в Тадмор. Грохотом артиллерийской канонады, свистом пуль и стенанием раненных встретила нас Невеста пустыни (так на Ближнем Востоке называют Пальмиру). Еще на подступах к городу, когда нам пришлось брать господствующую высоту 939 и штурмовать Цитадель, стало ясно – несмотря на заявления лидера ДАИШ (ИГИЛ – запрещена в России) Абу Бакра об отступлении, просто так боевики не уйдут. Уже с первых минут наступления на высоту наш отряд народного ополчения шейха Сулеймана был встречен плотным огнем из крупнокалиберных пулеметов.

Штурмовая группа спецназа, пытавшаяся обойти высотку и для отвлечения внимания боевиков ударить во фланг, наткнулась на минное поле и с потерями отступила. Руководство запросило поддержки сирийской и российской армейской авиации. К счастью, русские летчики отработали на славу – ДШК противника замолчали, что дало нам возможность подойти максимально близко к позициям экстремистов, еще не успевших опомниться от авианалета. Завязался огневой бой. Настолько привычно короткий и хлесткий, что время в нем летит незаметно.

В это время на противоположном фланге отряды правительственного спецназа, при поддержке сил народного ополчения, буквально выкурили боевиков из Цитадели. Дело оставалось за малым – закрепиться на двух стратегически важных высотах и далее развивать наступление в сторону города. Пристегнув очередной магазин к автомату, вместе с группой боевых товарищей, открыв огонь, рванули в решающий бросок к вражеским укреплениям. Приготовившись, при необходимости, к ближнему бою, засунул нож в рукав куртки.

На высоте было пусто. Только редкие трупы террористов, которых не успели вывести отступавшие, валялись на земле в обезображенных позах предсмертных конвульсий. Догорали ящики от боеприпасов, развороченные после налета авиации, да тонкая полоса пыли виднелась на горизонте – противник спешно отступал к городу. Дав «дежурную» очередь с трофейного пулемета, мы принялись за мате (чай, пользующийся популярностью среди жителей Ближнего Востока) – как говорится, после такого можно себе позволить минутную слабость.

Наутро перегруппировавшись, наши отряды, при поддержке артиллерии и российских ВКС стали неспешно подкрадываться к городу. Метр за метром, шаг за шагом. Вдруг, раздался звонкий хлопок, а идущий впереди танк нервно дернулся и загорелся. Завязался бой. Экипаж танка, успев покинуть машину, пытался отстреливаться, но добраться до нас так и не смог – все были уничтожено огнем из пулемета…

Рассредоточившись вдоль трассы, мы огрызнулись из всего что у нас было – ЗУ, самоходки, пулеметы. Стреляло все и вся. Чтобы не завязнуть на самой окраине города, руководство приказало нам интенсивнее продвигаться вперед, чтобы «зацепиться» за какой-нибудь городской квартал и оттуда продолжать развивать наступление.

Наконец-то достигнув мечети, от которой уже мало что осталось мы немного отдышались и по доброй традиции хлебнули мате. Подсчитав потери раненных и убитых, командиры собрались на совещание. Встал вопрос: «Как быть?». Продолжать продвигаться вперед и отбивать новые дома и кварталы или дать и без того подуставшим бойцам немного отдохнуть. Тем более начинало темнеть. После споров и обсуждений решили дать людям заслуженный отдых, а с утра снова идти вперед. Наступила ночь. Страшная и темная пальмирская ночь. Хоть мы и выставили посты с караулом, было немного не по себе от осознания того, что там, за стеной соседнего дома, возможно тебя поджидает холодная и циничная смерть. Смерть, не признающая званий и регалий.

Утром начался бой. Настоящий городской бой. Дом за домом, квартал за кварталом, вгрызаясь в самую сердцевину Тадмора, неся потери и нанося серьезный урон боевикам, мы переломили ход событий. Враг начал отступать. Спешно, бросая убитых и раненных, откатившись в район укрепленного пункта Элеватор (зернохранилище). На следующий день все стихло. Лишь короткие автоматные очереди говорили о том, что последние очаги сопротивления ликвидированы. Смахнув с лица вчерашнюю пыль, только сейчас смог спокойно осмотреться вокруг: город, по сравнению с прошлым годом, стал похож на один сплошной ад – горящие дома, остатки рухляди, трупы боевиков и одичалые коты стали постоянными элементами этого удручающего городского пейзажа.

Для меня это уже второй штурм Пальмиры. Ранее, в марте 2016, я уже был здесь. Трудно сравнивать события прошлогодней давности, так как за это время довелось побывать в разных переделках и потерять близких людей, родственников и боевых товарищей. Я помню горечь декабрьского отступления, сложности нынешнего штурма и могу сказать одно: эта новая дорога, дорога к Тадмору шла для каждого из нас через кровь родных, ядовитый песок песчаных бурь и ярость отмщения…

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5084 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua