Опубликовано: 2017-03-30 | [Версия для печати]

Der Spiegel: Блокада Донбасса подтвердила раздел Украины, никакого пути назад больше нет

Сможет ли разделенная во время войны Украина снова срастись? Надежда на это практически угасла в эти дни. Только что было удалено последнее связующее звено, которое на протяжении трех военных лет связывало подконтрольные сепаратистам области с остальной страной: экономическое переплетение. Это мрачный спектакль, который мы там наблюдаем, и его несчастными героями являются самый влиятельный политик Украины Петр Порошенко и самый богатый украинский бизнесмен Ринат Ахметов.

Украинский президент в середине марта объявил о введении эмбарго в отношении подконтрольных сепаратистам областей. Впредь до особого распоряжения запрещен любой обмен товарами и сырьем. Порошенко принял решение об этой блокаде против своей воли. Он громко заявил, что считает это решение вредным — потому что оно собственную сторону затронет сильнее, чем сепаратистов. Но ничего не помогло. Радикалы из киевского парламента и обозленные военные ветераны навязали ему это решение тем, что они просто сами блокировали железнодорожные переезды в подконтрольные сепаратистам области.

А Порошенко знает, как опасно в украинской политике противоречить истинным или самопровозглашенным патриотам. Как он может иначе объяснить, что и дальше ведется торговля с противником, в то время, как ведутся новые кровавые бои? Президент безуспешно пытался отменить блокаду с помощью полицейского насилия. И так как в конце он был слишком слаб, чтобы остановить это движение, то он просто стал во главе движения и объявил эмбарго правительственной политикой.

Здесь в игру вступает второй несчастный герой. Ринат Ахметов уже много лет является хозяином экономики Донбасса, угольных шахт, сталелитейных комбинатов, электро- и тепловых станций. Фронтовая линия, разделяющая Донбасс, разделила и его экономическую империю. Но только теоретически, в действительности же уголь, кокс и руда по-прежнему перевозились из одной части страны в другую, словно ничего не произошло и словно справа и слева от железнодорожных путей не стреляли. Эта причудливая ситуация устраивала обе стороны: правительство в Киеве, потому что предприятия Ахметова платили свои налоги вне подконтрольных сепаратистам районов. А верных Москве повстанцев, потому что рабочие места на шахтах и фабриках Ахметова кормили в трудные времена несколько десятков тысяч жителей.

Теперь это взаимовыгодное переплетение насильно прервано. В результате блокады сепаратисты поставили все украинские крупные предприятия под свой контроль. Но фактически контроль не у них, а у Москвы, которая не доверяет местным князькам в Донбассе, что они смогут управлять современными сталелитейными заводами или угольными шахтами. Из одного подслушанного украинской секретной службой телефонного разговора главы «Донецкой Народной Республики» следует, что высокие правительственные чиновники в Москве решают, какое предприятие под чье принудительное управление переходит. Там же решают, как заменить на сталелитейных заводах недостающую украинскую руду. Киев, со своей стороны, должен решать, как он будет обходиться без угля из подконтрольных сепаратистам районов, а также без налогов, которые там собирались.

Так разрывают на части то, что должно быть соединено вместе. Вместо этого восточная часть Донбасса срастается с Россией. Москва в феврале уже признала паспорта «Народных республик». Теперь последует экономическое переплетение. У нас на глазах принимает реальные очертания альтернативный набросок минского соглашения от февраля 2015 года: продолжительный раздел Украины.

Минское соглашение предусматривало, что Донбасс должен был быть снова интегрирован в украинское государство — хотя и на условиях, которые этому государству одновременно открыли бы влияние Москвы. В этом был триумф Владимира Путина. Это был кабальный договор, навязанный слабой стороне силой оружия. Но стало ясно, что Киев не хочет таким образом выполнять договор и не хочет финансировать части страны, которые он не контролирует. Порошенко сдерживал Запад с помощью строптивой тактики и признаниями на словах минских соглашений, и таким образом он перечеркнул планы Москвы. И в этом тоже был своего рода триумф. Но в конце концов ликуют все же сепаратисты, во всяком случае те, кто серьезно ищет присоединения к России, а не просто обогащения и приключений. Они с самого начала были против минского соглашения и чувствовали себя так, будто Россия их отодвинула, даже оттолкнула в сторону украинского государства, в которое они больше не хотели входить.

Теперь Россия сделала этот шаг и переняла всю ответственность за экономическую жизнь в Донецке и Луганске. В лице Ахметова лишен власти тот человек, который больше всех был заинтересован в реализации минских соглашений. Спустя два года после минского соглашения, Донбасс фактически включен в состав, как «часть российского федерального региона», ликует один из руководителей сепаратистов. В Москве об этом никто открыто не говорит. Но никакого пути назад больше нет.

Кристиан Эш (Christian Esch), DW

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5037 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua