[Версия для печати]

Ближневосточный карточный домик: распад двух государств на 4 или пяти на 14?

Когда политики говорят о возможном распаде Ирака и Сирии на четыре государства, то они, по сути, подтверждают то, что де-факто уже существует. Карта двух стран с позициями противоборствующих сторон дает сегодня возможность четко увидеть и Алавитстан, и Суннистан, и Курдистан, и Шиитстан.

Если алавит Башар Асад и Дамаск контролируют центр страны и западную ее часть — от Турции до Израиля, то экстремисты из «Исламского государства», «Аль-Каиды» и прочих группировок суннитского толка — остальную часть Сирии и северо-западную часть Ирака. Курды владеют севером двух стран, а шииты — центром и югом Ирака. Таким образом, религиозные, племенные и этнические различия местных жителей уже вылились в то, что их «представители» контролируют территории. Все геополитические игроки, по крайней мере, говорят о том, что Сирия и Ирак должны остаться целостными государствами. Однако даже население территорий, подконтрольных «Исламскому государству», не спешит освобождаться от ига головорезов-единоверцев. Шиитские активисты Ирака сегодня бьют в набат в соцсетях. Возмущаются, а почему их народное ополчение освобождает суннитские земли, тогда как сами сунниты предпочитают молчать, становиться беженцами или идти сражаться с «преступным режимом» Башара Асада, но никак не освобождать родные земли. Даже курды, выкорчевывающие уже северный и восточный «суннитский» Ирак от ИГИЛ, не стесняются в комментариях журналистам опасаться, что не знают, как дальше поведет себя местное население.

При этом «умеренная оппозиция» Сирии, состоящая из суннитских группировок, не просто называет на сотнях своих страниц соцсетей правительство Башара Асада преступным. Все, кто выступает за Дамаск, автоматически становятся «собаками-алавитами» или «погаными шиитами». То же самое проповедуется и среди населения подконтрольных им территорий, что уже привело к расколу в обществе. А вкупе с информационными кампаниями и пропагандой — даже к ненависти, которая устанавливает границы между людьми эффективнее любого ООН.

Прогноз или пророчество?

Четыре страны вместо двух. Что это может быть, стечение обстоятельств, которое ведет к «справедливому» возвращению к границам столетней давности, когда Британия и Франция расчертили зоны своих интересов на обломках Османской империи? Или план региональных игроков на случай, если Башар Асад устоит? У обеих версий есть свои подтверждения, но утверждать стопроцентно невозможно. Любопытно другое. Такой ход событий описал еще в 2013 году ученый американского Института мира и Центра Вилсона Робин Райт. Его статью «Как 5 стран могут превратиться в 14» влиятельная The New-York Times опубликовала почти за год до того, как появилось «Исламское государство» и карта Сирии и Ирака начала приобретать свои нынешние очертания. Прогноз американского ученого увязан с происходящими на Ближнем Востоке событиями и построен на тех религиозных, племенных и этнических противоречиях, которые автократические правители гасили, а «Арабская весна» при поддержке внешних игроков вынесла на уровень, когда за словом следует действие. Что, в принципе, де-факто и происходит. Если следовать прогнозу, то и Саудовская Аравия, которую считают неким провокатором и неофициальным лоббистом разделения в случае неудачного для нее развития событий в Сирии, попадет в маховик сепаратизма. Окажутся в нем и Йемен с Ливией. Главное, чтобы маховик закрутился. Тогда остановить сепаратизм на Ближнем Востоке будет крайне сложно. Вначале он может вылиться в федерации, но закончится полным разводом, предполагает американский ученый.

«Я не сторонник игр на картах. Прожил в Ливане все 15 лет гражданской войны и думал, что страна не развалится на владения 18 сект. Не предполагал я и развала Ирака во время самых ожесточенных сражений в 2006—2007 годах. Так оно и получилось, — пишет Робин Райт. — Однако „Арабская весна“ изменила мое мнение о невозможности перекраивания границ на Ближнем Востоке. Когда она началась, то оказалось, что арабы хотят не только свергнуть диктаторов, но и получить децентрализацию по местным различиям и права на ресурсы».

Как отмечает автор, сепаратизм был и ранее, но его удавалось на корню подавлять автократическим режимам. Например, с 1949 до 1970 года в Сирии произошло более полудюжины переворотов и закончились они лишь после того, как полную власть в стране захватила династия Асадов. Такая же картина складывалась и в Ливии. «Переворот в Ливии был лишь частично направлен против Муаммара Каддафи, — пишет Робин Райт. — Он показал еще и стремление Бенгази выйти из-под доминирования Триполи. Тому есть несколько причин. Во-первых, триполитанцы смотрят на Магриб, западный исламский мир, в то время как киренаиканцы — на Машрик, восточный исламский мир. Плюс — столица забирала себе все нефтяные доходы, хотя 80% из них приходили с востока страны».

Поэтому, как заключил Робин Райт еще в 2013 году, Ливия может распасться на два или даже три государства. Южный Феццан также имеет свои племена, отличающиеся от остальных и географически и этнически. А Киренаика (Бенгази) уже тогда объявила автономию. Сейчас же, как известно, племенные отличия привели Ливию к тому, что страна фактически поделена надвое между триполианцами и бенгазийцами. И Запад пытается «склеить» их в очередной раз, чтобы уже не допустить к захвату страны «Исламским государством».

Когда американский ученый писал о Йемене, до операции Саудовской Аравии и ее союзников оставалось еще полгода. Однако спрогнозировал ту ситуацию, которая сложилась сейчас, когда север страны контролируют хуситы, а остальную часть — Саудовская Аравия. Американский ученый предположил даже присоединение юга Йемена к королевству. «Многие жители этой части страны — сунниты, как и большинство саудовцев. У многих из них есть семьи в Королевстве, и самые бедные в мире арабы могут много выиграть, если войдут в состав монархии, — считает Робин Райт. — Саудовская Аравия, в свою очередь, получит прямой доступ к Аравийскому морю, снизит зависимость от Персидского залива и угрозы того, что Иран может перекрыть Ормузский пролив».

Самой фантастической, но не менее реальной, если начнется «парад суверенитетов» на Ближнем Востоке, ученый считает федерализацию и даже балканизацию Саудовской Аравии: «Страна возникла, когда ваххабитский ислам силой объединил племена. Сегодня кажется, что Королевство „цементирует“ единство небоскребами и 8-полосными автобанами. Однако племенные и культурные различия остаются. Особенно ярко это видно по богатому нефтью юго-востоку, который делят сунниты и шииты».

При этом, как отмечает Робин Райт, социальные противоречия в стране только нарастают. Их усугубляет коррупция и 30-процентная безработица среди молодежи. В то же время монархия движется к смене поколений властителей. Большинству нынешних правителей Дома Саудов уже за 70 лет, и после их смерти за власть могут начать бороться тысячи принцев правящей фамилии. И чем их схватка закончится, неизвестно. Стоить отметить, что автор писал статью еще до падения цен на нефть, которые сегодня серьезно бьют по бюджету Королевства.

Появление городов-государств — еще одно направление сепаратизма, которое может произойти на Ближнем Востоке, если его маховик закрутится. Робин Райт считает, что незвисимыми городами могут стать такие мультикультурные оазисы, как иракский Багдад, хорошо вооруженные анклавы, как ливийская Мисрата, и однородные города, как сирийский Джабаль аль-Друз.

Какой национализм доведет Ближний Восток до ИГИЛа

«Сто лет назад британский дипломат Марк Сайкс и французский посол Франсуа Джордж Пико поделили регион по своему империалистическому вкусу и торговым интересам, а не по логике. Однако у жителей новых стран (Ирак и Сирия) национализм все-таки появился. Но насколько он окажется сильнее старых племенных и религиозных отличий, — задается вопросом американский ученый. — Сирийцы любят говорить, что национализм победит, когда закончится война. Однако в стране уже появились разные виды национализма, идут чистки и территориальное разделение шиитов и суннитов».

Качественное управление, достойное соцобеспечение, безопасность, справедливые суды, рабочие места, честное распределение ресурсов и даже общий враг — вот что, по мнению американского ученого, сплотит религиозные группы и этнические племена вокруг своих стран. Правда, сам он уже в 2013 году не видел ни одного из свидетельств тому, что жизнь, например, в Сирии меняется. Эта страна является стратегическим центром на Ближнем Востоке и, как считает Робин Райт, станет катализатором единства или сепаратизма всего Ближнего Востока. На словах это, похоже, понимают сегодня все ближневосточные игроки. Однако на деле региональные интересы и амбиции приводят к тому, что прогноз Робина Райта сбывается.

С точки зрения международного права ближневосточный сператизм не имеет будущего. Однако история с разделением Судана показала, как сделать его легитимным. Особенно если геополитические игроки не против. И если сирийское противостояние зайдет в тупик и достичь компромисса не удастся, то ближневосточные страны могут решиться на раздел. О таких настроениях прямо предупредил в канун перемирия госсекретарь США Джон Керри. Тогда даже территория, которую сейчас контролирует ИГИЛ, станет местом борьбы не с терроризмом, а за земли и влияние.

Пока Россия и США сдерживают такие настроения у суннитских Турции, Саудовской Аравии и ее союзников. В ином случае, рано или поздно, ближневосточные страны, по прогнозу Робина Райта, сами могут оказаться жертвами сепаратизма. Сейчас им может казаться, что раздел изменит в их пользу расстановку сил на Ближнем Востоке. На самом же деле, как предполагает американский ученый, он станет началом парада суверинитетов в их собственных границах. Только результат, скорее всего, будет непрогнозируемым.

Когда Райт писал свой прогноз более двух лет назад, ИГИЛ еще не было. А с того времени экстремисты уже успели показать всему миру, как они умеют брать власть на волне сепаратизма и разделения.

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5068 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua