[Версия для печати]

Европ: между мигрантами и правыми

Правые на пути к власти в Австрии

Миграционный кризис 2015-2016 гг. заставил общественное мнение европейских стран сместиться вправо. Однако перемена в настроениях избирателей не привела к перестановкам на политическом Олимпе. Исключением может стать Австрия — страна, принявшая больше мигрантов на душу населения, чем любое другое государство в Европе. 24 апреля в альпийской республике состоялся первый тур президентских выборов. Во второй тур вышли кандидаты от крайне правых и зеленых. Представитель правой Партии свободы Норберт Хофер набрал почти 37% голосов. При этом он он значительно опередил представителя "зеленых" Александера ван дер Беллена (около 20%) и независимого кандидата Ирмгарда Грисса (около 19%). Главным сюрпризом выборов стало то обстоятельство, что оба кандидата правящей коалиции — Рудольф Хундсторфер из Социал-демократической партии Австрии (СДПА) и Андреас Коль из Австрийской народной партии (АНП), — набрав чуть более 11% каждый, не вышли даже во второй тур. С 1945 г. президентом страны обязательно становился человек, получивший поддержку одной из этих двух политических сил.

Ключевой темой предвыборных дебатов в Австрии стал вопрос о миграции. Для австрийского избирателя вопрос о миграции важен потому, что стране угрожает новая волна беженцев, на этот раз из Африки. По данным властей Ливии, в этой стране скопилось более 100 тысяч мигрантов, нигерийцев и гамбийцев, которые готовы добираться до Италии по морю. В Вене опасаются, что, проникнув в ЕС, беженцы отправятся на зажиточный север. В Швейцарию они проникнуть не смогут, зато, в соответствии с Шенгенским договором, им обеспечен свободный проезд в Австрию.

Мигрантскую тему в своей избирательной кампании активно использовал кандидат от крайне правых Норберт Хофер. Политик поддерживает введение пограничного контроля на границе Австрии и Италии, ради чего готов задействовать и армию. Хофер подчеркивает, что африканских мигрантов, в отличие от сирийских, Турция не согласится разместить на своей территории. Ливия же не может этого сделать , потому что расколота между тремя правительствами, каждому из которых угрожает ИГИЛ (группировка запрещена в Росссии).

Оппонент Хофера Александер ван дер Беллен, поддержанный зелеными, считает, что опасность новой волны миграции преувеличена. Среди его аргументов — опыт Германии. Социал-демократическое правительство Австрии в согласии с доводами ван дер Беллена до января с.г. следовало в фарватере Берлина, но под давлением общественного мнения изменило свою позицию на противоположную. Несколько недель назад канцлер Вернер Фейман заявил, что поддерживает введение пограничного контроля. Несмотря на эту уступку, Хофер заявляет, что в случае победы распустит правительство, назначит досрочные парламентские выборы с тем, чтобы крайне правые смогли получить в стране настоящую полноту власти. На практике это будет означать обострение отношений как с Римом, так и с Берлином.

Таким образом, Австрия может стать единственным в Западной Европе государством, где под влиянием миграционного кризиса к власти пришли крайне правые. Подобная перспектива не выглядит в Вене настолько невозможной, какой она кажется в Париже и в Берлине. Выборах в альпийской республике уже одерживала крайне правая «Партия свободы» (ПС), представителем которой как раз и является Хофер. В активе у его единомышленников накопленный с 2000 г. опыт интеграции в политическую жизнь Австрии, где ПС входит в состав большинства региональных правительств. Возможно, именно по этой причине в республике не прослеживается и протестной мобилизации против возможной победы ПС.

В Германии опасаются раскола общества

Иначе рост популярности крайне правых воспринимается в ближайшей соседке Австрии - Германии. Согласно социологическим опросам, проведенным в апреле с.г., крайне правая партия «Альтернатива для Германии» (АДГ) пользуется поддержкой 14% избирателей, при этом в восточных землях бундесреспублики, ранее входивших в ГДР, ее рейтинг составляет 20%. Выводы социологов подтверждаются результатами региональных выборов, состоявшихся 13 марта. Социал-демократы, чьи идеи о мигрантах взяла на вооружение Ангела Меркель, потерпели разгромное поражение. А АДГ в земле Захсен-Анхальт набрала рекордные 24%.

Успех крайне правых в Германии, в отличие от Австрии, считают ударом по политической системе. В стране, насчитывающей значительное число мусульман, антиисламские выпады ведут к «расколу общества», считает лидер социал-демократов в Бундестаге Томас Опперман. Еще резче высказался генеральный секретарь Христианско-демократического союза (партии Меркель) Хайнер Гайслер, который обвинил крайне правых в «религиозном расизме». Причина: слова вице-президента АДГ Беатрикс фон Шторх, что «политический ислам представляет собой главную опасность для демократии в Европе». Того же мнения придерживается другой лидер АДГ Александр Гауланд: «ислам — чужеродное тело для Германии», заявляет он.

В споре, принявшем, таким образом, конфессиональную направленность, поддержку мусульманам оказывают епископы католической церкви, по распоряжению которых во время демонстраций АДГ отключается освещение на соборах. Первым так поступил архиепископ Кельна — города, в котором новогодней ночью 2016 г. выходцы из мусульманского мира совершали нападения на немок. Прелата поддержал кардинал Райнхард Маркс, который заявил, что такая партия, как АДГ, «не имеет права на существование». «Ислам принадлежит Германии», резюмирует точку зрения политического класса Ангела Меркель.

Возможно, именно понимание того, что, в отличие от Партии свободы, АДГ не имеет в обозримой перспективе шансов прийти к власти, побуждает ее лидеров к эпатажным выпадам. Так, в начале с.г. председатель партии Фрок Петри заявила, что считает нужным «стрелять по мигрантам», пытающимся пересечь границы ЕС нелегально. Резкими заявлениями АДГ изолирует себя, но одновременно и решает важнейшую для себя на данный момент задачу — закрепить за собой избирателя, ведь «крайне правый поворот» произошел в АДГ только летом 2015 г, а до того эта партия не относилась к числу крайне правых, а значит не была известна собственным потенциальным сторонникам.

Правые Франции избавляются от имиджа радикалов

Задача, которую ставит перед собой самое знаменитое и, возможно, старейшее ультраправое объединение Западной Европы, - «Национальный фронт» Марин Ле Пен — совершенно иного рода. Это и не получение власти, о котором мечтают в ПС, и не закрепление за собой электоральной ниши, которым довольствуется АДГ. Начиная с 2011 г, НФ смягчает свою риторику и одновременно умножает попытки войти во власть на региональном и муниципальном уровнях, чтобы затем, лишь спустя некоторое время, побороться за место на политическом Олимпе. В этой перспективе итоги для НФ пока выглядят разочаровывающими: принципиально важные выборы в органы местного самоуправления (весна 2015) и провинциальные парламенты (ноябрь -декабрь) проиграны, а относительный успех на президентских выборах 2017 (выход во второй тур) не влечет особенной практической пользы. На этом фоне в 2015 г. Марин Ле Пен решилась на отчаянный шаг - «избавилась» от своего отца Жан Мари Ле Пена, известного провокативными высказываниями о нацистах, - чтобы тем самым улучшить имидж партии. Результат оказался спорным; перелома добиться не удалось.

Импульс, несущий успех для «Национального фронта», как и для других ультраправых Европы, может прийти извне. 23 июня с.г. состоится референдум о выходе Великобритании из Европейского союза. Если сторонники Brexit' а добьются успеха, политический пейзаж в Европе радикальным образом изменится. Усилия действующих политических элит, не пропускающих ультраправых, окажутся перечеркнуты, а сами эти элиты в значительной степени будут дискредитированы. В таких условиях у крайне правых партий может появиться шанс.

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5106 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua