[Версия для печати]

Россия и избирательная кампания в США

Некоторые итоги предварительных боев

Избирательная компания 45-го президента США подошла к поворотному пункту, за которым последует финальная часть «кросса». Выявились основные претенденты от двух ведущих политических партий Америки. Демократы выдвигают откровенного представителя вашингтонского истеблишмента с разветвленными корнями как на восточном побережье США, так и на Среднем Западе — это Хиллари Клинтон, за спиной которой маячит фигура её мужа Билла. Именно он в решающей мере определял выдвижение и ход избирательной кампании своей супруги — не слишком удачный, кстати. Со стороны республиканцев ей будет противостоять Дональд Трамп, скандальный нью-йоркский мультимиллиардер, сделавший свое состояние на строительном бизнесе и азартных играх. Его выдвижение будет означать прорыв в высшую политическую лигу США представителя доныне «маргинальных» группировок, которые сумели сломать сопротивление не только респектабельных кандидатов вроде Джеба Буша, но и всей партийной машины. Оголтелая кампания по диффамации Трампа, которую мы могли наблюдать со стороны его однопартийцев, несомненно, стала яркой и запоминающейся чертой того театра абсурдной политической трагикомедии, который разворачивается в США под видом президентских выборов. Конечно, нельзя исключить, что республиканские элиты попытаются каким-то образом саботировать на июльском партийном съезде в Кливленде окончательную номинацию не просто победителя праймериз, а «суперчемпиона», вынесшего всех своих оппонентов задолго до финального свистка. Но вряд ли эти попытки увенчаются успехом — остановить Трампа можно будет только неким физическим образом как это уже не раз случалось в США в прошлом. Но надо ли реальным хозяевам политического и финансового мира Америки останавливать «выскочку» Трампа? Не является ли он всего-навсего подставной фигурой политического театра, где сценарий, режиссура и актёрская игра (не только главного героя, но и его соперников) направлены на успешное продвижение нового политического продукта как внутри американского общества, так и на внешних рынках? Ответ на эти вопросы нам еще предстоит получить: как в ходе дальнейшей избирательной компании, так и после выборов 8 ноября 2016 года.

Можно ли России ждать чего-то хорошего от нового американского президента, кто бы им ни стал? Напомню, что в конце ХХ века США смогли «сломать» Советскую Союз, намного более сильное и менее зависимое от «вашингтонского обкома» государство, обладавшее не только гигантским собственным потенциалом, но имевшее также множество союзников по всему миру и альтернативную «западной» либеральной модели идеологию. Нынешние позиции Кремля, несмотря на все успехи, по-прежнему выглядят недостаточно серьёзными перед лицом глобальной американской мощи — тем более, что значительная (если не вся) часть российского истеблишмента (особенно — его финансово-экономического блока) представлена как раз патентованными сторонниками «либерального глобализма». А весь спор идёт, по сути, лишь о том, чтобы занять в этой модели более высокую и привилегированную позицию, нежели отводимая сегодня для российской клиентуры «вашингтонским обкомом».

Тем не менее, даже в столь неблагоприятно складывающейся для нашей страны обстановке сохраняются некоторые варианты в целом относительно позитивного как для российского государства, так и для российского общества развития событий. Подчеркну, позитивного — лишь в целом, то есть по балансу приобретений и потерь, и лишь относительно других весьма возможных вариантов. И тут нюансы, отличающие Клинтон от Трампа и наоборот, необходимо учитывать и использовать.

Прежде всего, речь идёт о степени жесткости и длительности экономических санкций против России со стороны «коллективного Запада», которую определяют в США и в Вашингтоне.

Также это военно-политическое давление на нас по всему периметру наших границ: с вводом войск НАТО в бывшие союзные республики СССР и с установкой элементов американской ПРО в бывших соцстранах (приветы Горбачеву с Ельциным!).

Далее, это статус проамериканской «агентуры влияния»: как находящейся в оппозиции, так и стоящей у рычагов власти. Такие ярые сторонники американского образа жизни и либерального типа управления экономикой, как Набиуллина, Силуанов, Улюкаев, Греф и т.д., вплоть до Кудрина, Шувалова и Чубайса, весьма зависимы от позиции официального Вашингтона. То же самое касается и открытых «антипутинцев», от Прохорова до Навального. То есть любая смена доминирующего политического вектора за океаном скажется на текущей идейно-политической ситуации в России.

Наконец, то же самое касается и международной ситуации в целом, поскольку даже незначительное смещение американских приоритетов на мировой арене: политических, финансово-экономических и т. д., — влечёт за собой серьёзное переформатирование всего глобального баланса сил, что лишний раз подтверждается событиями на Ближнем Востоке, на Украине, сегодня — в Латинской Америке, а завтра, возможно, на Кавказе и в Центральной Азии.

Итак, Трамп: что он значит для РФ

После побед в штатах Западная Вирджиния и Небраска сенсационный победитель республиканских праймериз фактически обеспечил себе необходимое для выдвижения на съезде число депутатских голосов. Кто он такой и кого он представляет? Прежде всего, отметим, что в своей кампании Трамп сыграл на серьезнейшем недовольстве значительной части населения США, так называемого «среднего класса» и WASP (белых англосаксов-протестантов), падением уровня жизни, который сейчас фактически вернулся к показателям 1958 года. Еще одной составляющей протестного голосования широких масс американцев является неприятие ими идеологии «политкорректности и толерантности», под флагом которой осуществляется демонтаж привычного образа жизни.

Восемь лет президентства Барака Обамы стали пиком внутриамериканской «цветной революции», с привилегиями «небелому» населению, беженцам-иммигрантам, сексуальным и конфессиональным меньшинствам, в первую очередь — мусульманам.

Повторюсь: все эти процессы шли на фоне падения реального уровня жизни, реальной занятости и реального уровня доходов большинства населения Соединенных Штатов. Прибавьте к этому гигантский рост задолженности всех структур американского государства и общества, от федерального бюджета до домохозяйств, — и вы поймёте, почему самый откровенный и «неполиткорректный» критик нынешнего статус-кво получил такую ошеломляющую поддержку избирателей.

При этом не надо забывать, что сам Трамп — вовсе не плоть от плоти «среднего класса» и «васпов». Он — мультимиллиардер, а его давние и прочные связи с коррупцией и преступным миром, контролирующим игорный бизнес в США (да и повсюду в мире), являются неоспоримым фактом. Трамп является таким же представителем крупнейших финансовых мегаструктур, как и его соперница Хилари. Но это — немного «другие» деньги, долгое время находившиеся на обочине мировой финансовой иерархии. Сегодня при помощи своего кандидата они не прочь повысить свой статус, принять участие в разделе глобального «пирога» и получить при этом долю побольше. Среди них доминирующую роль занимают так называемые этногруппы: итальянские, еврейские и латиноамериканские.

Не учитывать эти моменты, оценивая успех Трампа и прогнозируя его дальнейшие действия, нельзя. Сейчас в России, прежде всего — в околокремлевских кругах, по моим наблюдениям, налицо некая эйфорическая «трампомания», поскольку Трамп единственным из всех участников президентской гонки в США достаточно позитивно отзывался о России и президенте Путине. А раз так, считают «трампоманы», с ним можно будет договориться «по понятиям», как некогда удалось договориться с Джорджем Бушем-младшим. Удивительная близорукость!

Возможно, она усиливается тем фактом, что и российские, и европейские, и прочие либералы, и многие авторитетные американские республиканцы, предпочитают демонстрировать своё неприятие Трампа как «расиста» и «непрогнозируемого» политика, высказываясь в пользу Хиллари Клинтон.

Но Трамп даже против Клинтон выступает только до тех пор, пока их «спонсоры» не договорятся между собой. Трамп готов дружить с российскими элитами, чтобы оказывать совместное давление на «спонсоров» Клинтон, — то есть только до тех пор, пока те упрямятся и надеются или вообще не делиться с теми, кто стоит за Трампом, или же делиться какими-то второстепенными активами.

Поэтому те пропагандистские схемы и обещания, которые сегодня можно слышать от Трампа, не стоит воспринимать всерьёз — делать он будет ровно то, что ему говорят его спонсоры, которые сейчас, судя по всему, ситуативно озаботились консолидацией актива республиканской партии и республиканского электората вокруг своего кандидата. Что требует, в первую очередь, формирования его «команды», прежде всего — по позициям вице-президента и госсекретаря. Вариантов немало. Гадания на кофейной гуще по этому поводу уже полным ходом идут на главных медиа-ресурсах США. Не исключено даже, что «номером два» станет кто-то из недавних соперников Трампа по республиканским праймериз.

Так что тут налицо большая политика и большой бизнес — как говорится, «ничего личного».

Хиллари Клинтон и Россия

Хилари Клинтон в представлениях не нуждается. Она уже много лет, с конца 80-х годов прошлого столетия, находится в самой верхней страте политической элиты США. И, в случае выдвижения и победы на выборах бывшей «первой леди» ничего неожиданного не произойдёт: «Овальный кабинет на двоих», Хиллари — это Билл. Напомню, что именно она была и остаётся одним из самых жестких критиков Путина и России в американском истеблишменте. Именно она создавала антиливийскую коалицию — по типу той, которую создавал её муж во второй половине 90-х годов, отдавая приказ на бомбардировки сербских городов и окончательное расчленение Югославии. Именно она готова устраивать «цветные революции» не только вблизи границ России, но и внутри самой России, чтобы «взять реванш» за проигранную ею на посту госсекретаря США «болотную революцию» зимы 2011/2012 годов в Москве. Она, несомненно, еще охотнее и последовательнее будет пользоваться советами «гарвардской группы» во главе с Дж. Наем, автором концепции «мягкой силы» и ведущим идеологом демократической партии.

В этом смысле победа Хиллари означает для путинского Кремля неизбежное усиление и ожесточение конфликта с США и «коллективным Западом».

Стоит заметить, что отмеченное выше противостояние «верхов» и «низов» современной Америки проявилось не только в ходе республиканских, но и в ходе демократических праймериз — проявилось через неожиданно широкую поддержку избирателями квази-социалиста Берни Сандерса, который в своих заявлениях и документах бросал открытый вызов Уолл-Стриту и его представителю Хиллари Клинтон. И надо сказать, что эта популярная демагогия (поскольку Сандерс тоже «играет роль») не только до сих пор сохраняет электоральную интригу внутри формально «правительственной» партии США, но и вполне может сказаться на формировании окончательной выборной платформы Хиллари Клинтон, потребовав от неё «дрейфа влево». Не исключено, что в её команду войдёт и сам Сандерс, который не только одержал победу в 19 щтатах из проголосовавших сорока, но может стать своего рода «демократическим анти-Трампом», способным противопоставить зажигательной «правоконсервативной» риторике нью-йоркского миллиардера не менее яркую «левосоциалистическую» риторику.

Поэтому разговоры о том, что президентские шансы Дональда Трампа в противостоянии с Хиллари Клинтон растут, что он, опытный шоу-боец, сомнёт свою демократическую оппонентку в публичных дебатах и перетянет избирателей на свою сторону, ликвидировав разрыв в рейтингах поддержки, на мой взгляд, не имеют под собой достаточных оснований.

В предстоящие месяцы возможны самые разные, спонтанные и не слишком, события, которые вполне могут быть организованы американскими спецслужбами и финансовыми мегаструктурами, как это было, например, 11 сентября 2001 года.

Проблемы и решения

Кто бы ни стал 45-м президентом США, важно прежде всего то, с какими реальными острейшими проблемами он (или она) столкнется и каким образом будет их решать. Проблемы эти комплексные и системные, с глубокими корнями и давней историей.

Прежде всего, в предстоящее десятилетие США будут неуклонно терять свое глобальное экономическое и финансовое доминирование. Весь ход развития мировой экономики показывает, что среди лидеров роста до 2025 года будут оставаться Китай, Индия и Бразилия, а также ряд государств Азиатско-Тихоокеанского региона. Этот рост будет сопровождаться и демографическим ростом, что приведет к синергетическому геостратегическому эффекту: следом за ростом населения и ВВП неизбежно последуют научно-технологические и военно-политические прорывы, эти страны ворвутся в освоение мирового океана и космоса, так что их растущий потенциал даже в отсутствие прямой конфронтации будет объективно подрывать глобальную гегемонию Соединенных Штатов.

Далее, в этих условиях практически неизбежным становится нарастание противоречий между США и ведущими европейскими государствами. Это и финансово-экономический конкурентный аспект, который будет дополняться растущим пониманием того, что схемы с миграцией и государственными переворотами в критически важных для ведущих европейских держав регионах мира устраивают США, тем самым ущемляя их интересы.

Кроме того, в ближайшее время — возможно, даже сразу после президентских выборов 8 ноября — повышается вероятность краха ряда финансовых мегаструктур (JPMorgan, Morgan Stanley и др.). В пользу такого предположения свидетельствует уже ставший достоянием гласности скандал между ними (за исключением Goldman Sachs) и ФРС. Председатель Федрезерва Джанет Йеллен направила в их адрес «письма смерти» с требованием выправить внутренние балансы. Чего сделать управляющие и владельцы этих мегабанков не в состоянии, поскольку их активы давно ушли на простор биржевых игр и не могут быть возвращены оттуда в заданные сроки. Отсюда следует сценарий усиленного повторения истории банкротства Lehman Brothers и больших неприятностей для всей мировой экономики, включая экономику США, что приведет к обвальному падению уровня жизни американцев. В ходе праймериз эта перспектива, кстати, всерьёз обсуждалась тем же Трампом.

Еще один уровень проблем связан с внешней политикой, где Вашингтон все острее чувствует конкуренцию со стороны коммунистического Китая. В условиях глобального кризиса весь мир все менее склонен следовать либеральной модели управления экономикой и переходит на различнеы варианты госуправления, что неизбежно входит в острый конфликт с интересами слабеющих американских ТНК. И что бы наши поклонники Америки, вроде Грефа и Чубайса, ни говорили о «научном и управленческом скачке» США на следующий уровень цивилизационного развития, фундаментальных проблем, стоящих перед нынешним глобальным лидером, это не отменяет и не решает. И именно от них будет отталкиваться следующий президент, кто бы он ни был.

Таким образом, можно констатировать, что в 2017 году США предстоит включить «мобилизационную модель американского типа». Это означает, что Вашингтон должен будет отстаивать свою гегемонию — прежде всего, военно-политическим средствами. А это ставит вопрос о том, с кем США могут столкнуться и выиграть, а кто является неодолимым противником. И здесь ответ ясен. Идти на открытый конфликт с Китаем опасно и бессмысленно — тем более, когда не можешь победить даже КНДР как первую линию китайской обороны. Удержать Евросоюз в политической узде можно исключительно в рамках нового цикла «холодной войны». Бразилию и другие страны «третьего мира» — кроме России — можно задавить очередной «цветной революцией». Но главное в американской стратегии ближайшего времени, sine qua non, — это подавление путинской России, которая является одновременно самым слабым, но и самым потенциально опасным звеном в цепи потенциальных противников США. Современная Россия, с её всепроникающей системой коррупции, с её приверженностью к обанкротившийся либеральной модели управления экономикой при «отрицательных темпах роста» (перл от премьера Медведева), с её слабеющей политической системой, с её распадающимися социальными, научно-техническими, образовательными и медицинскими структурами, в принципе не может долго противостоять напору США. Следовательно, как Дональд Трамп, так и Хиллари Клинтон, сделав пустячные «жесты примирения», очень быстро пойдут в решительное наступление против РФ, используя для этого уже опробованные, но более мощные инструменты жесточайшей финансовой изоляции, провоцирования гибридных войн по окраинам и на границах РФ (с упором на использование «салафитского интернационала»), а также стимулируя внутреннюю дестабилизацию как через своих сторонников внутри страны, так и через третьи страны — такие, как Украина, Турция, Ближний Восток.

И если Клинтон, скорее всего, включит всю эту атакующую машину практически сразу после инаугурации, то Трамп обещает некоторое время демонстрировать внешнюю лояльность и готовность к диалогу — на неприемлемых для РФ условиях — с тем, чтобы войти в фазу прямой конфронтации спустя 8-10 месяцев после своего вступления в должность. Не исключено, что будут различаться и некоторые нюансы в использовании средств ведения антироссийской гибридной войны. Трамп, вероятнее всего, будет делать акцент на военно-политические системы давления и тотальную банковскую изоляцию, а Клинтон, по примеру Картера и Бжезинского, станет уделять важнейшее внимание исламским движениям, вплоть до восстаний на российской территории и на Ближнем Востоке, в сочетании с финансово-экономической и технологической удавкой. И те советники, и представители олигархических кругов в окружении Путина, которые сегодня нашептывают российскому лидеру ободряющие слова, лишь убаюкивают его накануне решительной схватки, к которой он явно не готов.

«Диспозиция перед боем», от которого в значительной мере зависит судьба нашей страны и наша с вами судьба, на мой взгляд, сегодня выглядит именно так.

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 4991 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua