[Версия для печати]

Радикальный ислам и молодежь: как действуют исламистские вербовщики в России

Кажется, религиозные экстремисты, битвы и сводки с фронтов — это так далеко от нашей обыденной жизни. На самом деле война идет здесь и сейчас, она ведется за умы молодежи. Девушка, которую попытались завербовать в ряды запрещенной в России террористической организации ИГИЛ, рассказала о том, какие методы применяют радикальные исламисты.

Особую активность вербовщики проявляют на юге России, где значительную часть населения составляют представители народов, традиционно исповедующих ислам. Экстремисты часто используют религиозную неграмотность и социальную неустроенность молодых людей, заманивая их лозунгами всемирной борьбы за торжество «истинной веры» и обещаниями солидного денежного вознаграждения за борьбу с теми, кто не разделяет радикальных взглядов.

Что ты за мусульманка?

Студентка Астраханской медицинской академии Айнагуль попросила не указывать в статье ее фамилию. Она с неохотой рассказывает о том периоде своей жизни. Девушка два года назад приехала из родного поселка Верхний Баскунчак в областной центр, чтобы выучиться на врача.

– Я с детства мечтала лечить людей. У меня тетя работает врачом-педиатром, вот и я решила связать свою судьбу с этой профессией, — рассказывает Айнагуль.

Планы у студентки были самые простые: получить образование, выйти замуж и работать по специальности. Тем более, что в молодых врачах всегда есть потребность, особенно, в сельской местности.

В вузе вместе с девушкой учатся ребята, приехавшие с Северного Кавказа. Большинство из Дагестана, но есть студенты из Ингушетии, Карачаево-Черкесии, Адыгеи. Они удивили Айнагуль своим поведением, обычаями, взглядами на жизнь. Новые знакомые по-другому одеваются, отличаются во всем: от рациона до манеры общения. А все новое и необычное всегда интересует юные умы.

Естественно, никакой экстремистской деятельностью студенты-медики не занимаются. Но они активно общаются в социальных сетях, в том числе и на религиозные темы.

– Мои родители, хоть и причисляют себя к мусульманам, ни разу не были в мечети, они совсем не уделяли внимания моему духовному воспитанию, ограничиваясь лишь общечеловеческими нравственными ценностями, — говорит Айнагуль.

А новые знакомые с Северного Кавказа сразу поинтересовались: что она за мусульманка, если ходит в короткой юбке, не совершает положенных ежедневных обрядов и молитв?

Замужество по телефону

Желая восполнить пробелы в знании о религии своих предков, Айнагуль нашла в социальной сети сообщество, которое представлялось как образовательно-просветительское. Новые знакомые — Рустам, Айша, Махмуд и Лейла — приняли девушку доброжелательно, охотно отвечали на ее вопросы об исламе.

Поначалу никаких экстремистских и радикальных разговоров они не вели. Затем постепенно начали настраивать студентку против родителей, давая понять, что Айнагуль следует прекратить общаться с людьми, которые живут словно неверные, не совершая намаз (мусульманская молитва) пять раз в день, как положено всем последователям ислама.

Когда девушка приехала домой на зимние каникулы, сдав очередную сессию, отец и мать удивились тому, что она стала носить хиджаб и выполнять различные религиозные обряды. Родители попытались поговорить с дочерью, но она приняла их слова в штыки, потому что находилась под влиянием новых друзей.

– Я опомнилась, когда со мной заговорили о том, что мне подыскали мужа. Какого-то мужчину из дагестанского села. Разумеется, предложение ехать к незнакомому человеку куда-то в горную глушь, чтобы жить с ним по шариату, не совпало с моими собственными представлениями о будущем. И я задумалась, — рассказывает Айнагуль.

Новоявленный супруг позвонил ей и сказал, что теперь она его жена, потому что «у них никах (мусульманский обряд бракосочетания)». Дескать, девушка обязана, как правоверная мусульманка, приехать к нему. После такого астраханская студентка прекратила всякие контакты с друзьями из социальной сети и сменила номер телефона, на всякий случай.

Айнагуль поняла, что ее просто заманивают в бандитское подполье, чтобы потом отправить на борьбу с неверными, подвергнув тщательной психологической обработке. Девушка усомнилась в том, что можно выйти замуж по телефону. Тем более что соседка по общежитию, которая была дочерью мусульманского священника, сказала ей, что таких порядков в исламе точно нет. И новые знакомые из социальной сети ее откровенно обманывают. Ведь в любом случае, религиозное бракосочетание не может пройти тайно от родственников.

– А ведь есть такие девчата, которые поверили этой агитации и уехали, сначала на Северный Кавказ, а потом и в Сирию. Представляю, каково их родителям, — вздыхает студентка.

Она по-прежнему интересуется религиозными вопросами, но стала гораздо более разборчивой в выборе духовных наставников.

Интересный попутчик

Виктор Антипов — обыкновенный русский парень, астраханец. Никогда не интересовался никакими религиозными вероучениями. Работает в строительной фирме. Случай, произошедший с ним, настолько удивил молодого человека, что он сам решил рассказать о нем корреспонденту «Преступной России».

Около месяца назад Виктор стоял на остановке общественного транспорта, собирался навестить родителей, которые живут в поселке Володарский. Проезжавшая мимо «Лада-Калина» остановилась, водитель решил подвезти парня.

Сидевший за рулем мужчина лет 50-ти приветливо улыбнулся попутчику и доброжелательно произнес:

– Друг, я не возьму с тебя денег за проезд, если ты душевно поговоришь со мной.

Ничего не подозревая, Виктор кивнул этому рыжему мужчине с аккуратно подстриженной бородкой. Вся внешность водителя вызывала доверие, а голос был умиротворяющим. Он задал парню несколько уточняющих вопросов: кто такой, откуда, чем занимаешься? Получив исчерпывающие ответы, заговорил о религии.

Водитель начал с общих фраз о важности веры, о необходимости следования высоким идеалам нравственности, о доброте и человеколюбии. Рассказал, что самое интересное и важное начинается только после смерти. И если человек пострадал за веру, то его на том свете ждет неописуемая благодать.

Виктор сомневался в том, что его жизнь совсем ничего не значит. Но водитель, который даже не представился, говорил так убедительно. Он перемежал свою речь цитатами из Библии и Корана. Не желая спорить со столь доброжелательным человеком, пассажир вежливо кивал.

Как бы между прочим, мужчина упомянул, что братья-мусульмане, которые сражаются за веру на Ближнем Востоке и в Сирии, обладают большими финансовыми ресурсами. Говоря это, водитель внимательно следил за реакцией Виктора. Он словно пытался понять: попадется ли парень на этот крючок?

Поскольку от упоминания денег глаза пассажира не заблестели, агитатор вернулся к исходной теме о том, что цель жизни любого человека — завоевание места в раю посредством мученической смерти за истинную веру. К этому моменту парень понял, к чему ведет доброжелательный водитель. Виктор вежливо кивал и напряженно вглядывался в дорогу: когда уже появится родной поселок? Ему был в тягость этот странный разговор.

Поняв, что особого отклика в душе пассажира найти не удалось, агитатор перестал лучиться доброжелательностью. Он взял с парня деньги за проезд, притормозив у остановки. Виктор вышел из машины с чувством большого облегчения.

Про водителя пассажир понял лишь следующее: этот человек родился на территории бывшего СССР (отличное знание русского языка), прекрасно образован. А кем он является и почему упоминал о братьях-мусульманах, у которых много денег, кто же разберет?

Тайники с оружием и самодельное мыло

Буквально на днях российские информационные агентства сообщили о том, что в Ингушетии была выявлена еще одна тайная ячейка бандподполья, связанная с запрещенной в России международной террористической организацией «Исламское государство». Четверо жителей северокавказской республики готовили теракты против сторонников традиционного ислама и представителей властных структур. Силовики обнаружили и уничтожили тайники с оружием и боеприпасами, принадлежавшие подозреваемым в терроризме.

Ранее сообщалось о братьях Шамиле и Арсене Измайловых, выходцах из Астрахани, воевавших в Сирии на стороне боевиков. А также об их земляке Зелимхане Шапаеве, который был осужден за то, что вербовал на юге России молодых людей для участия в джихаде против неверных.

Желающие примкнуть к сторонникам запрещенной в России террористической организации ИГИЛ добирались в Сирию через Турцию. По данным правоохранительных органов, всем им за участие в боевых действиях вербовщики обещали денежное вознаграждение в размере 2 тысяч долларов США ежемесячно.

Еще один житель Астраханской области был задержан в аэропорту после возвращения из Сирии. Он прилетел из Стамбула вместе с туристами. Сам мужчина объяснил силовикам, что его не приняли в ряды боевиков по причине плохого здоровья, поэтому пришлось отправиться восвояси.

Вообще, на юге России среди молодежи немало сочувствующих боевикам. Некоторые девушки, хоть и не могут участвовать в боевых действиях, но тоже стараются сделать то, что в их силах. Например, астраханка Саида Халикова была осуждена за финансирование запрещенной в России террористической организации «Исламское государство». Как установлено материалами дела, она занималась изготовлением самодельного косметического мыла, а вырученные от его продажи средства перечисляла на счет «благотворительного» фонда, якобы занимающегося поддержкой мусульманской молодежи.

Этноконфессиональный совет

Информация об астраханцах, пополнивших бандитское подполье, время от времени появляется в местных СМИ. Так, по данным информационного агентства «ИНТЕРФАКС-ЮГ», в боевых действиях в Сирии на стороне запрещенной в России террористической организации ИГИЛ принимали участие более 70 жителей Астраханской области.

Нельзя сказать, что местные власти не чувствуют угрозы со стороны радикальных исламистов. Региональные чиновники пытаются организовать борьбу с распространением запрещенных религиозных вероучений. Например, в Астраханской области при администрации губернатора уже более 10 лет работает этноконфессиональный совет. Это коллегиальный орган, который объединяет представителей различных национально-культурных объединений и религиозных конфессий. На заседаниях совета руководители диаспор, священнослужители и представители органов власти разрабатывают планы совместных действий по противодействию экстремизму. В частности, обсуждается необходимость повышения религиозной грамотности молодежи, чтобы юные россияне не становились жертвами многочисленных лжепроповедников.

Кроме того, распоряжением регионального правительства утверждена Концепция государственной национальной политики в Астраханской области до 2020 года. Этот документ преследует цели:

• укрепление единства населения региона;

• развитие национальных культур;

• защита прав национальных меньшинств;

• улучшение миграционной обстановки;

• профилактика религиозного экстремизма и национального сепаратизма.

Традиционный ислам

Недопущение вербовки в ряды запрещенной в России террористической организации ИГИЛ в официально действующих мечетях и молельных домах — одна из основных задач, которую ставят перед собой приверженцы традиционного ислама.

Мусульманские священнослужители, живущие и работающие на юге России, понимают всю степень угрозы, исходящей от радикалов. Однако не все из них являются сторонниками традиционного ислама, время от времени допуская в мечети носителей экстремистских идей и взглядов.

Председатель Астраханского регионального духовного управления мусульман Рауф-хазрат Джантасов в своем выступлении на недавнем заседании этноконфессионального совета отметил:

«Нам всем известно, что из нашей области молодые люди выехали в Сирию для участия в военных действиях на стороне боевиков запрещенной в России террористической организации ИГИЛ. И это свидетельствует о том, что где-то мы не дорабатываем. Это все подталкивает нас к более эффективной деятельности».

Глава мусульманского духовенства Астраханской области признал, что основная вербовка молодежи в ряды экстремистов сейчас развернулась в интернете. Рауф-хазрат Джантасов считает необходимым создание сайта, где размещались бы образовательно-просветительские материалы об исламе, чтобы противодействовать деятельности радикалов.

Логика развития общественно-политических процессов, происходящих на юге России, в целом, и в Астраханской области ставит перед религиозными деятелями задачу создания отечественной модели мусульманского образования. Именно с этой целью было создано НОУ ПРО «Астраханский исламский колледж», которое выдает дипломы о среднем специальном образовании. В колледже уже состоялось четыре выпуска. Более 30 молодых людей, окончивших данное учебное заведение, работают сейчас в мусульманских приходах на территории региона.

К сожалению, представители традиционного мусульманского духовенства, живущие и работающие на юге России, в прошедшие годы упустили ситуацию. И они это, отчасти, признают. Борьба за умы молодых людей давно переместилась в виртуальное пространство. А исламские священнослужители только сейчас задумались о необходимости создания образовательно-просветительских интернет-ресурсов для мусульманской молодежи.

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5058 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua