[Версия для печати]

Наследие Обамы: что придётся решать новому президенту США на Ближнем Востоке

В регионе с особым вниманием наблюдают за американским выборами — ведь от их результатов во многом зависит дальнейшее развитие событий.

Фото: REUTERS / Yuri Gripas

8 ноября в США пройдут президентские выборы, которые положат конец главной интриге уходящего года. Весь мир внимательно следит за ходом предвыборных кампаний главных претендентов на место главы Белого дома — демократа Хиллари Клинтон и республиканца Дональда Трампа. С особым вниманием за американскими выборами наблюдают страны Ближнего Востока, ведь от их результатов во многом зависит дальнейшее развитие событий в регионе.

Бараку Обаме, в отличие от его предшественника Джорджа Буша-младшего, удалось избежать прямого вмешательства в военные конфликты на Ближнем Востоке. Он также смог заключить соглашение по ядерной программе с Ираном, что наравне с примирением с Кубой, стало главным внешнеполитическим итогом его последнего президентского срока.

С другой стороны, Обама оставляет своему преемнику ряд нерешенных вопросов. Это натянутые отношения с главными союзниками США в регионе — с Саудовской Аравией, Израилем и Турцией. Это продолжающиеся войны в Сирии и Ираке. А также сомнительная судьба соглашения по иранской ядерной программе, заключенного год назад между Ираном и «шестеркой» международных посредников (пять постоянных членов СБ ООН и Германия).

Тем не менее, критиков политики Обамы в регионе немало. Как резюмирует The New York Times, «все выводы конференций и докладов ведущих американских аналитических центров, таких как the Brookings Institution, the Atlantic Council, the Middle East Institute и the Center for American Progress, сводятся к одному — политика Обамы на Ближнем Востоке не сработала и нуждается в перезагрузке».

Израиль и Саудовская Аравия

Итогом пребывания Обамы во главе Белого дома стало ухудшение отношений с традиционными союзниками США в регионе – с Саудовской Аравией, Израилем и Турцией. При этом каждое государство затаило свою собственную обиду на американского президента. Так, руководство Израиля было неприятно удивлено, когда в 2009 году Обама предпочел вообще не посещать Израиль во время своей первой поездки на Ближний Восток.

Время от времени администрация Обамы также обрушивается с критикой в адрес Израиля относительно строительства новых еврейских поселений в Иерусалиме, на Голанах и на территории Западного берега.Но больше всего разногласий между американским президентом и израильским руководством вызвало соглашение с Ираном по ядерной программе, предусматривающее снятие с Тегерана экономических санкций.

Израиль был категорически противэтого соглашения. Против сделки с Ираном также был другой союзник США на Ближнем Востоке – Саудовская Аравия, которая рассматривает Иран не иначе, как своего главного геополитического соперника и угрозу в регионе и полагает, что снятие санкций только укрепит его позиции.

Другой причиной ухудшения отношений с Саудовской Аравией стало принятие американским конгрессом закона «О правосудии против спонсоров терроризма» (англ. The Justice Against Sponsors of Terrorism Act — JASTA).

Согласно этому закону, семьи жертв терактов 11 сентября 2001 года могут подавать в суд на правительство Саудовской Аравии. Правда, президент Обама был против закона. Он даже наложил на него вето и всячески рекомендовал конгрессменам не принимать данный законопроект. В Саудовской Аравии, тем не менее, его старания не оценили и назвали недостаточными.

Турция

Еще одним недовольным союзником США в регионе продолжает оставаться Турция, единственный член НАТО на Ближнем Востоке. На протяжении всего президентского срока Обамы турецкий президент Эрдоган тщетно добивался от Вашингтона создать бесполетную зону в Сирии и более активно поддерживать протурецкую сирийскую оппозицию.

Эрдоган неоднократно требовал от властей США отказаться от поддержки сирийских курдов, которые, по мнению Анкары, связаны с Рабочей партией Курдистана – сепаратисткой организацией, признанной в Турции, США и странах ЕС террористической. Вашингтон, тем не менее, продолжал игнорировать Анкару.

Однако наивысшего напряжения отношения двух стран достигли после неудавшейся попытки государственного переворота в Турции. Ответственность за путч Анкара возложила на движение «Хизмет» турецкого проповедника Фетхулаха Гюлена, ранее являвшегося близким соратником нынешнего режима. Гюлен с конца 1990-х проживает в США в добровольной ссылке, откуда и руководит своими сторонниками.

После переворота его движение было признано в Турции террористическим. Анкара стала требовать от Вашингтона немедленно экстрадировать «главного турецкого террориста», но американцы не спешат выполнить требование турецкой стороны.

По этой причине в последнее время в Турции резко выросли антиамериканские настроения. Турецкие проправительственные СМИ обвиняют ЦРУ в организации попытки переворота. По их мнению, именно из-за своей причастности к перевороту, американцы не экстрадируют Гюлена.

Послепереворотные настроения в Турции также определили выбор благоприятного для Анкары кандидата в американские президенты. Симпатии на стороне Трампа, который похвалил Эрдогана за его умение навести прядок в стране. Трамп также сказал, что он «не думает, что переворот был срежиссирован».

Турки полагают, что в случае если Трамп будет избран американским президентом, им удастся договориться с ним о выдаче Гюлена турецким властям, чего от Клинтон вряд ли стоит ожидать. Более того, ее турки обвиняют в симпатиях к Гюлену и его движению. Основанием для таких обвинений стала появившаяся в СМИ информация, что сторонники Гюлена выделили порядка 1 000 000 $ на избирательную кампанию Клинтон.

Иран

Новому американскому президенту придётся столкнуться с иранской проблемой, а именно, что делать с соглашением по иранской ядерной программе и как дальше выстраивать отношения с этой страной, чтобы союзники в регионе были довольны.Пока что очевидно одно, что время относительной оттепели в американо-иранских отношениях завершается. Позиции как Клинтон, так и Трампа по Ирану довольно жесткие.

В самом же Иране, в отличие от Турции, нет консенсуса, кого они бы хотели видеть следующим американским президентом. Иранские СМИ много пишут про выборы в США, а местные аналитики продолжают спорить, кто все-таки хуже для их страны. Симпатизирующий иранским консерваторам политолог Фуад Изади выразил мнение, что худший выбор для ИранаКлинтон, так как, по его мнению, она сможет легко добиться глобального консенсуса против Тегерана.

Сирия и Ирак

Однако главной проблемой, с которой столкнется новый президент США в регионе, станет разрешение конфликтов в Сирии и Ираке. Позиции двух кандидатов в президенты по этому вопросу принципиально отличаются друг от друга. Клинтон обещает полностью пересмотреть политику США в Сирии.

Она выступает за оказание более активной поддержки сирийской оппозиции и создание бесполетной зоны в Сирии. Трамп также обещает активно заняться Сирией, но, в отличие от своего оппонента, он готов оставить у власти нынешнего президента БашараАсада и сотрудничать с Россией в борьбе с «Исламским государством» (запрещено в России).

Эксперты британского аналитического центра ChathamHouse в недавно опубликованном докладе, посвященному политике следующего американского президента на Ближнем Востоке приходят к выводу: «Ближний Восток потребует особого внимания и ресурсов от преемника Обамы. Кто бы ни пришел к власти в США, политика нового американского президента в регионе, по всей вероятности, будет более интервенционистской и конфронтационной».

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5022 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua