[Версия для печати]

Россия не так уж и рада Трампу (The New York Times, США)

На самом деле распространяемая американскими СМИ идея о том, что Путин поддерживает Трампа, далека от реальности. Сторонники этой идеи беспечно игнорируют оценки, публикуемые в основных российских СМИ и высказываемые российскими аналитиками, которые Дональдом Трампом никогда особо не восторгались.

В России серьезно обеспокоены тем, что ждет американскую внешнюю политику после инаугурации Дональда Трампа.

Главная проблема Трампа состоит в том, что никто — в том числе и сам избранный президент — похоже, не знает, что он будет делать на посту президента, особенно в сфере внешней политики. Его заявления по международным отношениям пока невнятны и порой противоречивы. Похоже, что мнения относительно внешней и оборонной политики США весьма разнообразны и противоречивы и у его помощников и советников.

Более того, Трампу придется достичь согласия с представителями элиты республиканской партии. И средством давления в этом сложном процессе вполне могут стать должности руководителей внешнеполитического и оборонного ведомств в его администрации. В итоге во главе госдепартамента и Пентагона могут оказаться некоторые весьма неожиданные фигуры — в том числе откровенные ястребы. Сам Несомненно, что Трамп видит свою первостепенную задачу в том, чтобы сосредоточиться на внутриполитических вопросах — особенно на экономике. Поэтому он вполне может передать руководство внешней политикой и обороной авторитетным представителям республиканской элиты, которая явно враждебна по отношению к России.

Учитывая все это, никто в Кремле, где люди пристально следят за американской политикой и оперативной информацией, предоставляемой разведкой, не стал бы серьезно рассматривать вопрос о том, чтобы делать ставку на Трампа.

В отличие от американских и международных средств массовой информации, российские аналитики и комментаторы всегда оценивали Дональда Трампа по достоинству. Хотя его иногда сравнивали с Владимиром Жириновским, российским экспрессивным и смелым в своих высказываниях политиком-популистом, Трампа чаще воспринимали как сильного и харизматичного лидера с правоцентристскими взглядами. Некоторые российские комментаторы даже считают, что он, возможно, больше напоминает Рональда Рейгана — успешного президента, придерживавшегося во внешней и внутренней политике жесткой односторонней линии.

Однако в долгосрочной перспективе Москва может ощутить плюсы некоторых тенденций в американской политике, которые оформились на протяжении 2016 года. В вопросах внешней политики предвыборная кампания Дональда Трампа и участие в праймериз демократа Берни Сандерса (Bernie Sanders) продемонстрировали вновь возникшую склонность Америки к изоляционизму. Представители широких слоев американской общественности устали от бесконечных военных кампаний на Ближнем Востоке, и им надоело нести бремя обязательств США перед иностранными государствами.

Но что еще более важно, за последние два десятилетия стало ясно, что глобализация является для Соединенных Штатов не таким уж исключительным благом, как некоторые хотят ее изобразить. По сути, именно промышленный центр Америки принял на себя основной удар и пострадал от сокращения числа рабочих мест, вызванного стремительной глобализацией, в поддержку которой выступает вашингтонская элита.

Сейчас ключевым вопросом является то, воплотится ли зарождающийся изоляционизм Америки в политике. Даже если да, то случится это нескоро. Американская политическая элита по-прежнему практически полностью выступает за интервенцию и поддерживает глобализацию.

И пока Россия пытается выяснить, чего ожидать от Трампа на посту президента, у нее нет особых оснований надеяться, что новый президент пойдет на какие-либо уступки или заключит какие-либо крупные сделки с Москвой — независимо от того, что он говорил в ходе предвыборной кампании. Да и Москва на данный момент ничего особого предложить Вашингтону не может. Есть несколько направлений возможного сотрудничества. Даже если Трамп на самом деле хочет наладить отношения с Россией, он, переехав в Овальный кабинет, обнаружит, что особой выгоды от такого улучшения Соединенные Штаты не получат.

Именно поэтому нет никаких оснований ожидать (ни сейчас, ни в обозримом будущем), что Америка и Россия заключат какое-то грандиозное соглашение с тем, чтобы разделить мир на сферы влияния. Маловероятными кажутся даже более скромные компромиссы. У администрации Трампа не будет никакого интереса в том, чтобы пытаться улучшить отношения с Москвой — например, принять более «мягкую» позицию по украинскому вопросу или ослабить санкции в отношении России. Кроме того, любое смягчение Трампом позиции в отношении России вызовет сопротивление внутри республиканской партии, а также со стороны американских внешнеполитических кругов и военных. Вряд ли новый президент захочет платить высокую внутриполитическую цену — особенно учитывая то, что улучшение отношений никаких ощутимых преимуществ Америке не дает.

Основные проблемы в российско-американских отношениях обусловлены принципиальным стремлением России вернуться на мировую арену в качестве великой державы и даже рассмотреть возможность интеграции в прозападный мировой порядок, созданный Соединенными Штатами (но только если ее признают великой державой, доминирующей на большей части постсоветского пространства). В ближайшие годы — а то и десятилетия — любая американская администрация будет считать эти устремления России неприемлемыми.

Есть только один способ изменить ситуацию — хотя многим американцам этот сценарий может и не понравиться.

В случае дальнейшего серьезного ухудшения позиции Америки на мировой арене — например, если США будут втянуты в противостояние с Китаем, оставаясь при этом в ближневосточной трясине — вполне возможно, что Россия будет выглядеть более привлекательным союзником, или, по крайней мере, менее «привлекательным» противником. Конфронтация с Китаем и другие внешнеполитические проблемы могут вынудить Вашингтон добиваться сближения с Россией — точно так же, как соперничество с Германией когда-то заставило британскую империю отложить в сторону свои давние разногласия с Россией и подписать с ней договор в 1907 году. Но чтобы этот сценарий сбылся, Москве надо будет оставаться твердой и непреклонной — столько, сколько нужно.

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5057 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua