[Версия для печати]

Революции щенков: "ОниЖеДети" как основной расходный материал для майданов

Революция щенков

В стае этих щенков не встретишь деток неистовой Юли Тимошенко или поблескивающего очечками Яценюка.

Прыщавые подростки в камуфляже напоминали бы учащихся на уроке ОБЖ, сбежавших с военных сборов «салабонов» и «черпаков», если бы руки их не воняли бензином от «коктейля Молотова», а под ногтями не запеклась самая настоящая человеческая кровь. И вот теперь в телерепортажах из Украины я повсюду вижу почти детские лица.

Многих из этих лиц еще не касалась бритва, и волосенки на подбородках топорщатся забавно и как-то совсем беззащитно. И когда их вдруг настигает гнев взрослых мужиков из Донецка и Харькова, они выглядят совсем как дети. Они закрывают руками свои коротко стриженные головы, и в глазах их читается неподдельный страх, растерянность — и вдруг искрой проскакивает совсем не детская ненависть. Эти мальчики с Майдана в свои 14-17 лет уже успели почувствовать запах крови и чад горящих покрышек. Они, не усвоив еще большой житейской премудрости, пока поняли одно: собравшись в стаю и подобрав с мостовой булыжник, они могут свалить взрослого мужика в бронежилете, а вооружившись пивной бутылкой с бензином, даже сжечь его. Всего-то пару-тройку месяцев назад они вот так же «мочили» чудовищных орков в айпаде. Но тут, в жизни, все выходит покруче любого 3D... Потому что и огонь, и смрад, и кровь, и победные крики толпы — все не виртуальное, а натуральное, в красках и запахах.

Я помню подобный щенячий революционный восторг с того дня, когда возвращался из обстрелянного аэропорта Отопень в Бухарест и напоролся на кордон 16-летних революционеров с «калашниковыми» в руках и неутолимым желанием пустить в расход любого, хоть отдаленно смахивающего на чужака. Я читал этот кайф в глазах юных революционеров с площади Тахрир и на лицах неграмотных крестьянских детей, разрывающих плоть старика Каддафи, в многочисленных телесюжетах. Щенки, просто даже в силу своего возраста, бездумны и бесстрашны. Их не пугает опасность, им не страшна смерть, им неведомо будущее. «Война — дело молодых», как правильно пел Виктор Цой. Именно поэтому все эти мальчики с Майдана готовы были погибать за свою революцию самоотверженно и совершенно бесплатно. И погибали, наивно полагая, что «небесная сотня» — это обещанный рай.

Я вспоминаю сейчас имена тех трех мальчиков, погибших рядом с моим московским домом в августе 1991-го. Их посмертно удостоили высших государственных наград и похоронили с воинскими почестями на Ваганьковском кладбище. А сегодня... Кто помнит их имена? И за какую, от кого независимость и свободу они погибли?

Можно не сомневаться: пройдет лет 20 — и точно так же позабудут мертвых мальчишек с Майдана. Что бы там ни пели сегодня политические деятели, переехавшие с баррикад в кабинеты. Забудут и те, кто метал горючую смесь и стрелял в точно таких же пацанов в военной форме. Революция — это как свинка. Ею надо переболеть в юности, чтобы выработать стойкий иммунитет и уже не вспоминать о ней никогда. Однако в юности этого почему-то не осознаешь. Как не осознали сотни и тысячи молодых и нанюхавшихся крови щенков, что сегодня разбежались по всей Украине с битами в руках, заразой революции в сердце и программой разрушения в голове. Это они выкрикивают хором речовку с призывом вешать москалей, это они унижают заведующую детской больницы, приказывая ей уволиться по собственному желанию, они требуют бесплатного бензина и стреляют в спину милиционерам.

Несложно подсчитать, что многие из них появились на свет на стыке эпох, в ту самую пору, когда происходил тектонический разлом советской цивилизации и миллионы людей, называвшихся прежде «советским народом», вдруг начали ощущать себя москалями, чурками, кацапами и хохлами. Начали самоопределяться, самоидентифицироваться, прятаться в свои национальные раковины. А украинцы еще и ринулись на заработки за пределы своей страны — тысячами и миллионами. Множество комбатантов нынешней украинской революции — как раз дети тех самых трудовых мигрантов, гастарбайтеров, возводивших дворцы по рублевкам и няньчивших по заграницам чужих младенцев, чтобы накормить своих. Брошенные на дедов и бабок, а чаще просто предоставленные самим себе, они, похоже, выросли в этой гремучей смеси чувств: в сладких грезах о ласковой Европе и в неосознанной ненависти к врагам, на которых так легко свалить все собственные беды.

Мне очень жаль щенков и их щенячью революцию. Жаль потому, что в их стае не встретишь деток неистовой Юли Тимошенко, поблескивающего очечками Яценюка или перешедшего на политический ринг боксера Кличко — хотя они примерно того же возраста. Жаль, что все их жертвы по большому счету напрасны, потому что результатами этой революции воспользуются совершенно чужие взрослые люди. А они так и останутся на обочине жизни — если, конечно, не пополнят ряды «небесной сотни».

А еще жаль, что у них не было детства и не было СССР, который они сейчас так искренне ненавидят. Хотя даже не знают, каким он был — тот Советский Союз.

Дмитрий Лиханов

Кровавый утренник в детском саду в центре Киева

Дети сломали елку, дети убили своих родителей, и Деда Мороза тоже, дети остались танцевать в разбомбленном здании детского сада, в лужах крови, все упоеннее, все безумнее...

https://jpgazeta.ru/wp-content/uploads/2016/11/mad.jpg

Правда очень быстро светлые лица «воинов добра» спрятались под балаклавы и шарфы…

Хорошие такие глаза были, светящиеся. Девочки с термосами кофе, мальчики, изо всех сил изображающие, что они уже выросли и не играют в революцию, а прямо вот делают ее. Такие золотые дети, солнечные летние дети, свято уверенные, что весь мир – их игровая площадка, что можно играть сколько угодно, но не будет ничего страшного.

С одной стороны, они вроде как почти большие и опьянены своей способностью изменить что-то в крупных масштабах, с другой стороны – ответственности не завезли, ничего страшного и критичного не случится, а если что-то сильно поломается, то придет папа и все починит.

Один хороший бард писал тогда, что приехал на Майдан и увидел светлые, прекрасные лица с одной стороны – и морды с другой. Не будем называть имя этого барда, он уже написал свою самую прекрасную песню про СССР, и за это ему можно простить многое.

Ну, в общем, суть в том, что лица действительно прекрасные были. То есть, вот окрыленные радостные дети – это вообще красиво. Вы когда-нибудь на Новый год в детский сад приходили? Вот там похоже. Стоят дети под елочкой, и верят, что сейчас все станет лучше.

Это был самый дорогой Новый год в истории страны.

Дети сломали елку, дети убили своих родителей, и Деда Мороза тоже, дети остались танцевать в разбомбленном здании детского сада, в лужах крови, все упоеннее, все безумнее.

Кто бы сказал им тогда, светлым летним детям, когда все только начиналось, — что страна развалится, что они же, такие прекрасные и гуманные, с кофе, печеньками, хорошим настроением, — выйдут убивать своих бывших друзей?

Ну то есть, догадаться можно было. Если ты не радостный ребенок в детском саду, а воспитательница, или там родитель, или просто мимо проходил. Становится видно и кастрюли, надетые на голову, и текущие по лицу слюни, и страшное это, пугающее безумие. Становится видно, что это не новогодний утренник, это уже «Повелитель мух». Там тоже детишечки были, ага.

Вскоре они уже не светились глазами в ожидании чуда. Вскоре они заливали горючую смесь в бутылки и швыряли их в живых людей. Они хотели свой новогодний подарок, на остальное было плевать. В их мире, на их празднике, существовали только они. Все остальные были статистами.

Они попробовали разрушать, им понравилось. Они продолжили.

Мой город стоял всем смертям назло, и стоял бы еще целый век,

Но против зла, город выдумал зло и саванным стал ему снег

Возможно, что солнце взойдет еще раз и растопит над городом льды,

Но я боюсь представить себе цвет этой алой воды!

Красные листья падают вниз и их заметет снег

Красные листья падают вниз и их заметет снег

…я никогда не хотела убивать. Я всегда думала: каждый человек – это мир, это великая ценность, каждый человек имеет право на выражение своего мнения. Ну, понимаете, мы же с этими детьми росли на одних и тех же ценностях – торжество гуманизма, вот это все…

Я теперь думаю: если бы по ним тогда начали стрелять – не вот эти кукольные снайперы, непонятно кем нанятые, а вот по-настоящему; если бы «Беркуту» дали приказ, которого так ждали; если бы на детский праздник двинули танки – это бы предотвратило столько зла и крови.

Но мы никогда не можем знать этого заранее. Мы не можем выбирать меньшее зло, чтобы, возможно, предотвратить большее. На самом деле, все мы тогда сделали правильно, правильно танки не двинули, правильно не стреляли в них. Мы тогда еще не имели такого морального права. Сделали бы – сами бы превратились в это чудовище, которое они породили. Так пока держимся.

Короче: так было бы эффективнее, но так было бы неправильно. Понятно?

Хотя им тоже было бы проще умереть тогда, счастливыми и обнадеженными. Не теперь – умирать в полевых госпиталях, с ногами, оторванными миной, выпущенной бывшим одноклассником. Не теперь – на развалинах страны, среди гнили и нищеты, среди дорогих квартир и машин бывших революционеров. Не теперь, когда новые и новые голодные дети выходят требовать подарок к Новому году, теперь хоть кусок хлеба со сладким чаем.

Им было бы Революции щенко. За все. За разрушенную страну, за разбитые дома, за погибших детей и женщин, за умерших от голода и страха стариков.

Мельницы Господа Бога мелют медленно, но размалывают все до конца.

Ссылки

  • «Азов» и его общественно-политические структуры
  • Опрос
    Результатом Глобального Кризиса станет:






    Проголосовало: 5071 ч.

    Предиктивное программирование

    Во власти Символов

    СПИД: лженаучный терроризм

    (c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua