[Версия для печати]

Polycrisis: сценарии развития. Евросоюз-2017

Сложившуюся ситуацию в Европейском союзе председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер назвал «множественным кризисом» — polycrisis. Очевидно, что этот «множественный кризис» будет развиваться и в следующем году и, вполне вероятно, что он получит свои новые составляющие и, наверняка, что важно для нас — политические последствия.

Для начала рассмотрим самый негативный для Евросоюза сценарий событий на 2017 год. Главным запалом негативных процессов здесь остается миграционный кризис. В этом отношении Евросоюз является заложником самостоятельных принципиальных решений президента Турции Реджепа Эрдогана. В марте 2018 года турецкий президент может потребовать отложенной расплаты с ним по счетам соглашения по мигрантам между Турцией и ЕС. Условием выполнения соглашения турецкой стороной является, помимо платы в € 3 млрд от Евросоюза, еще и предоставление безвизового режима турецким гражданам для поездок в ЕС и продвижение на несколько глав в переговорном процессе о присоединении Турции к Евросоюзу.

Однако обсуждение безвизового режима и членства Турции в ЕС стало абсолютно невозможным из-за «ценностного подхода» после массовых репрессий в Турции после провала военного путча в июле этого года. Депутаты Европарламента призвали заморозить переговоры о вступлении Турции в Евросоюз. Позиция Евросоюза также остается непоколебимой по части предоставления безвизового режима под предлогом того, что Турция не выполняет ключевые условия. В связи с отказом европейцев от выполнения условий соглашения о сдерживании мигрантов на территории Турции президент Эрдоган может аннулировать его в марте 2017 года после саммита ЕС, что автоматически откроет границы Турции для сотен тысяч беженцев и мигрантов с Ближнего Востока в направлении движения в Европу.

В этих внешних условиях на фоне подъема новой миграционной волны во Франции пройдут президентские выборы, на которых победит Марин Ле Пен с ее радикальной программой, как в отношение миграции, так и самого Европейского союза. Еще в 2017 году президент Ле Пен может запустить процесс выхода Франции из Евросоюза и НАТО.

Вслед за этим на внеочередных выборах в Италии где-то в июне 2017 года побеждает движение «Пять звезд» (M5S) Беппе Грилло. Нынешнему техническому кабинету Паоло Джентилони так и не удастся разработать такой избирательный закон, который сможет остановить M5S. После победы на выборах Грилло удается составить правительство в блоке с «Лигой Норд» Маттео Сальвини и еще с кем-нибудь, вроде скандального экс-премьера Сильвио Берлускони. Еще в 2017 году Грилло запускает референдум в Италии об отказе от евро. Ведь выход из еврозоны оказался центральным вопросом прошедшей избирательной кампании в Италии. Итальянские политические события идут на фоне продолжающегося локального миграционного кризиса из-за потока беженцев через Средиземное море в Италию из Ливии.

Общеевропейская валюта рушится от итальянских подвижек и обострения финансового кризиса в Греции. На очередном раунде обсуждения программы помощи Греции Германия принимает кардинальное решение: Грецию больше не кредитовать и не спасать. Резервные возможности ЕЦБ к тому времени исчерпаны из-за купирования банковского кризиса в Италии, инспирированного банкротством старейшего итальянского банка Monte dei Paschi di Siena. В итоге Греция объявляет дефолт и выходит из еврозоны. Итальянцы на своем референдуме голосуют против евро.

На фоне всех этих неблагоприятных событий в ЕС проходят парламентские выборы в Германии, на которых канцлер Ангела Меркель терпит поражение.

По примеру президента США Дональда Трампа новые протекционистские правительства в государствах-членах ЕС охотно приступают к разрыву многосторонних торговых соглашений и блокированию границ. Шенген разрывается на части. В Нидерландах Герт Вилдерс инициирует, а во Франции Ле Пен выходит на референдум о членстве в Евросоюзе.

Ситуацию осенью 2017 года подогревает очередной правительственный кризис в Испании, который требует внеочередных выборов, и ежегодное осеннее обострение в Каталонии, которое увенчивает обещанный в Барселоне каталонский референдум о выходе региона из Испании.

Евросоюзу приходится брать на себя ответственность и противодействовать всем вышеперечисленным политическим кризисам. Сил на это в Брюсселе не хватает тем более, что в апреле 2017 года для него открываются тяжелые переговоры с Великобританией о выходе из Евросоюза. Лондон пользуется трудным положением Брюсселя на других направлениях, чтобы требовать для себя сохранения привилегированного доступа к Единому рынку.

Не будем забывать, что возникающие новые кризисные эпизоды в ЕС могут проходить на фоне террористической активности исламистов. Национальные полиции и спецслужбы могут и дальше раскрывать террористические заговоры и разоблачать террористические сети, но это не гарантирует, как сейчас, от отдельных частных провалов — кровавых террористических актов, осуществляемых подручными средствами одиночками, вдохновленными призывами джихадистов террористического «Исламского государства».

В итоге предложенного крайнего сценария ядро Евросоюза (Германия, Франция, Италия, Испания) подойдет к концу следующего года в крайне разбалансированном состоянии — и без общей платформы, и без общих «ценностей».

Негативный сценарий исходит из крайних допущений в каждом критическом звене. Поэтому крайний вариант перестает быть таковым, если в каждом случае на исходной позиции — в Турции, Нидерландах, Франции, Греции, Германии, Испании, Великобритании получается какой-то промежуточный вариант без решительного итога. Так, например, Эрдоган может решить, что ему выгодней удовольствоваться миллиардами евро и не обострять отношения с Евросоюзом. Свой ультиматум ЕС он оставит у себя в качестве неявного шантажа до лучшего случая. Соглашение по мигрантам ЕС-Турция останется в силе и нового натиска десятков и сотен тысяч беженцев с Балканского направления на Евросоюз не будет. Миграционный наплыв в 2017 году будет продолжаться в режиме 2016 года.

Недавняя неожиданная победа на президентских выборах независимого кандидата Александра Ван дер Беллена над кандидатом правых Норбертом Хофером в Австрии как бы обозначит предел для притязаний несистемных сил в 2017 году. Вилдерс в Голландии увеличит свое представительство в парламенте, но по-прежнему будет пребывать в оппозиции. Ле Пен победит в первом туре, но проиграет во втором кандидату от право-центристов системному консерватору Франсуа Фийону. Грилло в Италии победит на выборах, но не сможет сформировать коалиционного правительства. В Италии продолжится чехарда премьеров и коалиций системных партий под громким лозунгом: «все должно измениться, чтобы оставалось по-старому». В Германии Меркель удастся убедить избирателей в том, что она — единственный безопасный выбор для них. С некоторыми потерями ей удается победить на своих парламентских выборах с тем, чтобы потом надолго увязнуть в переговорах по коалиции. В случае неудачного их исхода Германия может попробовать уже в 2018 году недавний испанский рецепт повторных выборов.

Однако внешне благоприятный для ЕС сценарий почти автоматически будет означать, что обострение все-таки где-нибудь да обязательно прорвется — в какой-нибудь одной или двух кризисных точках — в той же Греции, или Испании, или в Италии в ее банковском секторе или финансовой политике. Брюссель и Берлин смогут на время блокировать эти кризисы-прорывы, но тогда вся ситуация «множественного кризиса» просто перейдет из 2017 года в следующий — 2018 год. Подобная пролонгация будет плохо восприниматься в ЕС подобно ощущению тяжелой болезни, ставшей хронической.

На днях министр иностранных дел Германии и вероятный будущий ее президент Франк-Вальтер Штайнмайер в интервью Saarbrücker Zeitung выразил обеспокоенность тем, что «Европа движется в неспокойном фарватере и должна быстро найти в себе силы, чтобы восстановиться». Евросоюзу, по его словам, необходимо определиться со стратегией в отношении мигрантов и беженцев, заняться вопросом внутренней и внешней безопасности, развивать рынок труда и экономику. Однако каких-либо действенных рецептов Штайнмайер здесь предложить не может. Кроме того, негибкий механизм принятия решений и отсутствие согласия блокируют способность быстрых и решительных мер. Еще ранее, 24 октября 2016 года, Штайнмайер заявлял, что воспринимать Европейский союз как данность больше нельзя. Общая ситуация, по его мнению, грозит развалом Евросоюза.

Как будет развиваться ситуация в 2017 году в этом отношении — путем ли разового взрывного обострения «множественных кризисов», или увеличения симптомов тяжелой хронической болезни, зависит от перечисленных политических и экономических кризисных точек и плюс еще от неизвестных обострений на старых и новых кризисных полях. На востоке ЕС Украина остается одним из них.

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 4991 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua