[Версия для печати]

Новый враг: Белый Дом назвал Иран «террористическим государством номер один» и ввел против страны новые санкции

Дональд Трамп ввел санкции против Ирана и выдвинул ряд обвинений против Исламской республики. Шаг не только несправедливый, но и опасный. Как для Ирана, так и для США, а также для России.

Соединенные Штаты выбрали себе нового кандидата на роль любимого врага. Если при Обаме эту должность прочно занимала Россия, то при Трампе, судя по всему, ее подменит не только Китай, но и Иран.

С одной стороны, Москва должна быть довольна увольнением с этой должности. Кому-то из числа российских ура-патриотов она может показаться почетной, однако на деле она слишком опасна и затратна. Однако Россия (в отличие от Израиля и Саудовской Аравии) обеспокоена тем, что на ее место назначили Иран. И даже не столько потому, что это назначение несправедливо. Оно может повлечь за собой серьезную дестабилизацию ситуации на Ближнем Востоке, которая Москве абсолютно не нужна, а также поставить под вопрос нормализацию отношений между Кремлем и Белым домом.

Террорист и дестабилизатор

Перечень причин для выбора Ирана, озвученный представителями американской власти, вызывает вопросы.

США утверждают, что Иран дестабилизирует регион. Дональд Трамп назвал ИРИ «террористическим государством номер один». Но так ли это?

Да иранцы далеко не святые (святых на Ближнем Востоке давно бы сожрали с потрохами). Да, Тегеран финансирует Хезболлу, которую Израиль и ряд других государств считают террористической организацией, и когда-то арендовал движение Хамас, которая является террористической группировкой исходя из ее поведения в Секторе Газы. Да, Иран содержит целый ряд шиитских ополчений в Ираке (которые очень ярко отметились в ходе гражданской войны в этой стране, в том числе и отстрелом врагов Ирана в южной части страны). Однако, он уж точно не тянет на первое место в списке стран-спонсоров терроризма или же стран, совершающих теракты. Как верно отметил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, Иран никогда не был замечен в каких-либо связях террористическими организациями типа «Исламское государство» или Фронт ан-Нусра. И не может быть замечен, ведь для суннитских террористических группировок (особенно «халифатчиков») Иран является экзистенциальным врагом, и стоит в одном списке на расстрел с тем же Израилем. Поэтому по сути в списке террористических государств Исламская республика находится далеко позади не только американских друзей наподобие Саудовской Аравии и Катара, но и самих Соединенных Штатов, спонсировавших целый ряд террористических группировок в странах третьего мира.

Соединенные Штаты утверждают, что Иран дестабилизирует Ближний Восток. Так ли это?

Да, Иран отчасти дестабилизирует регион. Но не столько своими действиями, сколько самим фактом своего существования как шиитское государство. Собственно, для стабилизации региона есть два варианта – либо Иран совершит самоубийство, либо суннитские страны Залива (прежде всего Саудовская Аравия) прекратят устраивать Тегерану войны на периферии и постараются найти с ним некий modus vivendi. На первый вариант иранцы по понятным причинам не пойдут, а за вторым США нужно обращаться не в Тегеран, а в Эр-Рияд.

За что уважать?

А пока Вашингтон думает над тем, стоит ли призывать союзника прекратить лить бензин на ближневосточный конфликт, Исламская Республика занимается стабилизацией региона через борьбу с реальными террористами - Исламским Государством. Подконтрольные Ирану иракские ополчения и иранские военные советники воюют в Сирии против джихадистов, внося очень серьезный вклад в дело борьбы против «черной заразы», а иранские дипломаты наряду с российскими и турецкими пытаются завершить сирийскую гражданскую войну через поиск компромисса между режимом Башара Асада и оппозицией. Да, иранцы реализуют эту стратегию не от благородства или стремления к миру во всем мире – Тегеран хочет вернуть себе контроль над Сирией и сохранить через эту страну-союзника выход в Средиземное море. Однако в данном случае интерес Ирана как раз в стабилизации региона (в отличие от интереса той же Саудовской Аравии, заинтересованной в продолжении сирийской гражданской войны пусть даже руками джихадистов из ИГ).

США утверждают, что Иран их не уважает. Так ли это? Да, это так. А за что Иран должен уважать Вашингтон? За то, что США вот уже 30 с лишним лет пытаются ликвидировать власть аятолл в Иране? Или за то, что обложили иранцев санкциями со всех сторон? Уважение к США у Ирана появится только после того, как сами американцы начнут с уважением относиться к выбору иранского народа и к форме иранского государства.

Зачем конфликтовать?

В Вашингтоне не могут не понимать, что их обвинения в адрес Тегерана не соответствуют действительности. Тогда зачем Белый дом идет на конфликт?

Причин может быть множество. Тут и стремление Дональда Трампа показать свою крутость, и желание поддержать израильтян, и осознание того, что на фоне политической импотенции Обамы в Сирии иранцы слишком укрепили свои позиции на Ближнем Востоке, и консолидация республиканского истеблишмента против традиционного врага, и, наконец, укрепление собственных позиций в преддверие диалога с иранской стороной о пересмотре ядерной сделки или по другим пунктам будущих взаимоотношений.

Проблема в том, что ради тактических целей (а все вышеозначенные причины носят именно тактический характер) Трамп ставит под угрозу стратегическую стабильность. Через несколько месяцев в Иране пройдут президентские выборы, и пока что фаворитом на них является нынешний глава государства Хасан Роухани. Да, президента Роухани нельзя назвать прозападным либералом, но он реформатор, да и вообще наиболее вменяемый партнер для Запада, который вообще может быть в Иране. Если же Трамп будет давить на Тегеран, оскорблять иранский народ, то не исключено, что по итогам этих выборов к власти с благословения духовного лидера Ирана Верховного Аятоллы Али Хаменеи придет новый Ахмадинежад. И тогда все увидят, как Иран может дестабилизировать регион.

Впрочем, некоторые СМИ приводят еще одну причину американской агрессивности в отношении Ирана. США хотят через эскалацию заставить Москву (надеющуюся на сделку с Трампом) разорвать стратегическое партнерство с Ираном и встать на американскую сторону.

Вряд ли, конечно, это основная причина, однако в случае дальнейшего обострения России действительно придется сделать выбор. Оба предлагаемых варианта плохи. Если Москва встанет на сторону Тегерана, то никакой сделки с Трампом (в том числе и по Украине) скорее всего не будет. Если Москва встанет на сторону Вашингтона, то она не просто обострит отношения с соседом, но и обнулит часть имиджевых достижений, полученных в ходе сирийской кампании (что Кремль союзников никому не сдает).

Поэтому лучший вариант – это третий, который заключается в том, что Москва не встает ни на чью сторону. Кремль заинтересован в ядерной сделке и в продолжении российско-иранского сотрудничества в Сирии, и до тех пор, пока американо-иранские игры в песочнице не касаются этих интересов, а также пока обе стороны соблюдают свои обязательства в отношение России, Кремль может в эти игры не лезть. И нейтралитет в данном случае не только обеспечит сохранение связей с обоими игроками, но и повысит важность России в их глазах.

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5127 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua