[Версия для печати]

Сможет ли Трамп не только удержать власть, но и остаться на второй срок?

Участие в выборах в США регулируется законодательством всех уровней, но по преимуществу на уровне штата. Для участия в федеральных выборах (конгресса США и президента) гражданство необходимо, а на уровне штатов и графств (территориальные единицы первого уровня) достаточно часто допускается и голосование лиц с видом на жительство или даже всех постоянно проживающих в местности без различия статуса.

Собственно регистрация оформляется на уровне графств, иногда очно, иногда заочно. Как правило, регистрируют по водительскому удостоверению и номеру социального страхования. Многие штаты полагаются в деле регистрации на волонтерские организации, которые, как сообщило исследование Pew Trusts в 2012 году, подают в последние дни перед выборами иногда миллионы регистрационных листов.

Этот беспорядок в регистрационном деле привел, по заявлению Pew, к тому, что в 2012 году каждая восьмая регистрация (или около 24 млн) оценивается как недействительная, число избирателей-покойников превышает 1,8 млн, а между штатами насчитывается 2,75 млн дубликатов.

Достоверных сведений о том, что кто-то злонамеренно плодил «мертвые души» или раздавал нелегалам федеральное избирательное право на последних президентских выборах, нет.

Хотя и Трамп, и республиканцы прямо намекали, что перевес Хиллари Клинтон связан с нелегалами, доказательств этому нет и, видимо, не будет.

Драматический перевес голосов за Клинтон в Калифорнии и Нью-Йорке имеет и более простые объяснения, чем существенная доля нелегалов в этих штатах. Массовое недовольство итогами выборов в Калифорнии все-таки скорее связано не с нелегалами, а с общим преобладанием там уже почти полвека радикальных демократов-прогрессистов.

Считается, что нелегалы поддерживают на выборах в основном демократов. Что они думают на самом деле про ведущие партии, никто достоверно не знает.

Но пока и демократы, и республиканцы считают, что нелегалы — резерв Демократической партии, любое предложение наладить контроль за гражданством избирателей на федеральных выборах на самом деле является предложением поменять баланс сил в пользу Республиканской партии. И поэтому от администрации Трампа можно ожидать предложений о радикальной реформе регистрации на федеральные выборы, а от его оппонентов — яростного сопротивления любым мерам, под любыми предлогами — скорее всего, начиная с «прав штатов».

Между тем у Демократической партии США собственные дела обстоят совсем не радужно. Она осталась без лидера, что означает обострение внутренней борьбы.

Со стороны казалось, что Хиллари и Барак — друзья не разлей вода, но для обоих политиков это был абсолютно тактический союз.

В ходе праймериз 2008 года они не жалели друг для друга крепких слов и компромата, хотя слухи о том, что именно Хиллари пустила сплетню, что Барак родился не в США, ложны.

Сторонники Обамы довольно активно обсуждают возможность выдвижения в будущем Мишель Обамы. Но других аргументов в ее пользу, кроме того что «это будет первая черная женщина-президент», не находится, а как показали выборы 2016 года, «политика идентичности» работает хуже ожиданий. Денег же на продолжение активной политики Обама в отсутствие президента-демократа сможет получать намного меньше — возможно, из-за этого он и не поехал после выборов в Калифорнию, как ожидалось.

Семья Клинтон, проиграв выборы, сильно подмочила свою репутацию и растеряла влияние в партии.

Но не стоит забывать, что Клинтоны, во-первых, контролируют огромный запас денег (Clinton Foundation), а во-вторых, могут начать продвигать свою дочь Челси. К Челси дурная слава родителей не прилипла совсем, она подает пример образцовой жены и мамы, и более того, как показали утечки в ходе дела «WikiLeaks — русские хакеры», она пыталась бороться с коррупцией в Фонде Клинтона.

Прочие лидеры демократов разрознены, и хотя до следующих выборов новый неизвестный лидер может появиться еще не раз, сейчас кандидат не очевиден. Отсутствие нового лидера связано в первую очередь с кризисом демократической политики. Демократическая партия поставила все на карту «политики идентичности», которая не сработала, а альтернативной левой идеи нет, как нет и ее чемпиона.

В этих условиях лучшей стратегией для Трампа будет поддержание конфликта внутри руководства Демократической партии и одновременная изоляция умеренных демократов.

Сторонники Демократической партии, как показывают события последних месяцев, движутся в сторону большей радикализации. Это обычно сокращает массовую базу движения, но последние десятилетия на расширение рядов демократов работает система среднего и высшего образования. Профсоюз школьных учителей много лет был союзником Демократической партии, а про то, как демократическая повестка продвигалась как средство борьбы за равноправие, уже было рассказано в материале о «политике идентичности».

Во время протестов на кампусе Университета Беркли, завершившихся погромом, Трамп опубликовал зловещий твит, обещавший лишить Беркли федеральных денег за уклонение от защиты свободы слова. Расследование «нарушений гражданских свобод» как оружие против инакомыслия на кампусе было придумано демократической чиновницей Катрин Ламон в последние годы Обамы. Теперь Трамп поворачивает его же против демократов, чьим оплотом Беркли был с незапамятных времен.

Все, что нужно для того, чтобы начать ликвидировать продемократический «комсомол» в учебных заведениях именем «гражданских прав», у администрации Трампа уже есть. Достаточно лишь начать применять все те же меры для интерпретации сексизма как обид по признаку любого пола (включая мужской) и любой «расы» (а не только «черной»).

Еще один вызов президентского срока Трампа связан с тем, что миллионы его сторонников видят в нем борца с самозваной вашингтонской элитой, презирающей простой народ и его нужды.

А элита, в свою очередь, уже не считает Трампа своим, хоть он и миллиардер, и сын миллиардера, справедливо подозревая, что он не даст пропасть своему народному мандату без пользы.

В ходе кампании Трамп требовал «осушить вашингтонское болото», введя в том числе лимит максимального числа сроков пребывания в сенате. Политических династий и потомственных парламентариев, сидящих в конгрессе десятилетиями, было и остается много — в их число входят Буши, Горы, да и Клинтоны тоже имеют все шансы создать династию. Но первым, кого задевает эта антиэлитарная мера, является не демократ, а республиканский сенатор от штата Аризона Джон Маккейн — один из самых сложных внутрипартийных оппонентов Трампа.

Еще больший риск для нового президента создает глухая оппозиция остальных республиканских бонз, которые не только разделяют общевашингтонский взгляд на вещи, но и небезосновательно могут полагать, что вслед за Маккейном придет и их черед.

Через WikiLeaks стала известна ситуация внутри центрального комитета Демократической партии (дело «русских хакеров»), который беспардонно перебросил голоса на праймериз от сенатора Берни Сандерса к Хиллари Клинтон. Интрига была абсолютно против интересов партии: если б против Трампа на выборы вышел Берни, Трамп, скорее всего, проиграл бы ему с абсолютно разгромным счетом. Но зато аппарат помог уважаемому лицу, Хиллари Клинтон, и ее карьере (или так это выглядело до вечера 8 ноября 2016 года). Это достаточно ярко показывает, как сплоченный круг партийного руководства относится к аутсайдерам.

Аппарат Республиканской партии настолько не горел желанием поддерживать выскочку и аутсайдера Трампа, что до последнего ходили слухи о внутрипартийном мятеже.

В ходе выборов Трамп не повторил судьбу Сандерса, возможно, потому, что GOP решила не портить шансы будущих выборов, сдав президентское кресло без боя. Каждое президентское назначение также говорит о том, как Трамп пытается и продолжить опираться на своих немногочисленных сторонников, и дать места ветеранам, которые не особенно ему симпатизируют и держатся старорежимных взглядов. Не выдвинуть Трампа кандидатом через четыре года Республиканская партия не может (таков обычай), но вот максимально испортить ему переизбрание, а затем вычистить его сторонников и вернуть контроль старой элите — может.

У Трампа не так много путей и времени на укрепление своих позиций, и вероятно, одним из таких способов могло бы быть резкое укрепление республиканского актива за счет молодежи путем формирования в GOP когорты с новыми взглядами и долгим активным возрастом. Молодые сторонники республиканцев до недавнего времени были вынуждены не афишировать свои предпочтения, особенно в анкетах при поступлении в элитные университеты и на кампусах. Сейчас ситуация изменилась.

Здесь у Трампа есть несколько ключевых людей. Одна из них — новый министр образования Бетти ДеВос. Пресса активно критиковала назначение жены миллиардера и дочери — наследницы миллиардера, чья семья жертвовала десятки миллионов долларов Республиканской партии, как малообразованную религиозницу и сторонницу частных школ без опыта в образовании. Но ДеВос располагает другим опытом — партийной работы на местах. В сочетании с правом управлять федеральными ассигнованиями учебным заведениям это дает ДеВос инструменты ослабления контроля демократов за школами.

А другая пара ключевых лиц — это зять и дочь Трампа, Джаред Кушнер и Иванка Трамп.

Они разделяют ценности Трампа, не отличаясь его резкостью и радикализмом, и обладают имиджем, привлекательным для широкого круга лиц, — дружелюбны, неконфликтны, красивы без вульгарности, умны без академичности, исправная верующая и многодетная, но современная и открытая семья.

По доходящим из Белого дома слухам, зять и дочь повлияли в сторону смягчения на несколько решений нового президента. Хотя, возможно, эти слухи — имиджевая работа пиар-команды Белого дома, изображающая их «добрыми полицейскими» при «злом» Трампе.

Официально никаких должностей Кушнер и Трамп-младшая при Трампе-старшем занимать не могут, но именно поэтому Трамп может предложить им это «внештатное» направление работы, которое они могли бы возглавить и как духовные лидеры, и как организаторы. Республиканская «молодежка» не обязана входить в структуру GOP — она может быть и просто «дружественной» президенту организацией (по сходной схеме с OFA Обамы).

Более того, если младореспубликанцы за несколько лет станут силой, которая заставит считаться с собой стариков, то они смогут повлиять и на новую президентскую номинацию, когда Трамп завершит свой конституционный второй срок (или, что маловероятно, будет вынужден не выдвигаться на второй срок по болезни и возрасту).

Вариантов развития будущих событий очень много, но, возможно, самым интересным из них был бы тот, где на выборах 2024 года встретятся Челси Клинтон и Иванка Трамп.

Учитывая, что дамы знакомы с детства, это может сделать кампанию небывало изящной (не как бои без правил 2016 года), в которой стороны будут вместо ударов обмениваться шпильками и ядом вперемешку с язвительными комплиментами.

А США при любом раскладе получат не только первую женщину-президента, но и молодого главу страны — обеим дамам будет слегка за сорок лет. Любители старой политики идентичности будут в восторге, если, конечно, «политика идентичности» к тому времени не забудется напрочь и избиратели не станут делиться по иным признакам.

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5106 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua