[Версия для печати]

Армия США готовится к суровой реальности: борьбе с российскими и китайскими вооружениями

На фоне попыток высокопоставленных армейских чинов подчеркнуть важность борьбы с повстанцами и разработки планов для самого широкого диапазона конфликтных сценариев, налицо явный сдвиг в сторону готовности вести успешную борьбу с такими крупными и технологически развитыми противниками, как Россия или Китай.

Армия США, разумеется, не считает эти страны врагами, не проводит специальных тренировок для борьбы с ними и не стремится вступать с ними войну. Однако с учетом сложившейся изменчивой угрожающей обстановки, которая включает существующую напряженность и соперничество с вышеупомянутыми великими державами, подготовка армии США все в большей степени ориентирована на обеспечение готовности к двусторонним механизированным боевым действиям.

В то же время, хотя широкомасштабная механизированная война в корне отличается от борьбы с повстанцами, в нескольких ключевых аспектах имеются потенциальные совпадения между недавними войнами и возможным будущим конфликтом великих держав. Наземные войны в Ираке и Афганистане, длящиеся больше десяти лет, стали своего рода боевым крещением для различных видов высокоточного управляемого наступательного оружия, такого как артиллерия с наведением по сигналу глобальной спутниковой навигационной системы и ракетные средства.

Глобальное распространение российского и китайского оружия существенно увеличивает вероятность того, что вооруженные силы США будут противостоять производимым практически равными конкурентами танкам, беспилотникам, средствам радиоэлектронной борьбы, высокоточным боеприпасам, бронемашинам и артиллерии.

Несмотря на то, что перспектива широкомасштабной механизированной наземной войны между США и Россией или Китаем может показаться маловероятной, перед армией США поставлена задача быть готовой к любому сценарию наземного боя. Сложившуюся ситуацию пояснили армейские главнокомандующие, заявив, что текущая и будущая военная обстановка в мире становятся все более модернизированной, а Россия и Китай продолжают поставки вооружений.

Российские танки Т-72 и Т-90, китайские беспилотники, истребители и ракеты теперь входят в состав практически каждой армии мира, каждая из которых может оказаться в состоянии конфликта с США. Пакистан, в частности, вооружен китайскими танками типа 85-IIAP, а Иран —российскими Т-72. Даже такие небольшие страны, как Бангладеш, имеют в своем арсенале танки китайского производства, а множество других, например, Куба, Индия и Ливия —российского. У Северной Кореи есть и те и другие, что неудивительно.

Высшие должностные армейские лица также пояснили, что, если американские наземные войска окажутся на территории Сирии, они обязательно столкнутся с вооружениями российского производства. Случится это или нет неизвестно, но перспектива представляется реальной угрозой с точки зрения аналитиков и руководителей учений армии США.

«Если армия начнет наземные боевые действия на Ближнем Востоке, мы будем противостоять вооружениям из России, Ирана, а в некоторых случаях и Китая», — заявил высокопоставленный представитель армии в интервью изданию Scout Warrior.

Смена направления боевой подготовки армии

Армейские учения с боевой стрельбой включают широкомасштабные военные сценарии, в которых механизированные силы сталкиваются с импровизированными, а также равным по силе врагом или вражескими вооружениями с использованием новых технологий, беспилотниками, танками, артиллерией, ракетами и бронетехникой.

Армия США расширяет охват курса военной подготовки и упор на боевое оружие с целью возобновить способность ведения борьбы с многочисленными вражескими силами и оставить позади все те 15 лет, что были потрачены на испытания боевой практики против спешенной мотопехоты и повстанческих сил.

Результатом недавних наземных войн в Ираке и Афганистане стали опытные и испытанные в боях войска, способные отслеживать, атаковать и уничтожать небольшие группы противника — скрывающиеся зачастую среди гражданского населения, — используя грузовики для передвижения и прячась на местности и в засадах.

«Сейчас армия обладает огромным опытом, но широты в этом вопросе нам явно не хватает. Мы хорошо проводим противоповстанческие операции и операции, где требуется безопасность крупных районов. На сегодняшний день нам, скорее всего, придется сосредоточить внимание на операциях „моторизованных маневров" на более дальние расстояния», — заявил в интервью Scout Warrior заместитель начальника штаба управления по разработке доктрины и подготовке личного состава Рики Смит.

На фоне попыток высокопоставленных армейских чинов подчеркнуть важность борьбы с повстанцами и разработки планов для самого широкого диапазона конфликтных сценариев, налицо явный сдвиг в сторону готовности вести успешную борьбу с такими крупными и технологически развитыми противниками, как Россия или Китай.

Армия США, разумеется, не считает эти страны врагами, не проводит специальных тренировок для борьбы с ними и не стремится вступать с ними войну. Однако с учетом сложившейся изменчивой угрожающей обстановки, которая включает существующую напряженность и соперничество с вышеупомянутыми великими державами, подготовка армии США все в большей степени ориентирована на обеспечение готовности к двусторонним механизированным боевым действиям.

В то же время, хотя широкомасштабная механизированная война в корне отличается от борьбы с повстанцами, в нескольких ключевых аспектах имеются потенциальные совпадения между недавними войнами и возможным будущим конфликтом великих держав. Наземные войны в Ираке и Афганистане, длящиеся больше десяти лет, стали своего рода боевым крещением для различных видов высокоточного управляемого наступательного оружия, такого как артиллерия с наведением по сигналу глобальной спутниковой навигационной системы и ракетные средства.

Такое оружие, как стопятидесятипятимиллиметровый управляемый активно-реактивный снаряд (АРС) Экскалибур, способно с высокой точностью поражать вражеские цели на расстоянии свыше 30 километров, предоставляя командующим наземных операций возможность выявлять места средоточия вражеских истребителей, построек и зон для изготовления бомб. В качестве еще одного примера можно назвать реактивную систему залпового огня GLMRS — высокоточную управляемую ракету дальнего радиуса действия, способную поражать цели на расстоянии до 70 километров и, помимо прочего, успешно применявшуюся для уничтожения талибов в Афганистане.

Такие виды высокоточных боевых снарядов, впервые использовавшиеся в Ираке и Афганистане, в значительной степени поспособствовали бы усилиям сухопутных войск в условиях серьезных наземных операций. Они могли бы применяться для уничтожения ключевых целей за линией фронта, таких как продовольственные склады, формирования и боевые машины противника.

Другой областью потенциальных совпадений являются беспилотники. Войны в Ираке и Афганистане показали настоящий прорыв в технологии и использовании дронов. Например, в начале военной операции «Иракская свобода» у армии США было всего несколько беспилотников. Теперь же в ее распоряжении тысячи надежных дронов, помогающих обнаруживать позиции врага, отслеживать готовящиеся засады и спасать жизни в бою. Все эти аспекты были бы не менее полезны в наземных боевых действиях крупного масштаба. Однако им, скорее всего, найдут иное применение, к примеру, в сфере новой тактики, технических средств и процедур в войнах с участием великих держав.

«Это не возврат в будущее, а движение вперед, туда, где военные силы США столкнутся с хорошо подготовленным и смертоносным противником. Это поколение командующих военными силами сможет одновременно проводить общевойсковой бои и обеспечивать безопасность обширных районов», — заявил Смит.

Тем не менее, многим армейским лидерам, знакомым с тактикой противоповстанческих действий, придется пересмотреть методы ведения масштабных военных действий с применением обычных видов оружия.

«Нынешнему поколению лидеров приходится расширять курс обучения, чтобы проводить одновременно общевойсковые бои и обеспечивать безопасность в широких районах деятельности», — сказал Смит.

«Армия должна быть подготовлена по всем аспектам военных операций. Один из них подразумевает боевые действия против равного по силе противника, чего в последние несколько нет не случалось», — сказал Смит.

Масштабная наземная война. «Решительные действия»

Как пояснили высокопоставленные армейские чины, новый подход к совместному комплексному обучению был назван «Решительные действия».

Учения с боевой стрельбой на базе Форт-Райли, штат Канзас дают возможность реализации этих новых стратегий, говорят военные чиновники.

«Я мог бы каждое утро ставить по батальону с северной и с южной стороны и просто проводить общевойсковые бои. Я мог бы также проводить бои в стиле „батальон на батальон", куда входила бы стрельба боевыми патронами», заявил один из высокопоставленных армейских чиновников. «Благодаря имеющемуся в нашем распоряжении воздушному пространству и использованию беспилотной авиационной системы я могу установить расстояние от 0 до 18 000 футов и выполнять маневр огнем с закрытых позиций».

Это включает использование беспилотников, авиационных средств ВВС и армейской ударной авиации, а также бронетехники, артиллерии, танков и оснащенных стрелковым оружием отрядов пехоты, пояснил чиновник.

Некоторые из основных тактик и технических методов, которые были разработаны в ходе учений «Решительные действия», состоят из упражнений типа «уничтожить объект», «сблизиться с противником», «синхронизировать стрельбу с закрытых позиций» и «связаться с девятой линией» (сообщить самолетам координаты цели с земли), — заявили командующие армией США.

Военные разработчики объяснили, что учения с использованием боевого оружия направлены, среди прочего, на внедрение широкого спектра новых технологий, которые помогут лучше предвидеть тактику, вооружение и системы, к которым может прибегнуть противник. Они подразумевают использование большего количества беспилотных летательных аппаратов и систем, а в будущем и массированных атак мини-дронов, а также новые вычислительные технологии, тактику ведения танковых боев, войну с применением электронных средств, вражескую авиацию и высокоточное вооружение, в том числе противотанковые ракеты, самоуправляемую артиллерию и ракетные комплексы.

Для того, чтобы воплотить в жизнь данный подход к боевым действиям, армия США готовится к новым маневрам силами общевойскового боя. Подобные боевые возможности направлены на синхронизацию широкого спектра вооружений, технологий и военных средств с целью дезориентировать и уничтожить противника.

Смит сравнил общевойсковой бой с выступлением симфонического оркестра, где каждый инструмент должен гармонично вливаться в общее звучание.

С точки зрения военных действий это означало бы совокупное использование сражений «танк на танк», стрельбы с закрытых огневых позиций или самоходных артиллерийских установок, средств противовоздушной обороны, воздушного флота, сетевых технологий, беспилотников, ракет, ракетных комплексов и минометов, что создало бы единый эффект, способный обеспечить господство в боевом пространстве, объяснил Смит.

К примеру, воздушные средства и артиллерия могли бы использоваться для нападения на вражеские танки или бронетехнику, чтобы позволить воим танковым частям и боевым машинам пехоты перегруппироваться для атаки. Идея совместного наступления заключается в использовании с воздуха боевых вертолетов Apache и дронов, а на земле — артиллерии дальнего радиуса действия совместно с танками Abrams и боевыми машинами пехоты.

Смит пояснил, что подготовка к возможным будущим угрозам подразумевает также полное материально-техническое обеспечение и способность к ведению длительных боевых действий, благодаря чему провизия, боеприпасы и другие предметы первой необходимости будут усиливать военно-экономическую деятельность.

Текущий курс боевой подготовки «Решительные действия» делает все больший акцент на «экспедиционном» потенциале, при котором армия будет готова к бою уже сегодня путем быстрой передислокации на большие расстояния с поддержкой в виде вооружений, пехоты, бронетехники и других боевых средств.

В то же время данная стратегия опирается в некоторой степени и на способность использования технологического преимущества при ведении общевойскового боя, а также системы связей и высокоточного оружия, способного уничтожать противника с дальних расстояний.

Для того, чтобы внедрить данные методы в программу подготовки с использованием боевого оружия, армейские инструкторы рассказали, что в боевых учениях «батальон на батальон» практикуется «сближение с противником» на расстояниях свыше 620 километров.

«Это и формирует экспедиционное мышление», — пояснил он.

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5106 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua