[Версия для печати]

Взрывы под Винницей: случаен ли пожар в 48-м арсенале

Кто виноват?

В результате инцидента на территории 48-го арсенала Минобороны Украины (в/ч А-1119), убытки составили порядка 800 миллионов долларов, о чем заявил секретарь комитета по нацбезопасности и обороне Верховной Рады Иван Винник.

«Государство потеряло сегодня в результате взрывов боеприпасов на сумму около 800 миллионов долларов по рыночным ценам, даже если считать, что они не новые. При этом не имеет значения, взрывались танковые снаряды или боеприпасы к РСЗО», — заявил он.

Взрыв складов в Калиновке вызвал бурную, но несогласованную реакцию украинских правоохранительных органов. Так, 27 сентября военной прокуратурой Центрального региона Украины было заведено уголовное дело по признакам совершения диверсии на территории дислоцированного в Калиновке арсенала. Вскоре после этого, начатое военной прокуратурой Украины уголовное производство было передано в Управление Службы безопасности Украины в Винницкой области.

Однако уже на следующий день, Главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос версию о диверсионной группе как причине пожара на складе решительно опроверг.

«Есть момент, который бы я хотел отметить. Диверсионных групп, о которых говорит Facebook и другие, следствием по изучению материалов СБУ, других правоохранительных органов на территории области установлено не было, и данных о них нет», — заявил Матиос.

Кроме того, он добавил, что в качестве причин рассматриваются ненадлежащее хранение боеприпасов, ненадлежащее выполнения своих обязанностей охраной и ответственными за склад лицами.

Таким образом, версия российских (а чьих же еще?) диверсантов, столь бурно обсуждаемая, в том числе — достаточно известными медийными лицами, вроде помощника министра обороны Бирюкова, теперь стала неактуальной.

Затем в украинских СМИ широко разошлось мнение украинского же военного эксперта Олега Жданова, который заявил, что рассматривает еще две версии происходящего:

— Первая – халатность.

— Вторая версия — заметание следов, так как с этих арсеналов поставлялись боеприпасы в зону т.н. «АТО». Более того, как считает Жданов, взрывы могут быть связаны с тем, что Украина учувствует в схемах продажи оружия третьим странам.

«И вполне возможно – помните, буквально вчера вспыхнул скандал, что Украину якобы поймали на торговле оружием на черном рынке. Скандал только начинается и разворачивается очень серьезный, он может лишить нас участия в легальном рынке вооружений за счет наложения на нас эмбарго на продажу. Это очень серьезно», — подчеркнул он.

Вот на последней версии хотелось бы остановиться подробнее.

Украина — крупный экспортер оружия

Украину не раз обвиняли в поставках вооружения на Ближний Восток и в Африку, последний раз — 25 сентября, когда «Amnesty International» опубликовала отчет, из которого следует, что руководство страны причастно к незаконным поставкам оружия в Южный Судан. Следует отметить, что участие украинской государственной компании — «Укринмаш», дочернего предприятия компании ГК «Укрспецэкспорт» — в поставках оружия в Южный Судан, противоречащих Договору о торговле оружием, который Украина, между прочим, подписала.

Практически одновременно проект по разоблачению организованной преступности и коррупции (OCCRP) опубликовал расследование, в котором говорится, что европейские производители поставляют оружие в Африку и на Ближний Восток, используя оборонные предприятия Украины в качестве главных посредников и «отмывочных» баз, чтобы скрыть происхождение товара.

И здесь, в общем, нет ничего удивительного, Украина — один из значимых игроков на рынке торговли оружием, входя в десятку крупнейших экспортеров — в 2016 году Украина занимала девятое место среди мировых лидеров по экспорту вооружения. При этом, как следует из данных Стокгольмского института исследования проблем мира, Украина, наряду с Испанией и Италией, в период с 2011 по 2015 годы нарастила экспорт вооружения более, чем на 50%.

Между тем, как выяснилось в начале июля, уже в мае 2017 года, ситуация с обеспечением ВСУ боеприпасами для некоторых видов вооружения уже расценивалась как критическая.

«Минобороны оценивает как критическое обеспечение армии боеприпасами калибра 7,62 миллиметра к снайперским винтовкам, калибра 12,7 к пулеметам ДШК и НСВТ, крупных калибров от 23 до 152 миллиметров для артиллерийских систем, гранатометными выстрелами всех типов и калибров», — сообщалось в украинских СМИ.

Как отмечалось, после начала боевых действий, Украина утратила возможность производства взрывчатых веществ, гильз, пороха, снарядов и взрывателей. В результате у Украины больше нет возможности производить боеприпасы средних и крупных артиллерийских калибров, боевые части авиабомб, порох для высокоточных ракет и снаряды для РСЗО.

Между тем, именно на складах 48-го арсенала Минобороны Украины в Калиновке, хранились значительные запасы внезапно ставших дефицитными боеприпасов. В частности, здесь были сосредоточены запасы ракет РСЗО «Смерч» и «Ураган».

И вот здесь мы подходим к следующему вопросу — кому мог быть выгоден взрыв арсенала?

Кому выгодно?

Как ни странно, но позиция одиозного советника министра внутренних дел Украины, Антона Геращенко, который яростно требует снять с должности главу Генштаба Виктора Муженко, может быть обоснована не только желанием ослабить позиции Порошенко.

«Выступаю с предложением к комитету Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны на ближайшем заседании рассмотреть вопрос об обращении к верховному главнокомандующему президенту Украины Петру Порошенко с предложением отправить в отставку главу Генерального штаба Виктора Муженко и его заместителя, отвечающего за сохранность и безопасность военных складов», — заявил Геращенко.

Во-первых, потому что Муженко, как начальник Генерального штаба, действительно несет ответственность за произошедшее.

Во-вторых — потому что по-прежнему неясна судьба более чем трехсот миллионов гривен, выделенных из бюджета на усиление мер безопасности при хранении боеприпасов на складах.

Но есть еще один интересный момент. Прямых доказательств нет, но именно Муженко, чья должность позволяет осуществлять перемещение боеприпасов со склада на склад, а также «прикрывать» по бумагам продажу вооружения, может быть причастен к экспорту смертоносного груза за границу. В таком случае, пожар в 48-м арсенале был призван уничтожить улики.

Что самое интересное, сам Виктор Муженко упорно настаивает на версии некоего «враждебного вмешательства», имея в виду, вероятно, тех же диверсантов, о которых шла речь в начале статьи.

«Враг напомнил, что идет война. Главным объектом его атаки являются Вооруженные Силы как основная опора национальной безопасности Украины. Сразу появились те, которые стремятся расшатать боеготовность и целостность Вооруженных Сил», — заявил он.

Версия с продажей дефицитных боеприпасов и вооружения за границу с последующим заметанием следов, при всей своей кажущейся абсурдности, таковой не является. В нее прекрасно укладывается и отмеченные международными организациями поставки, и подозрительно участившиеся в последнее время пожары на военных складах, и то, что Муженко, как должностное лицо, не сделал ничего для усиления безопасности арсеналов. Даже после Балаклеи.

Пользуясь латинским выражением, хочется спросить: Cui prodest? Кому выгодно?

Кто, пользуясь служебным положением, мог организовывать перетасовки на складах и затирать следы экспорта боеприпасов?

Кто показательно проигнорировал выводы комиссии по результатам расследования инцидента в Балаклее?

Кто мог получать огромные «откаты» от продажи вооружения?

Как мне кажется — слишком много совпадений для того, чтобы проигнорировать роль Муженко в этих инцидентах.

Источник

Видео

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5106 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua