[Версия для печати]

Русский физиолог И.П. Павлов о воздействии алкоголя

Русский физиолог И.П. Павлов о воздействии алкоголя

Иван Петрович ПАВЛОВ
(1849—1936)

И.П. Павлов — великий русский физиолог, создатель теории условных рефлексов и материалистического учения о высшей нервной деятельности. Академик (1907), лауреат Нобелевской премии (1904) за работы по физиологии пищеваре-ния. Почетный член, многих отечественных и иностранных научных обществ и академий. Автор классических произведений: «Лекции о работе главных пищева-рительных желез» (1897), «Естествознание и мозг» (1910), «Лекции о работе больших полушарий головного мозга» (1922), «Двадцатилетний опыт объектив-ного изучения высшей нервной деятельности животных» (1926).



Выступление в прениях по докладу И. В. Завадского
«Опыт приложения метода условных рефлексов в фармакологии»
(6 марта 1908 г.)

И. П. Павлов: Перед тем как приступить к прениям по поводу выслушан-ного доклада, я должен сказать, что на эти опыты надо смотреть только как на предварительные. В наших руках оказались великолепные, с точки зрения эксперимента, собаки, дававшие отчетливые, можно сказать, стереотипные рефлексы. Возникла мысль использовать их для испытания некоторых фармакологических веществ. Так как переход этих животных в другие руки создал бы новые условия, я и обратился с просьбой к уважаемому докладчику заняться этими наблюдения-ми. Опыты его составляют первый почин, и ясно, что о каких-либо законченных выводах в этом отношении не может быть и речи. После этих разъяснений я про-шу высказаться по поводу выслушанного доклада.
Я должен прежде всего обратить внимание на чрезвычайную тонкость этого метода и потому важность для фармакологических исследований. Применяя малые дозы различных ядов, мы не получили никаких видимых уклонений со сторо-ны двигательной системы животного. Животные были на вид совершенно нормальны, а между тем метод условных рефлексов показывает резкую разницу; условные рефлексы, например, исчезают. Изучение с помощью этого метода раскрывает нам более глубокие черты действия яда на центральную нервную систему, ибо оно разрешает вопрос: как в каждом данном случае понимать возбуждение — есть ли это возбуждение в истинном смысле слова или это есть дефект в функции, уменьшение влияния задерживающих центров? Вопрос решался просто. Мы пробовали давать самые малые дозы алкоголя и ни разу не получили возбуж-дающего действия. Это надо понимать так, что с самого начала действие алкоголя есть действие парализующее, а не возбуждающее.

Экспериментальный институт
для укрепления вящего господства алкоголя над русской землей

Считаю своим научным и общественным долгом широко оповестить товарищей об этом чрезвычайном Институте. Благодаря догадливости и энергии члена Гос. Думы М. Д. Челышева, известного борца против алкоголя, сделалась общедоступной некая записка под заглавием: «Об устройстве лаборатории для изуче-ния влияния алкоголя на организм и для исследования алкоголизма в населении». Эта записка была приложена к смете текущего года Департамента неокладных сборов и казенной продажи питей ж препровождена в бюджетную Комиссию Гос. Думы на предмет испрашивания кредита в 300 000 р. для устройства этой лабора-тории. М. Д. Челышевым она была передана председателю алкогольной комиссии при Обществе охранения народного здравия д-ру М. Н. Нижегородцеву для открытого обсуждения ее с участием: компетентных лиц. Д-р Нижегородцев запро-сил отзывы о ней от акад. А. Я. Данилевского, проф. Н. Е. Введенского и меня и затем устроили заседание алкогольной комиссии (26-го минувшего апреля) с уча-стием разных причастных лиц, между ними и лиц, участвовавших в составлении этой записки и направлявших ее.
«Что же?» — скажет приятно возбужденный читатель. Слава богу, что на предмет такой огромной важности в русской жизни? обращено, наконец, серьез-ное внимание, и наука во всеоружии ее средств призывается к борьбе с этим ро-ковым явлением русской жизни!
Но, читатель, хотя Вы рассудили и симпатично, по, извините, невпопад, — не рассчитали русской действительности.
Пойдемте лучше путем основательного, документального ознакомления с предметом. Заглянем, во-первых, в вышеупомянутую записку: там выражены це-ли и задачи института и мечты его будущих устроителей и деятелей.
В 1-й части записки, литературной, бросается в глаза очень бережное отно-шение составителей записки к положительным сторонам действия алкоголя: его «питательному действию», «развлекающему северянина действию» и т. д. Из этой же литературной части мы узнаем о безвредной дозе алкоголя для человека при обыкновенном употреблении. Вот это интересное место: «Важным моментом, вы-зывающим то или другое изменение в организме при употреблении алкоголя, яв-ляется крепость его растворов, ибо опыт показывает, что алкогольные напитки ес-тественного брожения, не подвергнутые интенсивной обработке (дистилляции), не содержат более 9% алкоголя, и при обыкновенном употреблении количество вводимого в организм алкоголя не превышает отношения 1 г на 1 кг тела, т. е. ко-личества остающегося безвредным его действия на организм». Определим на-гляднее эту дозу, как это сделал д-р А. Л. Мендельсон в заседании алкогольной комиссии 26-го апреля.
Вес мужчины среднего роста и полноты — 80 кг. Следовательно , его еже-дневная безвредная доля алкоголя, по записке, — 80 г, или, принимая во внима-ние уд. вес, 100 см3 чистого алкоголя, что в виде 40% водки составит чайный ста-кан (250 см3), а в виде 9% вина — 1100 см3, т.е. 1 ? бутылки, по 750 см3 бутылка. Теперь разочтите это количество на население русского государства и на дни го-да, — как мы окажемся ужасно далеки от нормы, когда алкоголь только развивает свои полезные действия, дает удовольствие и вместе безвреден. А переведите этот безвредный алкоголь на деньги — ведь это несколько Калифорний!
Но этим не исчерпываются расчеты составителей записки относительно ал-коголя. Их научные мечты несутся дальше. Читайте следующее место: «Если выяснится факт, что алкоголь является: веществом, не чуждым реакциям организма, то не исключается возможность того, что с течением времени, после тщательного изучения вопроса, можно будет найти способы употребления алкоголя без всяко-го побочного вредного его действия, соблюдая лишь определенные условия при пользовании им.» — Об 1 г алкоголя на 1 кг веса человеческого тела заботиться нечего, он в известном разведении, как категорически заявлено выше, безвреден, следовательно, «при тщательном изучении вопроса» надо надеяться на обезвреживание гораздо больших доз алкоголя. Как огромно приумножатся доходы ка-зенной продажи питей!
Относительно глубокого научного основания таких блистательных расчетов надо напомнить, однако, составителям записки, что ш многие другие ядовитые вещества, помимо алкоголя, встречаются на пути превращения пищи в животном организме.
Теперь окончательная формулировка цели и задачи проектируемого института: «Экспериментальное изучение вопроса об отношении алкоголя к организму», — говорится в записке, — «должно быть поставлено широко и тщательно, так как сделанные на это затраты окупятся тем рядом беспристрастных наблюдений, которые, несомненно, дадут новые данные для выработки продукта, соответственного его разведения и употребления, вследствие чего принятые на основа-нии этих данных моры, если не вовсе уничтожат, то уменьшат до minimiim’a те общественные явления, связанные с употреблением алкоголя, которые в значи-тельной мере обусловливаются недостатком наших сведений об алкоголе и его отношении к животному организму».
Нельзя не обратить прежде всего внимания на странное прилагательное бу-дущих наблюдений, имеющих выйти из этого института: «беспристрастных». Не особенно точных, не особенно многочисленных, не особенно систематических, а именно беспристрастных. Понять это всего проще можно так, что сделанные до сих пор наблюдения слишком пристрастно были проникнуты мыслью о возможном вреде алкогольного потребления, а будущие наблюдения этого института меньше будут или вовсе не будут заниматься вопросом о вреде алкоголя и таким образом о возможном упразднении или сокращении алкогольного потребления, а сосредоточатся на «выработке продукта» и т. д. и только этим, «если не уничтожат, то сведут до minirnum’a общественные явления, связанные с потреблением алкоголя», и т. д.
Что же это такое будет? Если дело идет о жидких алкогольных растворах, то это ведь так давно известно и науке, и всем обывателям, и ради этого строить специальный научный институт — нелепо. Алкогольная комиссия из членов Гос. Думы и Гос. Совета уже выдвигает законопроект о слабых алкогольных напитках. Если же имеется в виду какой-то особый алкоголь, особый «продукт», то это — явная химера, не способная занять внимание сколько-нибудь серьезных людей. А если бы допустить невозможное, что что-нибудь в этом роде и удалось, то разве можно ручаться наперед, что именно господа этого института это найдут и откроют? Все это вместе дало мне право в моем отзыве о записке мягко назвать это место ее очевидной наивностью.
Мне думается, что читателю не будет безынтересно узнать о лабораториях будущего института. В состав института, по записке, между прочим, должны войти: физическая лаборатория, ботанический кабинет, зоологический кабинет и т. д. Этот чрезвычайный и с первого взгляда мало понятный состав лабораторий можно постичь только так, что достижение величавой задачи безвредного алкоголя или безвредного, хотя и значительного, его потребления потребует идей и средств всего естествознания, хотя при современном изучении влияния алкоголя на организм в обыкновенных лабораториях обходятся без зоологического и ботанического кабинетов и т. д.
А хотите, читатель, познакомиться с будущими «научными» деятелями института, по крайней мере со стороны основного свойства всякого научного деятеля, с его привязанностью к истине, с покорностью ей, с воодушевлением ею? Для этого в данном случае имеются точные материалы.
Сперва разбираемая записка фигурировала под названием записки «известного профессора», и в повестке на заседание алкогольной комиссии при Обществе охранения народного здравия стояло: обсуждение доклада анонимного «известного профессора». Затем в печати было официально заявлено, что записка составлена комиссией из профессоров Психо-нейрологического института и, наконец, проф. Гервер, если не ошибаюсь, директор или ученый секретарь Психонейрологического института, дополнил это оповещение в печати точным переч-нем специалистов, из которых состояла эта комиссия.
По поводу отчета в «Речи» о заседании алкогольной комиссии 26-го апреля проф. Гервер прислал в эту газету письмо, из которого приведу следующее место: «При чтении отчета получается впечатление, как будто авторы записки, представ-ленной комиссией, состоявшей из представителей психиатрии, нейропатологии, экспериментальной психологии и химии, проповедуют умеренное употребление спиртных напитков и на этом положении базируют необходимость устройства специальных лабораторий для изучения влияния алкоголя на организм. Ничего подобного в действительности нет» (курсив мой): «составители записки имели своей целью исключительно борьбу с алкоголизмом и т. д.»
Читатель, 1 г алкоголя на 1 кг веса человека как безвредная доза и пред-стоящее «научное» увеличение этой дозы — не проповедь алкоголя, а борьба с алкоголизмом?! Какое аккуратное обхождение с истиной!
По поводу того, что репортер газеты «Вечернее Время» (№ 135), переда-вавший мою беседу с ним о записке, называл эту записку запиской акад. Бехтере-ва, акад. Бехтерев обрушился на меня в благородном негодовании за то, что я будто бы «умышленно или неумышленно исказил его всегдашнее отрицательное отношение к алкоголю, так многократно заявленное им и устно, и письменно», и т. д. Читатель, Вы, вероятно, знаете, что акад. Бехтерев есть основатель, устрои-тель, председатель Совета и президент Психо-нейрологического института. Как таковой, если он не сочинял и не редактировал записки, то во всяком случае в со-ответствующих сферах проводил алкогольный экспериментальный институт с его своеобразной задачей, как она выражена в записке, а, кроме того, алкогольный экспериментальный институт должен составлять нераздельное целое с Психонейрологическим институтом. Какой лишний яркий случай отрицательного от-ношения акад. Бехтерева к алкоголю!
Идем дальше. Вернемся к 1-й цитате из записки. В заседании алкогольной комиссии 26-го апреля д-р А. Л. Мендельсон первый сделал, как это указано вы-ше, расчет безвредной дозы по записке на водку и на среднего человека. Этот расчет произвел очень сильное впечатление на присутствовавших; но ни проф. Гервер, надо думать, участвовавший в составлении этой записки, ни акад. Бехте-рев, проводивший ее, не нашлись ничего ответить на этот подсчет. И только в поздний час заседания, после многих горячих речей и прений, дали свое объясне-ние месту записки о безвредной дозе алкоголя врачи А. Горелов и С. Михайлов. Об этом объяснении я узнал (по болезненному состоянию я вынужден был оста-вить зал заседания около 12 ч ночи, не дождавшись конца) из их: письма, поме-щенного в «Вечернем Времени» (№ 141) в ответ на мое письмо (№ 139).
Вот это письмо целиком; оно стоит этого исключительного внимания. «В письме проф. И. П. Павлова в Вашей уважаемой газете от 5-го мая высказывается интерес ко всему сказанному и читанному на заседании алкогольной комиссии от 26-го апреля. В этом заседании было именно разъяснено, что расчет д-ра Мен-дельсона, на котором в указанном письме базируется проф. И. П. Павлов, не соот-ветствует смыслу и букве цитируемой им записки, так как в ней нигде не говорит-ся об абсолютном алкоголе; говорится же, что без вреда для организма остаются такие количества алкоголя, которые не превышают 1 г на 1 кг веса тела. Прямой же ответ на вопрос, какой крепости в этой фразе алкоголь предполагается, содер-жится здесь же, в записке, одной строчкой выше, в том же предложении. Это суть алкогольные напитки естественного брожения, не подвергнутые усиленной обра-ботке (дистилляции), содержащие не более 9% алкоголя. Все дело, следовательно, в том, что при расчетах д-р Мендельсон, а за ним и проф. И. П. Павлов прибавляют одно слово «абсолютный» алкоголь, которого в записке нет, и тогда их расчет принимает совсем другой оборот. Считая даже средний вес мужчины в 80 кг (но он в действительности меньше), оказывается, что по записке для него безвредная доза, распределенная на весь день, будет в 80 г, но какого алкоголя: 9%-ного; следовательно, абсолютного алкоголя придется на день всего 7,2 г, т. е. почти чайная ложка. Это разъяснение факта, сделанное нами еще в указанном заседании, мы считаем долгом довести до сведения интересующихся».
Объяснение врачей А. Горелова и С. Михайлова совершенно приняли и ус-воили и акад. Бехтерев, и проф. Гервер. Вот их подлинные слова, сюда относящиеся:
«В заседании алкогольной комиссии (26-го апреля) было вполне определен-но разъяснено, что инкриминируемое место упомянутой записки представляет яв-ное» (курсив мой) «недоразумение и что в действительности дело идет не о стака-не водки, а всего лишь о нескольких чайных ложках алкоголя в течение дня и притом в виде напитка естественного брожения» (Письмо В. М. Бехтерева в «Ве-чернем Времени», № 137).
«В некоторых газетах указывалось на то, что авторы записки признают воз-можным ежедневное потребление водки в размере чайного стакана, между тем как на заседании (26-го апреля) выяснилось, что речь шла о нескольких чайных ложках, а не о чайных стаканах» (Письмо проф. А. Гервера в «Речи», № 123).
На письмо врачей А. Горелова и С. Михайлова я ответил в «Вечернем Вре-мени» (№ 142) следующим письмом. «Так как объяснение, даваемое г.г. врачами А. Гореловым и С. Михайловым месту о безвредной дозе алкоголя для человека в знаменитой теперь записке об алкогольном экспериментальном институте и принимаемое всерьез г. г. акад. Бехтеревым и проф. Гервером, есть недобросовестность, очевидная для всякого, кто умеет читать по-русски и не отказывается от собственного смысла, то, естественно, с этим прекращается моя дальнейшая пе-реписка со всеми указанными господами. Прибавлю только одно: упаси, господи, отечество от науки и экспериментальных институтов таких академиков, профессоров и врачей».
Читатель, невероятно? Но однако так. Бедная Россия! Какие скверные не-ожиданности возможны на твоей почве! А дело с экспериментальным алкоголь-ным институтом как дело большой государственной важности движется ускорен-ным темпом. Междуведомственная комиссия подробный законопроект этого института на 400 000 р. построек с 75-тысячным ежегодным бюджетом уже представила в Совет министров, и на этой неделе он будет рассмотрен в нем, оттуда сейчас же передадут его в бюджетную комиссию Гос. Думы — и друзья института, в эту еще сессию наших законодательных учреждений, надеются увидать ого уже осуществившимся!

О проекте устройства лаборатории
для изучения влияния алкоголя на организм (16 мая 1912 г.)

Имею честь обратить внимание гг. членов Физико-математического отделения на дело научно-государственного значения, в котором мне пришлось принять участие и относительно которого мнение отделения могло бы, по моему мнению, иметь большое и важное влияние. В начале года в бюджетную комиссию Государственной Думы, при смете Главного управления неокладных сборов и казенной продажи питей была приложена записка под заглавием «Об устройстве лаборатории для изучения влияния алкоголя на организм и для исследования алкоголизма в населении», мотивирующая ассигнование многих сотен тысяч рублей на сооружение такой лаборатории. Эту записку депутат Государственной Думы М. Д. Челышев передал председателю алкогольной комиссии при Обществе охранения народного здравия д-ру М. Н. Нижегородцеву для открытого ее обсуждения. Д-р М. Н. Нижегородцев обратился к нескольким лицам, между прочим и ко мне с просьбой дать об этой записке отзыв, а 26 сего апреля устроил заседание алко-гольной комиссии, на котором происходило чтение этих отзывов и обсуждение предмета во всем его объеме. Все принимавшие участие в обсуждении записки, за исключением лиц, принадлежащих к составу Психоневрологического института, отнеслись к ней резко отрицательно. Надо прибавить, что указанная записка, по официальному заявлению, составлена комиссией из профессоров Психоневрологического института, и проектируемый экспериментальный институт должен составлять нераздельное с Психоневрологическим институтом.
Записка категорически объявляет безвредным, при обыкновенном употреб-лении в виде 9% алкогольного напитка 1 г алкоголя на килограмм веса тела, т. е. для мужчины среднего веса и полноты 1100 см3 этого алкогольного напитка в день, что составит в виде 40% водки 250 см3, или чайный стакан. Для такого утверждения нет ни достаточных научных, ни бесспорных эмпирических данных. И во всяком случае, в виде общего положения, это утверждение должно быть при-знано абсурдным. Далее в записке обращает на себя внимание следующее место: «Если выяснится факт, что алкоголь является веществом не чуждым реакциям ор-ганизма, то не исключается возможность того, что с течением времени после тща-тельного изучения вопроса можно будет найти способ употребления алкоголя без всякого побочного вредного его действия, соблюдая лишь определенные условия при пользовании им». При сопоставлении этого места записки с положением о безвредной дозе алкоголя, надо заключить, что составители записки надеются сделать безвредными еще более значительные дозы алкоголя, чем 1 г на кило-грамм веса тела.
При этом однако нельзя не указать на то, что в ряде химических превраще-ний, которым подвергается пищевое вещество на всем его пути через животный организм, помимо алкоголя, встречается немало и других очень ядовитых веществ.
Окончательная формулировка задачи и ожидаемых результатов от проекти-руемого института дана в следующих заключительных строках записки (далее следует перечень лабораторий института): «Экспериментальное изучение вопроса об отношении алкоголя к организму должно быть поставлено широко и тщательно, так как сделанные на это затраты окупаются тем рядом беспристрастных наблюдений, которые несомненно дадут новые данные для выработки продукта, соответственного его разведению и условий потребления, вследствие чего принятые на основании этих данных меры, если не вовсе уничтожат, то уменьшат до мини-мума те общественные явления, связанные с употреблением алкоголя, которые в значительной мере обусловливаются недостатком наших сведений об алкоголе и его отношении к животному организму».
Научное исследование какого угодно предмета есть, конечно, безусловно свободное, отнюдь не предрешающее своего результата. И в данном случае, при широком и глубоком научном изучении влияния алкоголя на животный организм не может с самого начала быть исключена возможность, что алкоголь и в малых дозах, не говоря о больших, окажется вредным для человека и, на основании этого, придется, может быть, впоследствии принимать меры для постепенного вытеснения его из человеческого обихода. А потому институт, ставящий себе непременною целью открыть безвредное употребление значительного количества алкоголя, по всей справедливости, не имеет права именоваться или считаться научным институтом. Институт с такой задачей, очевидно, представлял бы собою своеобразную, постоянную рекламу казенной продажи питей, или, в лучшем случае, коммерческую лабораторию при казенной продаже питей. А потому мне кажется, что все те, кому дороги государственные средства, здоровье населения и достоинство русской науки, имеют обязанность поднять свой голос против учреждения института такого назначения. Можно надеяться, что голос «первенствующего ученого сословия Российской империи» в этом вопросе научно-государственного значения должен иметь особенно большой вес.

Вторая записка о проекте устройства лаборатории д
ля изучения влияния алкоголя на организм
(декабрь 1912 г.)

В Физико-математическое отделение Академии Наук.

Имею честь довести до сведения отделения о нижеследующем. В заседании 16 мая текущего года я обратился к отделению с предложением вынести свое решение о записке под заглавием «Об устройстве лабораторий для изучения влияния алкоголя на организм и для изучения алкоголизма в населении». Эта записка была приложена к докладу по смете Главного управления неокладных сборов и казенной продаже питей на 1912 г. на предмет ассигнования 300 000 руб. на устройство только что упомянутых лабораторий и сопровождала указанную смету в законодательных учреждениях. Прибавлю, что эта записка была составлена по официальному заявлению, гг. профессорами Психоневрологического института, а проектируемый алкогольный институт должен был принадлежать к составу этого института. В моем обращении к отделению 16 мая я находил, что цель проектируемых лабораторий противонаучна, так как по записке предполагалось прийти к заранее определенным результатам. Отделение согласилось с этим моим мнением и свое решение вместе с моим докладом препроводило к г. министру финансов. От г. министра был получен на это довольно неблагосклонный ответ, в котором между прочим стояло, «что мой доклад носил полемический характер и что на мнении, в нем выраженном, отделению не стоило останавливать своего внимания». 22 истекшего ноября в клубе общественных деятелей состоялось публичное сообщение д-ра Владычко от имени Психоневрологического института о вреде алкоголя, борьбе с алкоголизмом и целях проектируемого алкогольного института. Ввиду полной противоположности этих целей института с целями его, изло-женными в вышеупомянутой записке, к представителям Психоневрологического института был обращен вопрос: с какими целями алкогольного института следует считаться при обсуждении вопроса. На это обращение последовало, в присутствии гг. профессоров — врачей Психоневрологического института и его президента акад. В. М. Бехтерева, от имени института заявление ученого секретаря института проф. Гервера, что ранняя записка совершенно не рисует тех задач, кото-рые лежат в основе учреждения, что при рассмотрении вопроса об учреждении алкогольного института можно брать все что угодно, но только не эту записку, и что, наконец, эта записка есть случайный патологический продукт. Привожу эти выражения по фонограмме этой речи.
Смею думать, что таким образом, получено вполне бесспорное доказательство того, что я был прав, приглашая отделение поднять «свой авторитетный голос против этой записки как программы деятельности проектируемого алкогольного института.

Классики русской медицины о действии алкоголя и алкоголизме. М., «Медицина», 1988, с.58–67.

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5120 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua