[Версия для печати]

Русские добровольцы в Югославской войне

Феномен добровольческого движения органично вписан в русскую традицию. История России изобилует примерами, когда русские люди приходили на помощь братским народам, оказавшимся в беде. Существует огромная разница между понятиями "доброволец" и "наемник". К последним следует относить военспецов или "солдат удачи", воюющих с кем угодно ради денег. Граница между добровольцем и наемником проходит там, где кончается борьба за чистоту идеи и начинается борьба за чистоган.

Что же касается непосредственно добровольцев, то мнения о них самые разные. Вот точка зрения одного российского дипломата: "Добровольцы могут рассматриваться лишь как частные лица. Государство не имеет обязательств перед ними и не несет ответственности за их действия". Что же касается наемничества, то статья 359 УК России предусматривает лишение свободы на срок до 7 лет для лиц, воюющих на территории чужой страны с целью получения материального вознаграждения.
Довольно непросто составить целостное описание одной мало известной страницы истории - действий русских добровольцев в гражданской войне в бывшей Югославии.
Следует сразу оговориться, что меркантильный мотив никогда не фигурировал среди добровольцев. Зарплаты русских добровольцев, равно как и сербских бойцов, не хватало даже на минимальное пропитание. Лишь в начале 1993 года сербские общины двух городов (Вишеграда и Горажде) доплачивали добровольцам сверх обычных 10-20 немецких марок в месяц, убедившись в их реальной боевой эффективности.
Для тех, кто решился ехать в Боснию, процесс выезда представлял определения трудности. В России существовало несколько активистов, которые в конце 1992 года взялись сколачивать отряды добровольцев и казаков для их отправки в Боснию на срок в два месяца по приглашению Вишеградской и Горажданской общин. Ядро выехавших в конце 1992 - начале 1993 гг. составили ветераны Приднестровья. Именно этот конфликт сплотил добровольцев в отряды. Многие только в Приднестровье впервые взяли автомат в руки.
В Белграде есть церковь Святой Троицы, построенная русскими эмигрантами в 1924 г. В небольшом помещении храма висит каменная доска с фамилиями погибших добровольцев. Отец Василий, для которого русские добровольцы были не в новинку, объяснял вновь прибывшим, как добраться до представительства Республики Сербской - на улице Моше Пийяда. Там добровольцу выдавались сопроводительные документы и отправляли в Республику Сербскую.
Типичный русский отряд в Боснии - это группа в 7-15 человек во главе с опытным бойцом, вокруг которого группируются остальные. "Среднестатистический" русский доброволец - это человек с незаконченным высшим образованием, как правило неплохо разбирающийся в сути происходящих событий, часто - с какой-то бытовой или личной неустроенностью в жизни. Доля криминалитета, вопреки частым обвинениям прессы, была крайне мала. Там было много ярких личностей, вследствие чего отряды большей численности были неустойчивы и поэтому распадались. Никаких "рэмбо" среди добровольцев не было - так, обычные парни, среднего роста и телосложения. Все добровольцы были одеты в разномастный камуфляж. Кто в видавшем виды югославском пятицветном камуфляже. Однако в основном старались привезти с собой из России российский.
Суровый фронтовой быт накладывал отпечаток на добровольцев, хотя они сами этого порой не осознавали. Так, весьма условными были понятия "мое", "твое", "чужое"... Они уважались лишь в отношении оружия и амуниции. Остальными вещами пользовались коллективно.
Не хотелось бы идеализировать и сербскую сторону. Пока маячила надежда на скорую победу, добровольцев привечали. Тогда, кроме русских, приехало много болгар, греков. Президент Радован Караджич заявил, что Республика Сербская готова принять русских, подвергающихся дискриминации, гонениям в Прибалтике и других регионах бывшего СССР, предоставить им жилье. Когда же поражение стало фактом, когда своих-то стало негде расселять, власти корректно дали понять: заслуги - заслугами, награды - наградами, но пора и честь знать... Добровольцы, собирающиеся домой прикидывали, хватит ли на дорогу.
Первым большим дебютом русских в Боснии и Герцеговине стал сентябрь 1992 года. Тогда под городом Требинье в Герцеговине против хорватов в сентябре-декабре 1992 года воевал 1-й Русский добровольческий отряд (РДО). Ядро РДО составила группа питерцев. Отряд действовал в составе сводного сербо-русского отряда. Однако к концу года отряд распался.

Время с конца осени 1992 до окончания весны 1993 стало своеобразным пиком действий русских в юго-восточной Боснии. В Вишеграде, городке с населением в несколько тысяч человек, 1-го ноября 1992 года был сформирован 2-й РДО, известный как "Царские волки". Костяком его стали ветераны приднестровских боев. А через пару дней они ушли в свою первую боевую операцию. Громкое, чуть странное название свое они с честью оправдали. Почему "царские"? Да потому, что в РДО были монархисты, и дрались добровольцы под имперским черно-желто-белым знаменем. Бойцы носили черные береты. Возглавил РДО-2 27-летний Александр Муравьев по прозвищу Ас. От типичного героя в нем не было ничего. Но именно он был легендой для русских добровольцев.
Добровольцы приняли своеобразный кодекс чести в этой войне. Не истязали и не расстреливали пленных. И ни об одном не было сказано от сербов худого слова. Напротив, "братушки-русы" "добри войники". Достаточно было противнику услышать "Ура!", как он обращался в бегство.
23 декабря русскими была взята Закорстница - село севернее Вишеграда. В тот же день прибыло пополнение и на 26.12.1992 численность отряда составила шестнадцать бойцов.
28-го января 1993 года основная часть "Царских волков" ушла в Прибой, увезя с собой и знамя отряда. Там, в Прибое отряд успешно воевал около двух месяцев. Бурно отметив свои последние дни в Прибое, 27-го марта "Царские волки", во главе с майором Эдиком уехали на западную окраину Сараева, в Илиджу.
В начале августа 1993 года история отряда "Царские волки" завершается. В Боснии наступило временое затишье. Тогда же, в августе, последний командир, Мартын, приостановил деятельность отряда и сдал знамя в Храм Святой Троицы в Белграде. Оно сейчас хранится рядом с гробом генерала Врангеля. Там же, в церкви в июле 1993 была установлена доска с именами десяти погибших русских. Всего сквозь отряд прошло около тридцати добровольцев, обычная же его численность составляла человек десять. За девять месяцев боев РДО-2 потерял четырех человек убитыми. "Царские волки" были примером дисциплины и боевого мастерства для русских добровольцев, воевавших в Боснии впоследствии, в 1994-95 годах. В тот момент организованная переброска русских в Боснию прекратилась.
В дальнейшем туда ехали в основном одиночки. Но тонкий ручеек их, то угасая, то оживая, тек сюда постоянно до самого конца войны... Одну из попыток отправки добровольцев предпринял соратник Юрия Беляева - Николай Лысенко. И делал он это вместе с "Новой Византией", национал-интеллектуальной организацией сербской диаспоры. В июле 1993 года в восточно-боснийском городе Зворник, стоящем на берегу Дрины, была создана русская Зворникская сотня, она же - 120-я легкопехотная рота. Располагалась она в монастыре Святого Саввы. Эмиссар "Русского Национального Легиона" (РНЛ) решал вопросы переброски людей, и вскоре из Питера и Москвы в Софию вылетел двадцать один боец. Сотня участвовала в позиционных боях к югу от Зворника - у Брложника и Жепы-Планины. Однако к 20-м числам августа русская единица распалась, добровольцы разъехались.
Осенью 1993 года появляется РДО-3 составленный из ветеранов и вновь прибывающих добровольцев, которые тянулись в Боснию постоянно. Во главе отряда в ноябре становится бывший мичман морской пехоты 39-летний Александр Шкрабов. Третий РДО базировался на юго-восточной окраине Сараево, входя в состав Новосараевского четнического отряда.
Воевать отряду пришлось в разных местах - на Игмане, под Олово, Трново, у Прачи. В начале 1994 года еще один русский отряд численностью до пятнадцати человек действовал также под Озреном (Северная Босния, к юго-западу от Посавинского коридора). 4 июня 1994 года погиб Александр Шкрабов. За несколько дней до этого к нему приехала жена.
Осенью 1994 года значительная часть русских добровольцев перешла из Сараево в Яхорину. С сентября 1994 года - до января 1996 под Сараево базировалось и действовало подразделение, имевшее в то время значительное количество русских добровольцев. Это - ударный отряд "Белые волки". Командовал "Белыми волками" сербский офицер Сержан Княжевич. Отряд по спискам достигал 70-80 человек.
Осенью же в Сараево и под Трново, где шли бои, погибло четверо русских из отряда "Белые волки". Они похоронены на кладбище Дони Милевичи, там сейчас семнадцать русских могил.
Дейтонское соглашение "положило конец" пребыванию добровольцев на территории Боснии. 12 января 1996 года первая группа русских отъехала в Россию. Возвращались налегке, без чемоданов и тюков. "3ацепиться" смогли буквально единицы. Остались русские кладбища в Вишеграде и Сараево, могилы в Скелани, Прибое.
Как сложились судьбы ветеранов той войны? Трагический счет продолжается. Остались раны обид на землю, которая так и не стала им матерью. Непонимание окружающих. Нет, не беспринципными кондотьерами остались в моей памяти добровольцы, в подавляющем большинстве своем мужественные, порядочные, убежденные в своей правоте, обостренно воспринимающие чужую беду парни. Верю, наши народы еще воздадут им долг.

Драган Райкович

Ссылки по теме: Желько Ражнатович(Аркан) и его Тигры

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5068 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua