[Версия для печати]

Как будет происходить гиперинфляция

Как будет происходить гиперинфляция

Часть 1

Прямо сейчас мы находимся в середине дефляции. Глобальная Депрессия которую мы сейчас переживаем, как никогда раньше сократила как общий уровень спроса, так и совокупную стоимость активов. С момента кредитного кризиса в сентябре 2008, США, да и весь мир медленно дрейфуют в сторону гиперинфляции.

Чтобы справиться с положением, правительство запускает огромные дефициты, таким образом стараясь поддержать общий уровень спроса путём "стимулирующих" расходов, в соответствии с классической кейнисианской тактикой.

Но стимулов, помимо того, что они являются медленными и неэффективными, просто недостаточно, чтобы компенсировать падение потребительских расходов.

ФРС пытается сохранить активы, в том числе и казначейские обязательства, при помощи "валютного стимулирования".

Фед напуган перспективой сваливания американской экономики в дефляционный штопор: недостаток ликвидности, ведущий к снижению цен, безработице, снижению потребления, и в итоге экономика замирает. Так что ФРС скупает различные активы, чтобы таким образом сделать инъекцию ликвидности в систему, и повышает стоимость активов, для предотвращения дефляционного замирания, и будет продолжать это делать. В конце-концов когда из инструментов у вас только молоток, то любую проблему вы будете рассматривать в качестве гвоздя.

Но такая политика ФРС, можно назвать её "печатанием денег", или "стабилизацией цен на активы" нивелируется кредитным сокращением. Подобно тому, как федеральное правительство не смогло заполнить падения совокупного спроса при помощи стимулов, ФРС расширяет свой баланс с примерно 900 миллиардов на осень 2008-го, до примерно 2.3 триллионов на сегодняшний день, но эти дополнительные 1.4 триллиона не совпадают с кредитными потерями. В лучшем случае Феду удалось облегчить самые худшие последствия дефляции, но определённо не удалось изменить дефляционную ситуацию во что-нибудь, хотя бы близко похожее на инфляцию.

Процентная ставка низкая, безработица растёт, ИПЦ низкий (и по некоторым оценкам отрицательный), короче всё кричит о дефляции.

Таким образом вроде не стоит говорить о гиперинфляции сейчас, в нынешних экономических условиях, которые выглядят… ну… в общем сумасшедшими. Правильно?

Неправильно. Я бы сказал что следующим шагом вниз в этой Мировой Депрессии исторических масштабов, которую мы сейчас переживаем, станет гиперинфляция.

Большинство людей отрицают саму мысль о гиперинфляции в США, как нечто вроде бредовых теорий любителей шапочек из фольги, приверженцев возвращения к золотому стандарту и выживальщиков всех мастей. На самом деле большинство здравомыслящих людей не считают нужным даже обсуждать этот вопрос, все считают что спорить с дураками, значит уподобляться им.

Меньшинство, однако, да благословит их Господь, продолжает говорить о гиперинфляции. Эти благословенные души указывают на то, что в условиях дефляции, где цены на сырьё более-менее стабильны, когда доходы людей находятся под постоянным давлением, когда стоимость активов падает, а кредитные рынки сокращаются — то инфляция невозможна. Так что гиперинфляция невозможна тем более.

Такой взгляд представляется разумным, если мы находимся в ловушке понимания того, что гиперинфляция является просто расширенной инфляцией. Если мы представляем гиперинфляцию как накаченную стероидами инфляцию, то в нынешних дефляционных условиях гиперинфляция кажется не просто маловероятной перспективой, а просто смешной.

Но гипер является не просто расширенной и усиленной инфляцией. Инфляция и гиперинфляция две разные вещи. Они только кажутся одинаковыми из-за того, что в обоих случаях валюта теряет свою покупательскую способность. Но это не одно и то же.

Инфляция происходит при перегреве экономики: когда компоненты экономики (рабочая сила и товары) пользуются спросом из-за экономического роста, вместе с экспансионистской кредитной средой, тогда эти компоненты растут в цене. Это подстёгивает рост цен на товары и услуги, и производители могут держать цены на уровне. Это по существу зависимое от спроса явление.

Гиперинфляция же, это фактически утрата веры в валюту. В условиях гиперинфляции цены растут как и в условиях инфляции, но происходит это не потому, что люди хотят больше зарабатывать, или больше денег за свои товары, а потому что стараются избавиться от этой валюты. Они не хотят для себя больше денег — они хотят чтобы у них осталось меньше (определённой) валюты: так что готовы платить за товар сколько угодно валюты, потому как они — не валюта.

Сейчас американское правительство должно около 100% ВВП, имеет годовой дефицит бюджета около 10%, и конца этому пока не видно. Со своей стороны ФРС выкупает казначейские обязательства чтобы финансировать бюджетную нехватку, как напрямую (с помощью недавнего "валютного стимулирования" в лайт-режиме), так и опосредованно (через TBTF-банки)(TBTF – Too Big Too Fail — Слишком-Большие-Чтобы-Рухнуть. - прим.) ФРС преследует две цели: во-первых, поддержка правительства в их усилиях сохранить совокупный уровень спроса, а во-вторых, поддержать стоимость активов, и таким образом предотвратить дальнейшее дефляционное разъедание. Фед рассчитывает, что попытка увеличить совокупный уровень спроса или увеличение стоимости активов приведёт к восстановлению экономики.

*TBTF – Too Big Too Fail — Слишком-Большие-Чтобы-Рухнуть.

Восстановление всё никак не может произойти — такие новости мы получаем последнее время. И все эти обнадёживающие разговоры о том, что мы "избежали второго спада в рецессии", происходят из того, что второго спада не будет просто потому, что мы всё никак не можем выбраться из первого. Не имеют значения стимулы, не имеют значения в "окна ликвидности" от всяких там правительственных институций, фактом остаётся то, что экономика как тогда, так и сейчас катится вниз.

Но как федеральное правительство, так и ФРС всё равно одержимы идеей всё тех же старых трюков для исправления экономики — с одной стороны финансовые стимулы, с другой — вливания для ликвидности. (Читайте мои обсуждения про дефицит здесь).

Эти самые "исправления" наоборот тянут нас к пропасти. Почему? Да потому что экономика находится не в лучшей форме, чем она была в сентябре 2008-го, и федеральное правительство, как и ФРС уже израсходовали свои козыри. У них не осталось ничего в запасе, после триллионных стимулов, и ещё триллионов в расширенном балансе.

Но они таки добились кое-чего — подорвали казначейки. Эта политика связала их с финансовой системой США, и теперь они являются буквально единственным, что держит всю экономику вместе.

Другими словами сейчас казначейские облигации оказались новыми улучшенными токсичными активами. Все знают что они переоценены, все знают что их доходы абсурдны, и одновременно с этим деликатно ходят на цыпочках вокруг них, как если бы это была бомба. А облигации ей и являются.

Вот как будет происходить гиперинфляция: однажды, когда на рынке ничего не будет происходить, но общая нервозность будет ощущаться подобно вялотекущей лихорадке (что в определённом смысле происходит сейчас), то произойдёт резкий скачок цен на какой-нибудь необходимый товар вроде нефти.

Это поколебает доходность облигаций, когда управляющие активами станут сокращать их накопления, и займутся этим товаром, чтобы теперь с помощью него получать прибыль. (На самом деле это будут даже не управляющие активами, это будут спрограммированные торги). Управляющие начнут продавать казначейские облигации, поскольку по сути они будут основным активом, который они будут вынуждены продавать.

Это не будет объёмным сливом, который заставит Бернанке и трутней из ФРС понервничать — это будет распределено в течение некоторого времени. Это произойдёт прямо перед довольно большой аукционной распродажей облигаций. Тогда Бернанке и Фед выкупят облигации, чтобы предотвратить крупный слив, и продолжать держать их низкую прибыльность, которая нужна им в целях противодействия дефляции. Но также им нужно дешёвое фондирование казначейских обязательств. Валютные стимулирования-лайт уже подготовили почву для прямого выкупа облигаций ФРС. Мир в этом случае не перевернётся. Так ФРС будет чувствовать себя уверенно, и задушит все колебания ставок в зародыше.

Покупка Федом обязательств будет происходить таким образом, что поощрит управляющих резервами слить ещё больше облигаций прямо в ждущие руки ФРС. Этот слив казнечеек будет не из-за каких-то опасений, по крайней мере поначалу. Вероятнее всего первые 15 минут этого события будут упорядоченными, и будут проводиться с целью (на то время) возврата тех же самых облигаций в будущем гораздо дешевле.

Тем не менее, ФРС будет интерпретировать это как попытку избавить народ от излишков облигаций. ФРС уже настроил рынок облигаций на опасения в том, что существует "облигационный пузырь". Так что Фед откроет окна ликвидности, и скупит все облигации в пределах досягаемости, чтобы сохранить "ценовую стабильность" и "успокоить рынки".

TBTF-банки в этой игре будут играть решающую роль. Видите ли, проблема с американскими зомби (автор, похоже, имеет в виду банки-полубанкроты; прим. st.elitetrader.ru) в том, что они не были национализированы. Они получили лучшие аспекты национализации — полную ликвидность, приостановку учётного контроля и регуляционных инструментов, и тем не менее, могут действовать по собственному разумению и в собственных интересах. Отсюда и их непристойные бонусы, перед лицом фактического банкротства. Отсюда же и их отсутствие кредитования ослабленной экономики. Отсюда и их накопление спасательных резервов, а также хищническая деловая практика. Они понимают, что для того, чтобы получить жирный кусок спасательных мер от правительства (и таким образом вкусные бонусы), они должны играть по правилам ФРС, и скупать казначейские облигации, и тем самым замаскировать монетизацию бюджетной задолженности, которая имеет место с тех пор, как Фед начал скупать токсичные активы с их (банков) балансов 2008 года.

Но они не обязаны делать то, что говорит ФРС, и тем более то, что говорит Министерство финансов. Так как они по настоящему не были национализированы, то и приказывать им никто не может. Они могут делать то что им вздумается, ведь у них на балансах есть спасательные шлюпки в виде казначейских облигаций.

Так что TBTF-банки, видя эту ситуацию, только добавят паники, действуя в своих собственных интересах: они будут в числе первых, кто начнёт избавляться от облигаций. Они станут первой волной.

Здесь начнётся паническая часть всего события: видя массивные скупки казначеек Федом, и то, как американские зомби их сливают, (всё это будет происходить в течение нескольких дней перед большой аукционной распродажей), управляющие массово начнут отказываться от собственных облигационных резервов. Они в курсе того, насколько нестабильна экономика США, насколько погрязло в долгах правительство, насколько похожи казначейки на долговую проблему Греции. Они не идиоты, и все будут в курсе идеи об "облигационнном пузыре". Многие люди, в том числе и я, думают, что ФРС, Министерство финансов и американские зомби имеют сговор о трёхстороннем выбросе казначейских облигаций, проведя де-факто скрытую монетизацию: проблему казначейства относительно долга, финансирующего государственные расходы, и TBTF-банки купят их на деньги, предоставленные им Федом.

Правда это или нет, на самом деле не так важно, просто есть довольно широко поддерживаемое мнение, что это как раз то, что происходит. А во время паники широко поддерживаемые мнения становятся вашей торговой стратегией.

Так что когда ФРС начнёт широкомасштабную скупку облигаций, просто чтобы поддержать их стоимость, управляющие активами придут к выводу, что, мол, "настало время от них избавляться".

Обратите внимание, что это будут не Китай с Японией, которые вдруг решили отказаться от облигаций, обе эти страны будут ни при чём. Скорее это будут американские и (это будет зависеть от времени дня, когда это произойдёт) европейские управляющие активами, кто первым начнёт избавляться от облигаций. Это будет паника-вспышка, подобная той, что имела место в мае. События что я описывал выше, произойдут в очень короткий промежуток времени, возможно меньше, чем один час. Но в отличие от событий мая, восстановления не будет.

Обратите внимание также, что облигации сохранят свою прибыльность в условиях этой распродажи, по крайней мере вначале. Почему? Потому что ФРС, настроившись сохранить "ценовую стабильность", будет в первую очередь пытаться уберечь доходность от роста разницы в доходах (между краткосрочными и долгосрочными облигациями; прим. st.elitetrader.ru), что как раз и будет являться тем, почему так многие решат при панике их продавать: действия Бернанке не смогут успокоить рынки, напротив, будут направлены на то, чтобы отказаться от продажи было слишком накладно.

Первые из управляющих активами или TBTF-банки, которые начнут избавляться от казначеек, начнут думать, куда разместить свой капитал, это очевидно. Куда пойдёт весь этот финансовый поток?

В сырьевые товары

К конце этого дикого дня, цена на сырьё всех мастей — вроде драгоценных и промышленных металлов, нефти и продовольствия, взлетит до небес. Но произойдёт это не потому, что обычные люди потеряют веру в доллар (это будет происходить потом), а потому, что облигации станут ненадёжным активом для размещения капитала, и следовательно, в чём все эти управляющие менеджеры начнут хранить свои деньги? В больших кубышках? Под матрасом? В евро?

Товары: если казначейство вдруг предаст анафеме рынки, во время паники товары начнут восприниматься как единственное надёжное средство сохранения капиталов — точно также, как казначейские облигации воспринимались как единственное надёжное средство размещения, когда, в 2007 и 2008-ом у многих "скисли" их MBS и CMBS (ценные бумаги, обеспеченные недвижимостью; прим. st.elitetrader.ru).

Это не будут сырьевые товары Торгуемого Индексного Фонда, эти будут (справедливо) низложены, как ещё более худшие активы для сохранения капитала чем облигации. В отличие от времени перед осенью 2008-го, люди станут обращать внимание на риски альтернатив. Поэтому бегство в товары будет потому, что-их-можно-потрогать. К концу панического дня сырьё вырастет в цене примерно на 50-100 процентов. К конце недели можно будет говорить уже о 150-250 процентах. (Мои личные догадки, что золота будут избегать, а серебро выстрелит вверх до 100 долларов за унцию в пределах одной недели).

Разумеется как только цены на сырьё начнут раздуваться, вот тогда обычные люди почувствуют первое дыхание гиперинфляции. Сначала они увидят её на заправках.

Если нефть прыгнет с 74 до 150 долларов, а затем и до 300 долларов в течение одной недели, то очень даже вероятно, что на пике паники цена за галлон достигнет… 10? 15? 20 долларов?

Так что произойдёт потом? Люди — регуляторы с Мейн-Стрит, бросятся скупать сырьевые товары (мазут, продовольствие, бензин, да что угодно), и будут скупать сейчас, пока оно более-менее доступно, потому что раньше или позже цена за галлон прыгнет с 15 до 30 долларов.

Если все примерно в одно время решают поменять один и тот же актив — вроде валюты на сырьё, то что происходит относительно цены одного на другое? Всё просто: стоимость одного взлетает, стоимость другого падает.

Когда люди напуганы и начинается паническая скупка основных сырьевых товаров, то обычные финансовые активы вроде облигаций, акций и т.д. — обрушатся: все будут торопиться выручить за них деньги, чтобы купить на них товары.

Так что сразу после обрушения рынка казначейских облигаций, акции упадут катастрофически, возможно в течение нескольких дней после паники на рынке облигаций. Этот крах акционной стоимости эквивалентно произведёт скачок на рынке товаров.

Этот слив активов в погоне за товарами будет поддерживать сам себя: ничего не сможет этот тренд остановить. Когда это выльется в обычную экономику, обычные люди впадут в панику, и начнут раскупать физические активы — товары длительного пользования, автомобили, дома, чтобы получить товары, а также мазут, газ и продовольствие. Другими словами активы обычной жизни не могут сдержать стоимость, когда наступит гиперинфляция.

Этого скептики относительно гиперинфляции не в состоянии понять: при гиперинфляции цены на активы не подскакивают в цене — они обрушатся, как в своей номинальной стоимости, так и в отношении потребительских товаров. Дом стоимостью 300,000 упадёт до 60,000 или ниже, или лучше сказать до 50 унций серебра, потому что если дома ничего не стоят, то на 50 кусков серебра можно что-то приобрести.

Сейчас я думаю что люди, читающие это, считают что это всё полная ерунда, или например фантазии моего больного воображения. Эти впечатлительные люди в условиях сценария, описанного выше, будут утверждать что правительство, в лице Феда или Министерства финансов, или их комбинации, найдут способ остановить панику в казначейских облигациях (если она будет только там), и остановят гиперинфляцию (если это нелепое определение когда-нибудь и случится в Америке).

Ну да: говорите правительство всех нас спасёт? Хорошо, а каким образом?

Давайте возьмём Фед: как они смогут остановить сумятицу на рынке облигаций? Ответ: никак. Видите ли, ФРС уже укреплял казначейки — такой была их стратегия в 2008-2009 годах: скупка токсичных активов у TBTF-банков, и подталкивание их к скупке казначейских облигаций, всё это время бережно отслеживая признаки ослабления облигаций. Если облигации превратятся в токсичные, что ФРС будет делать? Бернанке уже давно израсходовал все боеприпасы: он просто размахивает незаряженным пистолетом. Если начнётся бегство от казначеек, и он станет скупать их, чтобы сохранить их стоимость, это всего лишь станет стимулом другим обладателям облигаций, избавляться от них, пока за них что-то можно выручить. Если все решат, что надо от них избавляться, то Бернанке с ФРС не смогут ничего противопоставить. По сути они будут находиться во власти обстоятельств, в которых они находятся уже достаточно долго. Они просто этого не осознают.

Так вот, если ФРС не сможет этого предотвратить, то как насчёт федерального правительства, ведь они смогут, так?

Вообще-то нет. У них нет средств предотвращения бегства из облигаций. И как и в случае с гиперинфляцией, что именно сможет сделать федеральное правительство, чтобы это остановить? Установят контроль над ценами? Это просто поспособствует установлению мощного чёрного рынка. Выведет солдат на улицы? Америка слишком большая. Сделает ещё одну инъекцию стимулов? Ну да, закачать ещё больше валюты в быстро гиперинфлиционирующую экономику, это конечно вариант…

(Кстати я тут подумал, что правительство может быть достаточно глупым чтобы предпринять эту меру. Некоторые идиоты вроде Пейлин и Байдена будут отстаивать эту меру по безудержному печатанию денег, прикрываясь лозунгами о "защите вкалывающих в поте лица американцев". И если они это сделают, то это приведёт к тому, что мы увидим кучу людей, которые с помощью охапок долларов пытаются прокормиться. На самом деле я не считаю политиков настолько глупыми, чтобы они и правда включили печатный станок, "борясь с ростом цен", но когда дело касается глупости, никогда не знаешь, во что она может вылиться.

На самом деле единственно как федеральное правительство сможет улучшить ситуацию, это если решит взять под контроль крупные супермаркеты и заправочные станции, и будет раздавать купонные карты или что-то вроде этого, на основные продукты, или другими словами введёт карточную систему. Это может предотвратить волнения и беспорядки и защитить неимущих и стариков, что конечно не решит проблему в целом, которой станет гиперинфляция.

"Да это просто смешно", часто слышу я от скептиков по поводу гиперинфляции. "Мы просто переживаем то, что в своё время испытала Япония: как и США, они оказались в кошмаре правительственных стимулов, это они изобрели валютное стимулирование, а теперь посмотрите что с ними происходит — стагнация, это да, гиперинфляция — этого нет".

Это верно: параллели с Японией очень похожи, за исключением одного ключевого момента. Государственный долг Японии бесконечно более стабилен, нежели американский, потому что в Японии люди являются накопителями, и держат долг Японии. В Америке люди сломлены, а долгом владеют банки. Вот почему госдолг Японии является твёрдым, в то время как американские казначейки являются хрупким мыльным пузырём.

Вот почему я думаю что скоро в Америке разразится гиперинфляция — потому что скоро надуется ещё один пузырь. Я думаю что если этого не случится этой осенью, то произойдёт следующей, и без сомнений случится в течение 2011 года.

Вопрос для нас сейчас, когда есть возможность того, что случится гиперинфляция — что делать?

Неандертальцы-выживальщики всё своё время проводят в мыслях о постапокалиптической Америке. В действительности надо думать о том, чтобы подготовиться к тому, что будет после апокалипсиса.

Первое, что нужно понимать, это конечно то, что гиперинфляция может произойти, но она когда-нибудь закончится. Это не будет постоянная ситуация, наподобие постапокалиптичной Америки a la Безумный Макс: бесконечные ландшафты промышленных развалин. Это конечно было бы забавно, но такого не произойдёт, это только в мечтах у выживальщиков.

Вместо этого, после гиперинфляции Америка очнётся в общем такой же, как и сейчас, но только с похмельем. На самом деле гиперинфляционный шок может стать хорошей штукой: он наконец очистит экономику от плохих долгов, т.е. того дерьма, которое правительство с Федом отказались разгребать, когда в 2007-2009 им предоставился шанс. Он разрушит и заново установит цены на активы на более реалистичном уровне. В целом, отличие от долгой стагнации, гиперинфляционная катастрофа в долгосрочной перспективе может сыграть положительную роль для оздоровления американской экономики и морали американского народа. Спросите японцев, что бы они предпочли — пару-тройку по настоящему тяжёлых лет, или два потерянных десятилетия — их ответ не будет сюрпризом. Но я отвлёкся.

Как сказал Ротшильд, "покупайте, когда на улицах льётся кровь". Чтобы подготовиться к гиперинфляции, нужно инвестировать в диверсифицированную корзину твёрдых металлов ещё до того, как всё случилось, а не в акции, торгуемые индексные фонды или деривативы. Если и когда гиперинфляция произойдёт, ситуация ухудшится (я имею в виду очень ухудшится), возьмите свою корзину металлов, и прямо в разгар кризиса скупайте недвижимость, и акции в долгосрочной промышленности — добывающей, в фарма- и особенно химической промышленности, но не в компаниях с добавленной стоимостью, вроде технологических, аэрокосмических или индустриальных. Причина в том, что на пике гиперинфляции самые ценные активы будут наиболее дешёвыми, особенно акции, особенно недвижимость.

Я понятия не имею, что произойдет после того как ста долларов станет недостаточно для того чтобы купить чашку кофе, но знаю то, что после периода гиперинфляции придёт время нового доллара, или как он там будет называться, когда из старого доллара выкинут некоторое количество нулей, и всё помаленьку вернётся к нормальной жизни. Я не представляю себе будущую конфигурацию этой новой нормальности. Не буду удивлён, если эта новая нормальность будет квази- или де-факто диктатурой, и в определённой форме контролем над доходами и ценами, я бы сказал что это вполне возможно, но в данный момент несущественно.

Имеет значение то, что текущая ситуация не может продолжаться долго. Глобальная Депрессия, в которой мы сейчас находимся, только усугубляется теми мерами, которые призваны её избежать, стимулы оказывают давление на казначейские облигации, которые в настоящее время пытается удерживать ФРС. Это очевидно не закончится ничем хорошим, поэтому умные подготавливают свои капиталы к тому, что они считают вскорости должно произойти.

Я думаю что скоро нас ждёт гиперинфляция. Надеюсь что мне удалось объяснить почему.


Часть 2

Обычно я не пишу продолжения к своим предыдущим статьям. Но последняя длиннющая статья, где описывалось, как может происходить гиперинфляция в США, задела за живое.

Это были длинные, скучные и любительские предположения о макроэкономической политике, где обсуждалась доходность казначейских облигаций, монетарная реакция Совета ФРС, и разница между инфляцией и гиперинфляцией, однако статья вызвала большой интерес.

Как бы то ни было, есть два вопроса относительно событий, происходящих при гиперинфляции, на которых зациклились читатели:

Первым был — откуда при гиперинфляции возьмётся столько денег? Вопрос не был поставлен именно так прямо, он обсуждался в изощрённых дискуссиях о денежных массах М1, М2 и М3, а также умных разговорах об обороте-ускорении-блокировке денежной массы. Для лучшего измерения использовались даже формулы.

Но если убрать "умные" термины, то чистым вопросом останется, "откуда вся эта наличка придёт?" В конце-концов, как мы все знаем из исторических учебников, при гиперинфляции люди ворохами ни черта не стоящих банкнот топят печи, потому что стоят они меньше чем дрова. Если доллар рухнет, откуда появятся все эти стодолларовые бумажки?

Вторым вопросом было — почему будут расти товары, если ценные бумаги, недвижимость и другие активы обвалятся? Другими словами если существует привычный порядок вещей и всё завязано на долларе как мировой резервной валюте, то почему из доллара люди побегут только в товары, а не в акции, недвижимость или другие активы?

В этой статье я буду разбирать оба этих вопроса.

Не считая того, что происходило во время Веймарской республики, развитые экономики мира не имеют опыта гиперинфляции. (Вообще-то я думаю что высокая инфляция, поразившая доллар в 70-ых, и которую успешно подавил Пол Волкер, на самом деле была начинающимся приступом гиперинфляции бегства в товар, но об этом в следующий раз). Хотя и в 19-ом веке и раньше было множество гиперинфляционных событий, после Веймара развитые экономики выучили свой урок, и выучили его настолько хорошо, что забыли о нём.

Тем не менее, моя личная история дает мне небольшое преимущество в этой дискуссии: во время 1970-1973 годов Чили (автор родился в Чили; прим. st.elitetrader.ru) переживала период гиперинфляции, ставшую итогом провальной и коррупционной политики Сальвадора Альенде и его правительства Народного Единства. Хотя я и был слишком молод, чтобы сполна всё это переживать, у моей семьи и моих более старших друзей остались яркие воспоминания правления Альенде, настолько яркие, что походят на ночной кошмар.

Причины той гиперинфляции в Чили были совсем другими, нежели те, которые как я считаю станут причиной гиперинфляции в Америке. Не некоторый исторический экскурс в то время был бы полезным для прогнозирования нашей нынешней ситуации.

Во-первых: в 1970-ом Альенде был избран примерно третью населения. Другие две трети примерно в равной степени голосовали за кандидата от христианских демократов, и правоцентристского кандидата. Избрание Альенде стало случайностью.

Он не был центристом, не важно, что нынешняя агиография может утверждать: Альенде был ярым социалистом, который возглавлял левую коалицию под названием Unidad Popular — Народное Единство (НЕ). Эта коалиция — социалисты, коммунисты и различные левые партии взяли на себя управление страной, и сразу затеяли множество "реформ", которые были направлены на то, чтобы "направить Чили на путь социализма".

Земля была конфискована — зачастую силой, и отдана рабочим. Компании и месторождения страны были национализированы, и также отданы рабочим. Конечно фермы, компании и месторождения, после того как от владельцев избавились, не стали работать лучше и эффективней, а наоборот, Альенде со своими бандитами из Народного Единства отобрали фермы, компании и месторождения у "кровожадных капиталистов", которые лучше обращались со своими рабочими, и были по отношению к ним более справедливыми.

Правительство Альенде также поставило на ключевые руководящие позиции сторонников Народного Единства в теперь уже национализированных предприятиях, что было первым шагом к установлению ленинистского режима, в котором партия имела бы политический контроль над средствами производства и распределения. Исходя из речей и поступков Альенде, становится понятно, что он хотел установить ленинистско-маоистский режим, с собой в качестве верховного лидера.

Одной из ключевых политических инициатив Альенде было внедрение контроля над зарплатами и ценами. Чтобы успокоить и мотивировать рабочих, режим одновременно повысил зарплаты и заморозил цены на основные продукты и товары.

На первых порах эта мера работала как стимул: у рабочих стало больше денег, а товары и услуги в цене оставались прежними. Рабочие были довольны Альенде: они отправились в магазины, и быстро опустошили прилавки и склады. Альенде и его партия потом утверждали что это всё происки правого крыла, контрреволюционных "акапарадорес" — укрывателей, которые не давали товары рабочим. Ну да, конечно.

Между тем, частные компании, вынужденные поднять заработную плату работникам при сохранении той же ценовой политики, быстро обанкротились, и конечно сразу были прибраны к рукам правительством Альенде "во имя народа". Основные отрасли промышленности были поставлены на государственное субсидирование, и продолжали работать в убыток, чтобы удовлетворить внутренний спрос. Если ощущалась нехватка наличности, то правительство просто включало станок, и печатало больше эскудо, а затем раздавало их подконтрольным государству компаниям, чтобы те могли заплатить рабочим.

Вот как в Чили началась гиперинфляция. У рабочих на руках было много денег, но они были бесполезны, потому что на них ничего нельзя было приобрести.

Тогда правительство Альенде быстро учредило "Juntas de Abastecimiento y Control de Precios" (Союз контроля над снабжением и ценами, известный как JAP). Это были местные советы, состоящие из преданных членов партии, которые решали, кто в том или ином районе получит потребительские товары, а кто нет. Естественно сторонники режима получали преимущества — они получали продовольственные карточки, по которым приобретали потребительские товары и основные продукты питания.

Разумеется те, кто рассматривался как "недружелюбный" по отношению к Альенде и его правительству, либо получали недостаточный паёк для своих семей, либо не получали его вовсе, в том случае, если вслух осуждали режим Альенде и его политику.

Очень быстро вырос чёрный рынок товаров. Поначалу на этих рынках принимали эскудо. Но с каждым прошедшим месяцем всё больше денег печаталось и запускалось в оборот, до тех пор, пока в конце 1972-го рынок не отказался их принимать. Их девизом было: "Sólo dólares" — только доллары.

В Чили установилась гиперинфляция.

(Большинство чилийцев, включая и меня, находили одновременно и смешным и возмутительным, когда американцы самоуверенно утверждали, что Никсон развалил чилийскую эклномику, и таким образом похоронил "социалистическую мечту" Альенде. Да, в соответствии с мемуарами Киссинджера, Никсон на самом деле говорил ЦРУ, что хочет заставить экономику Чили "вопить", но Альенде сделал эту неблагодарную работу сам, и к тому времени, когда Ричард Хелмс приехал, чтобы немного похимичить против чилийской экономики, от неё уже мало что осталось).

Одним из последствий гиперинфляции в Чили стал крах цен на активы.

Это может показаться нелогичным. В конце-концов, если цены на потребительские товары в гиперинфляционной среде повышаются, то и цены на активы также должны расти, верно? Акции должны расти в цене в той же пропорции, как и цены на товары. Цены на рынке жилья тоже должны расти в цене, и по той же причине, так?

Вообще-то нет, и по одной простой причине: коль скоро не удовлетворяются основные потребности, и такая ситуация продолжается долгое время, то любым активом будет пожертвовано, чтобы удовлетворить эти основные потребности.

Говоря простыми словами: Если вы умираете от жажды в пустыне, отдадите ли вы фамильные драгоценности в обмен на пару-тройку литров воды? Ответ очевиден — да. Вы пожертвуете всем для удовлетворения ваших основных потребностей, ваших, и вашей семьи.

Так что с ухудшением ситуации в Чили в 1972-1973 годах фондовый рынок рухнул, жилищный рынок рухнул, рухнуло всё, когда люди стали обналичивать свои активы для приобретения основных товаров и продуктов на чёрном рынке, или чтобы вообще покинуть страну. Не осталось незатронутым ни одного актива, такая распродажа затронула всё.

Теперь давайте вернёмся к возможности гиперинфляции в США:

Если на рынке казначейских облигаций неожиданно произойдёт крах, я утверждаю, что торговцы будут инвестировать свои деньги в товары. Причиной этого я считаю их желание разместить свои сбережения в чём-то надёжном. Если облигации перестают быть этим самым надёжным активом, то люди будут инвестировать во что-то другое, что-то, чем будут являться товары, особенно драгоценные и промышленные металлы, а также в нефть, то есть в не скоропортящиеся товары.

Здесь некоторые люди со мной спорят. Они обсуждают различные подходы к проблеме, но в конечном итоге все сводится к аргументу, что товары и драгоценные металлы не имеют истинной ценности.

На самом деле, я думаю, они правы. Строго говоря, только кислород, еда и вода имеют истинную ценность для человека — всё остальное излишества. Таким образом все цены являются произвольными.

Но и золото и серебро, если смотреть на историю, рассматривается как ценность. Если оставить в стороне теоретические и математические конструкции, которые оправдывают стоимость этих металлов, посмотрите на это с практической точки зрения: Если бы я пошел к фермеру с 5 унциями серебра дал бы он мне мешок зерна? Возможно. Если бы я предложил ему унцию золота за две или три свиньи, отдал бы он их мне? Опять же, наверное.

Где существует человеческое общество, там существует потребность в обмене. Где существует обмен, вскоре появятся средства обмена. Золото и серебро (и медь и латунь и другие металлы) служили в качестве обмена тысячелетиями, однако затем были заменены бумагой.

Сейчас существуют два типа бумажной валюты: собственно доллары и казначейские облигации. Один из них является средством обмена, другой — сбережения.

Если облигации будучи средством сбережения обвалятся в стоимости, и ФРС, как я прогнозирую, сделает всё возможное для поддержания их стоимости, вернутся ли те торговцы, которые приняли решение отказаться от облигаций в ещё более сомнительные бумажки вроде акций? Или инвестиционные трасты? Или даже торгуемые индексные фонды драгоценных металлов?

Нет, не вернутся: они откажутся от казначейских облигаций, которые как предполагается являются самыми надёжными инвестиционными активами, и обратят свой взор на что-то ещё более надёжное, что-то более ощутимое: актуальные товары. Не ТИФы, ни даже фьючерсы (или что-нибудь другое, что влечёт за собой риск контрагента), торговцы облигациями займутся актуальными и осязаемыми товарами. Потому что если вдруг окажется что самый безопасный из всех инвестиционных инструментов перестал таковым быть, то станете ли вы заниматься ещё менее безопасными инструментами вроде акций, облигаций корпораций или ТИФов?

Вот почему люди при панике в облигационной среде начнут скупать товары. Это бегство в непортящиеся товары будет вызвано желанием сохранить свои средства. Потому что это именно то, что делают люди при панике — они бегут во что-то наиболее безопасное, а потом задраивают люки. Когда фондовые рынки рухнули осенью 2008-го, куда отправилась денежная масса всех этих торговцев? В казначейские облигации, потому что тогда они рассматривались как самый безопасный инструмент сохранения сбережений. Товары также пострадали — стоимость золота и других металлов получила ощутимый удар, тогда как казначейки с крахом рынка акций только выросли.

Но если рухнут казначейские облигации, являющиеся сейчас главным средством сохранения? Что если последний безопасный выраженный в бумаге актив понесёт урон, куда люди направят свои сбережения?

Сырьевые товары. И лихорадка на рынке сырьевых товаров как я утверждаю, вызовет гиперинфляцию.

Теперь я ответил на оба вопроса, первым был — почему сырьевые товары будут иметь приоритет перед другими активами в случае паники на рынке казначейских облигаций, а второй — откуда возьмётся вся эта денежная масса, которой я вроде как должен буду топить камины в случае гиперинфляции?

Первая волна долларовой массы придёт со сберегательный счетов обычных людей.

Если облигации обрушатся, и рынки сосредоточатся на сырье, то цены для потребителей начнут расти, этот вывод не стоит подвергать сомнению. Что будут делать потребители, когда стоимость бензина, а затем и продовольствия начнёт расти? Всё просто: они быстро распечатают свои кубышки, чем бы эти самые кубышки ни являлись, и в каких бы активах ни выражались.

Но если рост потребительских цен продолжится, то что произойдёт с 320 миллионами американских потребителей? Они начнут запасаться бензином прямо сейчас, а не ждать завтрашнего дня, и рынки на это отреагируют. Как: двумя путями. Цены на сырьё взлетят ещё выше, а цены на акции упадут ещё ниже.

Опять же, человек в пустыне, бриллианты и вода: если американские потребители начнут осаждать заправочные станции и супермаркеты, то начнут продавать всё, чтобы купить бензин, топливный мазут (в особенности) и продовольствие. Таким образом паника на рынке облигаций перекинется на обычных потребителей, с Уолл- и Мейн-Стрит доберётся до цен на топливо.

Все потребительские товары вскоре последуют за бензином, мазутом и продовольствием.

В приведённом выше отрезке истории Чили я описывал как правительство Альенде печатало эскудо, чтобы перекрыть нехватку в национализированных предприятиях, которая произошла вследствие их политики повышения зарплат, и одновременного фиксирования цен.

Это совершенно другой путь к гиперинфляции, нежели я себе представляю относительно американской экономики, но когда это случится в Америке, то эффект гиперинфляции будет таким же: люди начнут избегать бумажных активов, с тем, чтобы заполучить товары. Скорость оборота денежной массы будет бесконечно увеличиваться, при том, что вливание денег (на первых порах) останется прежним, но при панике вокруг товаров совокупный спрос, измеряемый совокупными сделками выстрелит вертикально вверх.

Будет ли федеральное правительство в это вмешиваться? Почти наверняка — люди будут этого требовать. Будет ли введена карточная система? Возможно, и возможно на базе существующей программы продуктовых карточек. Войска на улицах, обеспечивающие безопасность бензозаправок и супермаркетов? Печатание денег, временно решающее проблему? Да, да, и ещё раз да.

Это будет последний штрих — печатание денег, временно решающее проблему: это ключевой фактор. Когда начнётся такое печатание, это станет завершающим этапом в гиперинфляции — это когда догадливые люди начнут понимать, что кризис почти закончился, что скоро всё образуется, и придёт к новой нормальности. Но это будет чертовски трудное время.

Такое печатание денег будет иметь место когда федеральное правительство израсходует все другие средства. На CNBC появятся умные экономисты, которые станут утверждать, что "скорость обращения денег разрушает экономику, и мы должны расширить валютную базу!". Это будет звучать логично, но печатание денег как политическая мера будет исходить из паники. Последняя политическая мера. Это не будут делать из-за каких-то там зловещих конспиративных замыслов — всегда помните афоризм ("Никогда не ищите умысел там, где всё может объясняться некомпетентностью"). Это будет вызвано страхом и паникой.

В Вашингтоне хватает глупцов, которые увидев как разворачивается паника, когда потребительские цены улетят до Луны, начнут кричать о необходимости включения печатного станка, и их обоснования будут вполне разумными, я прямо представляю как они будут говорить: "Мы должны предоставить наличность для простых американских граждан, чтобы он или она могли купить провизию и топливо для своих семей! Мы не можем допустить, чтобы американцы замерзали и умирали от голода!"

Так что когда печатание денег наберёт силу, то каждый американец сможет топить печи ворохами стодолларовых купюр в эту гиперинфляционную зиму.

Такой апокалиптичный сценарий одновременно и ужасает и захватывает. Чёрт, да почему вы думаете фильмы катастроф так популярны? Дерьмо разлетается в разные стороны! Вот почему Роланду Эммериху столько платят, да хранит его Господь.

Но для здравомыслящих людей Апокалипсис является второстепенным фактором. Для тех, кто хочет подготовиться, он предоставляет возможности.

Реальная история: В 1973, в самый разгар созданной Альенде гиперинфляции, моему дяде, который тогда был студентом колледжа, предлагали квартиру в обмен на его машину. Да-да, квартиру. У него был старенький невзрачный фиат 147—a POS, но машины в разгар гиперинфляции имели такую ценность, что ему предложили в обмен на неё квартиру. И сегодня мой дядя продолжает рассказывать эту историю с глубоким сожалением, потому что он не принял этого предложения: "Этот фиат валяется на свалке с 1978-го, а квартира до сих пор стоит! И сегодня она стоит около полумиллиона долларов!". Хотя я думаю, она стоит даже несколько больше.

Другая реальная история: мой друг банкир, назовём его Альфредо, управляет активами сказочно богатых джентльменов, числом около 70-и. В 1973 году Дон Альфредо был молодым человеком, который только начинал свою деятельность, имея учёную степень в области машиностроения, но у него не было денег, пока он не унаследовал 3000 долларов от скончавшейся тётушки. Альфредо понимал что этих денег ему недостаточно: он ничего не мог на них купить, и их было недостаточно, чтобы покинуть страну, и начать работать где-то в другом месте. В конце концов, даже тогда 3000 долларов было всё равно недостаточно.

Так что он взял все эти деньги, отправился с ними на биржу, и потратил их все на чилийские компании голубых фишек: добывающие, химические, бумажные и так далее. Акции продавались за копейки — менее, чем за пенни за акцию, как раз из-за провальной политики Альенде. Его фондовый брокер тогда говорил ему не покупать акций, потому что по его мнению, Альенде вскоре также национализирует и эти компании.

Альфредо не послушал его совета, и купил ценные бумаги: в общем потратил все свои 3000 долларов на почти бесполезные акции.

Одиннадцатого сентября 1973 года главнокомандующий всех четырёх категорий армии устроил переворот. В течение года акции Альфредо подскочили примерно в десять раз. С тех пор они подскочили в несколько тысяч раз. С тех пор Дон Альфредо живёт на эти свои трёхтысячные инвестиции — вот как он стал мультимиллионером.

Он понимал, конечно, что либо эти компании голубых фишек будут национализированы Альенде, и в этом случае он потеряет всё своё наследство в 3000 долларов, что на самом деле вряд ли сильно повлияло бы на его судьбу, либо рано или поздно в Чили наступит порядок.

О чём говорят нам обе этих истории? Покупайте когда на улицах льётся кровь.

Эта знаменитая фраза барона Ротшильда, но она скрывает суть внутри себя, суть, на которую следует обратить внимание даже больше чем на сам смысл фразы:

Даже посреди Апокалипсиса дела могут пойти на лад.

Этого похоже многие люди не в состоянии понять. На самом деле именно поэтому подростки кончают жизнь самоубийством из-за какой-нибудь девочки или мальчика: они не понимают того, что как бы плохо сейчас не было, рано или поздно дела пойдут лучше. Повторяю:

Даже посреди Апокалипсиса дела могут пойти на лад.

Я не просто талдычу это своим читателям — я говорю это как часть торговой стратегии. Когда начинается всеобщее сумасшествие, все начинают верить в Апкоалипсис, то именно тогда можно развернуть свои дела в лучшую сторону. Включая, и в особенности — гиперинфляцию.

Почему? Всё просто: потому что гиперинфляция — это просто по определению не конец. Потому что люди нуждаются в стабильном средстве обмена. Так что когда валюта начинает сгорать в гиперинфляционном пламени, то конечно будет какой-то период нестабильности, но он пройдёт. Любая валюта придёт в себя так или иначе (как Волкер вернул доллар в нормальное состояние в 1980-1983). Либо валюта будет полностью и окончательно разгромлена, и тогда её заменят чем-то другим. Потому что, как я уже говорил, людям необходимо стабильное средство обмена.

Если казначейские облигации обвалятся, а цены на сырьё выстрелят вертикально вверх, что в итоге обрушит доллар, то цивилизация не свалится в анархию. В худшем случае придётся пережить 3-4 года экономического кошмара. Финансового кошмара. Но затем всё уляжется в своей новой реальности.

Эта новая реальность может иметь некоторые неприятные особенности. Я склонен к пессимизму, и взглянув на историю, я вижу что период любой гиперинфляции в итоге образуется в форме самодержавного или тоталитарного правительства. Соединённые Штаты в настоящее время имеют все правовые решения и практические устройства для быстрого перехода к авторитарному или тоталитарному режимам, если вдруг кризис поразит страну: так называемый Патриотический Акт, Министерство Внутренней Безопасности, приостановление права на неприкосновенность личности, и т.д. и т.п.

Но как я уже говорил в своей предыдущей статье, и повторяю сейчас: спекуляции относительно той будущей новой реальности сейчас не имеют практического смысла. Будущее в любом случае произойдёт.

То что я знаю сейчас, первое: что если произойдёт крах казначейских облигаций, то это вызовет гиперинфляцию. Второе: сырьевые товары будут использовать для сохранения сбережений. Третье: все виды активов рухнут почти сразу после этого. И четвёртое, и самое важное: цивилизованное общество не развалится вслед за долларом. Общество будет шатать словно пьяного матроса, но со временем оно успокоится, и начнёт жить в новой реальности.

Во время таких потрясений открываются разные возможности. Надеюсь, мне удалось объяснить почему.



Автор: Гонзало Лира (Gonzalo Lira) Статья Hyperinflation, Part II: What It Will Look Like 26 августа 2010 года.
Источник: НЕ Wall Street Journal
Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5128 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua