[Версия для печати]

Аркадий Мамонтов - последний из журналистов

Аркадий Мамонтов - последний из журналистов

Почему-то Аркадий Мамонтов на всех фотографиях оказывается рядом с камерой...
Почему-то Аркадий Мамонтов на всех фотографиях оказывается рядом с камерой...

«Специальный корреспондент» поделился с «КП» секретами создания своей передачи, рассказал о своих страхах и победах

Аркадий Мамонтов в представлениях не нуждается. Это имя, опыт и профессия. Человек с такой фамилией не переносит только одного - обледенения души. Время на интервью для «КП» Аркадий оторвал от наркоманов - был занят съемками фильма о механизме распространения «дурмана» в России.

«Наши источники всегда в безопасности»

- Где же вы такую закрытую информацию берете? - спрашиваю с ходу.

Реактивный Мамонтов молча тащит меня в аппаратную и сует головой в монитор:

- Есть интернет-сайт, не скажу какой, где мафия рекламирует и продает наркотики. Снимает их на видео, а потом выкладывает в сети. Вот мужик, старый уже, пляшет. Экстази съел - все, готов уже, бесам подвержен. Вы знаете, это самая невинная часть... Но есть вещи, которые мы не показываем.

- Например?

- Все что угодно - в фильме «Пирамида» открыто показывали мошеннические схемы, как мы на них выходим, с кем договариваемся. А источники мы никогда не откроем.

- Следовательно, вы не можете обойтись без подстав в сюжетах.

- Подстава используется, когда нужно сохранить жизнь человека - носителя информации, который соглашается с нами работать. Если его показать на фоне затемненного стекла, есть риск, что расшифруют. Реального человека снимаем для возможного суда. А для фильма берем актера, и он в точности повторяет слова нашего героя. Это происходит редко. Человек расскажет систему продажи наркотиков в московских клубах - это же миллионы долларов. За это убивают.

- Как вы находите информаторов? Со спецслужбами дружите?

- Связи хорошие, я давно работаю в журналистике. Никогда не был агентом. Со спецслужбами мы, конечно, работаем, но нет такого, чтобы они нам приказали - мы сделали. У нас партнерские отношения. По следам программы органы могут начать уголовное преследование каких-нибудь жуликов.

«У нас не элита, а пена»

- И были такие случаи?

- Да. Когда делали программу «Дети» о педофилах. Эту дрянь, конечно, так быстро не остановишь... Над попытками сохранить моральный облик, конечно, смеются те, кто нюхает «первый» - они так кокаин называют, кто ездит на «Майбахах» в клубы «Фест», «Инфинити»... Живут как в последние дни Помпеи.

- Вы про элиту нашу?

- Элита?! Да это пена просто. Как может человек, которому 40 лет, получивший волею судьбы большой завод стратегического назначения, пропить, прогулять, прожрать, просидеть на унитазе 20 миллионов евро на зарубежном курорте? Вместо того чтобы отдать эти деньги в сиротский дом в том же самом Норильске! Дал бы каждому ребенку по 10 тысяч на жизнь и учебу... В одном рассказе описывается, как миллиардер, уже помирая от рака четвертой стадии, ехал по Манхэттену и раскидывал доллары из инвалидной коляски. Потому что понял, что там, за порогом, это ничто. А раньше не понимал?

- А об этом программу не дают сделать?

- Доберемся. Сложная тема. Рассказать - это одно. А сделать это с камерами, с интервью, выстроить программу - это как ребенка вырастить. Я уже 52 передачи сделал. Иногда говорят спасибо, иногда пугаются, но чаще ругаются. Ну и слава богу - значит, реакция есть...

- Кроме ругани, еще и угрозы случаются?

- Угрозы были. Когда о трансплантации снимали, о строительстве. В связи с «Пирамидой» меня мужик, один из героев программы, на дуэль хотел вызвать. Не очень страшно. В Чечне было жутко, в Дагестане, а здесь нет. Потому что денег не беру ни от кого. Вот если деньги взял... Все. Моментальный конец.

«Могу промолчать из жалости»

- Благодарности за это вы не получаете. Угрозы и куча головной боли. Зачем тогда? Вы Дон Кихот?

- Мы же грешные все люди. Сейчас Великий пост. Надо смирять гордыню. Но нельзя душу свою отдавать на растоптание и на соблазн. Поэтому бороться, даже не за людей, а за себя, стоит. Один священник сказал:

«В наше время грех стал нормой». Вот что страшно!

- У вас соблазны есть?

- По работе? Конечно! Сделать вещь сильную, получить какой-то жареный факт и влупить! Не обращая внимания, что после этого будет с человеческими судьбами. Иногда информация такая есть шикарная...

- Бывает, что вы, наоборот, не выдаете всей информации в программу?

- Бывает. Часть материалов по пересадке органов мы не опубликовали до сих пор. Они взрывоопасны для нашей медицины. Эту тему нам врач-хирург принес. Допекло его. Пришел и сдался. Рассказал, как подписываются пустые бланки о смерти, а потом туда можно вписать любого прохожего. Потом дают по голове, вынимают органы, и до свидания. Сейчас тот хирург работает в другой области, органов у живых людей уже не отрезает. На нас после этой программы натравливали людей, которые действительно нуждались в пересадке органов - почек, печени, сердца. Шум был, конечно, Верховный суд на уши поставили. Ну, Бог им судья.

- А из жалости можете промолчать? Несмотря ни на какие рейтинги?

- Да. Программа «Дети», например. Мы не рассказали о педофилах, которые были во властных структурах в свое время. Они сейчас старые козлы, но у них дети, внуки...

«Завидую иностранцам...»

- Вас, спецкоров, трое. Грунский - самый светский, Хабаров - откровенный, Мамонтов - самый резкий...  Как вы темы делите?

- Каждый работает в своей нише, и никто ничего не делит. У нас почти не бывает столкновений на почве тем. Каждый для себя выбирает дорогу. Слава, Саша - они мыслят немного по-другому, им нравятся другие темы. Мы в одном проекте, мы друзья, но у нас все разное. Ребята младше меня на 10 лет, они делают более молодежные вещи. Я сроду не отбирал ни у кого тему, а всегда дарил. Мне не жалко. Мне не тяжело сказать человеку: «У тебя классный материал, старик».

- Никого еще не видела, кто бы сказал: «Да, я завидую!»

- Я завидую только иностранцам иногда. Потому что у них много денег, шикарная аппаратура и много народу. Если бы не резали нам бюджеты, можно было бы делать хорошие программы, сочные и жесткие. Вот надо сейчас аппаратуру купить классную, которая позволит скрытую камеру использовать на все сто. А денег нет.

- Часто приходится пользоваться скрытой камерой?

- Конечно. Процентов на 30. Вот про наркотики только скрытой можно снимать.

- Мамонтова и со скрытой камерой любая собака узнает.

- Я еду, только если надо вломиться и поддержать. В случае форс-мажора, если там чего-то произошло, я прикрываю людей. Но бывает иногда, что и сам снимаю незаметно...

- Боже! В гриме и корсете?

- Все бывает! (Смеется.) Но в Верку Сердючку не играю.

- Какие темы вам абсолютно неинтересны? Ну ниже плинтуса.

- Шоу-бизнес. Сплетни всякие, разговоры и гламур. Это пустое все, не имеет под собой жизненной полноты. Это все фальшь, обертка от конфетки. А вот конфетка. (Закидывает конфету себе в рот.) Вот так! Что касается всего остального, все интересно.

- Как ваша семья относится к этому ко всему?

- Закрытая тема. Потому что работа такая. Я спокойно живу, потому что о семье никогда ни слова не говорю. О семейных ценностях могу в программе сказать «Русский крест», например, про аборты и рождаемость. Мы хотели показать людям нашим, русским, что не надо убивать детей во чреве своем. Всегда можно родить и вырастить ребенка. Нация-то вымирает. А есть организации и люди, которые, наоборот, считают, чем больше абортов, тем лучше. В головы вбивается: наслаждайся сейчас, пей, кури, веселись, глотай экстази сейчас, покупай машины. Обман же! А потом в старости - ну что машины эти, штаны кожаные... А рядом-то не будет ни одной живой души, родной, которая пожалеет тебя, скажет: «Мамочка, милая», - погладит по голове...

- А давайте воспитание народа с вас начнем: вы когда курить бросите?

- Ну, я курю совсем уже слабые... Тяжело бросить, честно говоря. По весне снова попробую. Когда бросаю курить, ворчать на всех начинаю. А еще покаюсь, я ленивый. Поспать люблю. Почитать. Ничего не делать.


ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Аркадий МАМОНТОВ родился 26 мая 1962 года в Новосибирске.

Служил в Забайкальском военном округе. Окончил факультет журналистики МГУ. Работал в АПН, на канале НТВ, делал репортажи из Ингушетии и Чечни, в том числе из Буденновска.

С июля 2000 года работает на канале «Россия». Автор знаменитой передачи о трагедии «Курска». С сентября 2002-го вместе с Вячеславом Грунским и Александром Хабаровым делает цикл программ «Специальный корреспондент».

Награжден орденом «За личное мужество», медалью «За заслуги перед Отечеством» II степени. Член Академии российского телевидения.


НАША СПРАВКА

Программа «Спецкор» выходит на канале «Россия» с сентября 2002 года, популярность держит и рейтинга не роняет. Фильмы и сюжеты из любой области жизни делают три команды, у каждой из которых своя ведущая голова - Мамонтов, Грунский и Хабаров. Каждое воскресенье ровно в 21.00 один из ведущих рассказывает в своем фильме-репортаже о какой-либо актуальной проблеме общества или посвящает зрителей в подробности наиболее значимых для страны и мира событий.

www.kp.ru, 01.03.2007

Коллекция передач "Спец Корреспондент": http://video.yandex.ru
Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5025 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua