[Версия для печати]

Игры "патриотов": куда доведет языковой вопрос?

українська мова в СРСР, украинский язык в СССР
С советского времени мы помним совершенно потрясающую плеяду украинских писателей: Бажана, Сосюру, Вишню, Тычину, Загребельного, Коцюбинского, Довженко,... За 20 лет в Украине так и не появилось литературы подобного уровня.
УБРАТЬ И ПРЕКРАТИТЬ

В Советской Украине украинскому языку уделялось много внимания, но все-таки недостаточно, по мнению большой части населения. Очевидным было недовольство творческой интеллигенции и жителей западно-украинских областей постепенным сужением сферы применения украинского языка.

Но что делала Украина Советская добросовестно – она поддерживала высокую планку украинского языка в тех сферах, которые считала важными – это культура, гуманитарная сфера, сельхоз-наука, языкознание и литература. Преподавание украинского языка в школах и вузах производилось на очень высоком уровне.

Украинская литература дотировалась государством в невиданных на сегодняшний день масштабах. Украинские классики и писатели советского периода издавались космическими тиражами. Переводы советской, мировой литературы и переводы классиков делались на высочайшем уровне и издавались в тысячи раз большими тиражами, чем сегодня. Литературные и искусствоведческие журналы также издавались огромными тиражами. Одно лишь издательство "Наукова думка" выпускало 780 наименований специальной литературы в год.

Украинская интеллигенция назвала такое положение дел термином "русификация" и все время втайне ностальгировала по провалившейся "украинизации" времен НЭПА на Украине.

С приходом независимости произошла метаморфоза, словно мы переместились в Зазеркалье.

Украинский язык перевели в состояние позитивной дискриминации. Его употребление в государственных органах сделали обязательным директивно и ввели принудительное обучение на украинском во всех школах и вузах.

Русский же язык подвергли дискриминации прямой: его изучение запретили в школах и в вузах, также запретили применение русского языка в государственных органах. Государство насильственно прекратило подготовку новых учителей русского языка и литературы, а русскоязычных преподавателей вузов, которых было около 95%, заставило на марше переучиваться на украинский язык.

После всех этих мер украинская интеллигенция и прозападная элита стали ждать всходов "разумного, доброго, вечного" — и дождались!

ПЕЧАЛЬНЫЕ ИТОГИ

Пропорция украиноговорящих и русскоговорящих граждан, считающих тот или иной язык родным, не изменилась никак в силу того, что русскоязычное население даже в малой мере не перешло на украинский. Но, учитывая тот факт, что миллионы жителей западных областей Украины выехали за границу и уже никогда не вернутся, то, скорее всего, пропорциональное количество украиноязычного населения относительно русскоязычного даже уменьшилось.

Украинский язык не расширил своего ареала употребления, кроме как в бумагах и бюллетенях разных государственных контор. Ситуация стала такой: языковая среда в госорганизациях осталась русскоязычной, а документооборот сделано украиноязычным.

Некоторое увеличение украиноговорящего контингента в Киеве связано исключительно с мощным притоком сотен тысяч переселенцев из западных областей Украины. Живое общение как велось на русском, так и ведется.

Высшая школа перестроилась лишь для проформы. В вузах преподавание ведется или на ломанном украинском, или на русском, а разговорная среда практически везде осталась русскоязычной.

Никакого расцвета украинского языка за все 20 лет так и не случилось.

Практически не написано книг на украинском, кроме редких исключений, которые смогли хоть немного приблизиться к стандартному массовому уровню советской украинской литературы.

Украинский язык стремительно деградировал по нескольким причинам.

ПЕРВОЕ: язык – продукт национальной культуры! Культура – это, прежде всего, производство; затем – наука; затем – избыточный прибавочный продукт, порожденный первыми двумя факторами, который и дает возможность обществу выделять ресурс на литературу, театр и музыку.

Но украинская промышленность за годы независимости стремительно разрушилась, а наука, как следствие, пришла в упадок. Более того. Представители так называемой европейской плеяды "освітян" целенаправленно разрушали советскую систему образования. Их девиз, которого они особенно и не скрывали: лучше пусть будет выжженная земля, чем русский язык!

ВТОРОЕ: исчезла инженерная школа, фундаментальная наука, сельскохозяйственная наука и вся система общественных наук; на их место пришли псевдонаучные дисциплины — менеджмент, политология, социология, экономика, над страной сгустился юридический дурман.

Украинский язык, русский язык, второй государственный, карикатуры,мова
Ситуация сейчас такова: языковая среда в госорганизациях осталась русскоязычной, а документооборот стал украиноязычным.

Интеллект нового поколения независимости, необремененный никакой полезной деятельностью на производстве или в науке, стал вырождаться, а с ним начал вырождаться и язык.

Языковая среда "варится" в разрушающемся социуме псевдоевропейских фантазий без малейшей связи с пониманием реального положения дел и на Украине, и в Европе, и в мире.

Ко всем бедам либерального бреда, как то демократия и рынок, украиноязычная часть общества страдает и от разного рода фантазий о неком прогрессивном постиндустриализме запада, куда Украина должна то ли попроситься, то ли вернуться.

Еще одна проблема украиноязычной интеллектуальной элиты – то, что это в основном люди гуманитарной сферы, которые никогда не имели представления о реальном устройстве техносферы своего государства, и страдающие по этой причине крайне упрощенным миропредставлением. Главный их аргумент: на Западе лучше, чем было в "совке". Никто из этих людей даже не пытается хотя бы краешком своего сознания осмыслить собственную роль в украинской национально-демографической катастрофе 20 лет независимости.

Кроме того, принудительное введение галлицизмов, полонизмов и англицизмов в украинский язык превратила его в какую-то разновидность советского суржика наоборот. Большинство населения не желает употреблять откровенно непроизносимые для миллионов людей какофонические диалектизмы, а именно: "гвынтокрыл", "свитлына", "Гельзынгы", "Гемингвэй", "паротяг", "гратуляция", "вакации", "завше", "ровэр", "файно" и т.д.

Также разгром колхозов, которые являлись высокоорганизованной формой общества и очагами подпитки живого украинского языка, связанного с одной из основных отраслей народного хозяйства, привел к ликвидации местного родника разговорной и деловой украинской речи и в сельской местности Украины.

И вообще, появление украиноговорящей элиты в начале 90-х во главе государства ассоциируется теперь у большинства граждан с началом народных бедствий и всеобщего развала. Ассоциируется с разрушением справедливого общественного устройства и началом упадка промышленных высокосоциальных городов, с ростом преступности и падением уровня жизни, с массовыми смертями, с трастами, рэкетом и кравчучками.

Ну и, кроме всего прочего, львовская украиноговорящая элита, которая перекочевала в Киев, по всем показателям своего интеллектуального развития и по своему личностному масштабу на два порядка уступала элите советской, потому никак не была способна вдохновить своим примером русскоязычное население на смену ментального вектора и языковых предпочтений.

София Ротару, Червона Рута, фото старое
Пока не запрещали русский, "Червону руту" знали все. А теперь?...

Помимо этого, львовская элита, сеющая на украинском языке ненависть к героической советской военной истории и прославляющая фашистов под тем или иным соусом, прицепом ассоциирует свой фашистский облик в сознании народа с украинским языком.

Ведь именно на украинском языке прославляются немецкие фашисты и коллаборационисты, ненавистные для жителей Восточной Украины, которых в стране большинство. Эта идеологическая одержимость немецким фашизмом львовской элиты да и всей украиноязычной гуманитарной элиты в том числе дополнительно порождает негативное отношение к ни в чем неповинному украинскому языку.

Теперь вернемся к последствиям 20 лет независимости для русского языка.

ЛИКВИДАЦИЯ ГРАМОТНОСТИ

Русский язык и русскоязычное население от нововведений украинской власти времен независимости пострадали очевидно и массово. Дело в том, что запрет на преподавание русского языка в школах и вузах привел к появлению феномена массовой неполной грамотности у миллионов русскоговорящих людей. Хотя русский язык и перестали изучать в школах, но русскоязычное население не перешло на украинский и продолжает говорить на русском. Украинский язык люди вообще не употребляют ни в быту, ни на работе. Но в силу того, что миллионы русскоязычных детей на протяжении двух десятилетий не обучались письменной грамоте на материнском языке, а лишь на неродном для них украинском, то на русском языке они писать не умеют. Не умеют, потому что не научились, а на украинском не умеют – потому что этим языком не пользуются. Украинский язык используется русскоязычным населением лишь в письменной форме в пределах не более нескольких сотен слов и лишь с целью заполнения деловых циркуляров.

Безграмотность, ашыпки, ошибки, школьник за партой, уроки русского языка в школе
Ликвидация безграмотности, ликбез, абучю рузгаму изыгу, олбанский
За время половины жизни одного поколения появились миллионы людей, которых можно назвать украинским словом – "неписьменні»

Получается, что миллионы русскоязычных граждан Украины под давлением государства практически не используют свой родной язык для написания сложных текстов. А если человек не использует письмо, то он деградирует до состояния какой-то средневековой безграмотности. Если поколение независимости можно назвать просто малограмотным, то их дети реально вырождаются в поколение с примитивным складом ума, клиповым мышлением и фэнтэзийным миропредставлением.

Фактически миллионы людей стали безграмотными буквально в течение половины жизни одного поколения. Ситуацию с русскоязычными детьми поколения независимости прямо можно описывать украинским словом "неписьменність». Вероятно, по мнению нашей львовской элиты, именно о том, чтобы сделать большинство украинских граждан "неписьменними» мечтали Франко и Шевченко?
Итак, подведем печальные языковые итоги 20 лет независимости.

Украинский язык приходит в упадок в силу подчинения общему направлению на национальное угасание Украины, в рамках неолиберальной фашистской социально-экономической модели, в силу культа стяжания и ограбления народа, в силу нарастающей всеобщей коррупции и несправедливости, освящаемой с самого верха украинским языком и одетыми в вышиванки нелюдями. Притом понятно, что ни язык, ни вышиванка тут и ни при чем. Но ассоциативный ряд работает безотказно по законам психологии. Ассоциация здесь такая: упадок жизни и всеобщий развал начались тогда, когда наверх прорвались украиноязычные львовские элитарии и провели геноцидные реформы. Проявление украинского языка в качестве государственного лишь совпало с началом социальной катастрофы, но в массовом сознании десятков миллионов граждан установилась неразрывная связь между такими событиями. С этим ничего нельзя поделать.

Упадок русского языка произошел по тем же причинам, по которым угасает язык украинский, но еще и из-за административных ограничений на изучение русского языка.

Видимо, предполагалось, что репрессивный запрет на преподавание и изучение русского языка подтолкнет население отказываться от русского и активно изучать украинский. Но практика продемонстрировала ошибочность этого решения и от него нужно бы поскорее отказаться. Но вот что делать конкретно - сказать очень трудно. Простых решений нет.

ИГРЫ "ПАТРИОТОВ»

То, что проделывают политики от Партии регионов – пустая предвыборная провокация. Новое языковое обострение в мозгах донецкого клана связано с полным провалом регионалов по всем направлениям на экономическом, гуманитарном и политическом поприще. Не исключено, что изменения в законодательство про языки вызваны не только желанием получить дополнительные голоса на выборах, но и приурочены к очередному визиту Азарова в Россию, чтобы получить скидку на газ. Однако такие надежды по-детски примитивны. Подобные потуги наших политиков Путина могут разве что насмешить.

Возможно, регионалы считают, что такие действия мобилизуют свой электорат и смогут его в очередной раз облапошить?

Но они его так долго обманывали и грабили, что уже никакого доверия не имеют и дальше будет хуже. В иерархии реальных проблем после всех геноцидных реформ, проводимых от имени Партии регионов, языковый вопрос стоит далеко не на первом месте. На первом месте стоит проблема несправедливости, беззакония и демонстративного публичного издевательства правящей верхушки над собственным народом. На первом месте стоит никак не язык, а всеобщая ненависть народа к власти.
Языковый конфликт – это прекрасная возможность для оппозиции отвлечь свой электорат от вопросов о моральном облике самих оппозиционеров, которые в своем подавляющем большинстве являются русскоязычными. От вопросов об их подлости, коррумпированности и гнилости, об их неуемной жажде обогащения, о мажорстве их детей, об их особняках, о приватизации, о земельных наделах. Потому-то оппозиционеры охотно обостряют языковую проблему, исподволь вбрасывая в массовое сознание своего галичанского электората такую идею:

"Чего эти русскоязычные открывают там свой рот? Не хотят говорить по-украински – пускай валят в "рашку». Надо надеть на них намордник, как это сделали "маленькие гордые европейцы-прибалты»!

Но ведь мы прекрасно видим, чем это все закончилось для Прибалтики, которая превращается в социальную пустыню.

Подобный подход рано или поздно закончится тем, что пружина распрямится и ударит по украинской мове, притом абсолютно незаслуженно.

Русский язык, драка в парламенте, украинский язык, мова, мовне питання
Мы не можем отгородиться от российского гуманитарного, духовного и культурного влияния, и чем упорнее мы это делаем, тем скорее саморазрушаемся.

РУССКИЙ — МИРОВОЙ!

Языковая проблема – очень тонкая материя, сложная и очень многогранная, а потому не имеет простых решений. За 20 лет независимости все очень сильно ухудшилось. Если сегодня принимать такие же тупые решения по языковому вопросу, как это делалось в последние десятилетия, но только с обратным знаком, то ситуация ухудшится еще более обвально.

Русский язык всегда будет иметь конкурентное преимущество перед остальными, и при взаимодействии языков разумный позитивный протекционизм в сторону украинского во многом оправдан.

Быстрого, красивого и всем приятного решения языкового вопроса нет в природе. Русский – язык мировой. Украинский не обеспечивает огромного количества функций, которые обеспечивает русский, и никогда не сможет обеспечить. Никогда в обозримой исторической перспективе украинский не станет языком межнационального общения.

Украинский так и не стал языком научно-технического прогресса и никогда уже им не станет, как не станет ни языком фундаментальной и инженерной науки, ни языком современного производства. Это факт. Как таковым не станут языки чешский, польский, финский или хорватский.

Ограничения на изучение русского языка на Украине не принесет ничего хорошего украинским гражданам. Особенно, конечно же, будут страдать русскоязычные граждане Украины. В следующем поколении миллионы людей просто станут вообще "неписьменными». Может, кого-то из львовской интеллигенции или из депутатов-оппозиционеров это радует? Думается, такое положение может порадовать только идиота. Или же эти люди не считают русскоязычных людей гражданами Украины, а считают врагами, и желают, чтобы те и далее оставались безграмотными? Такая логика была бы, по крайней мере, понятной, если бы эти люди старались сделать грамотными и образованными хотя бы украиноязычных граждан. Но ведь украинская элита разрушает и украиноязычную культуру и образование!

Соревнование русского языка с украинским в принципе бессмысленно и невозможно по причине неравновесности категорий. Для наглядности можно привести пример конкуренции между английским, французским и немецким языками.

Немецкий и французский проигрывают. Но богатые элиты имеют возможность поддерживать в своих языках все формальные функции языков мировых: межгосударственного общения, языка высокой технологии, науки и промышленности.

Кроме того, Франция и Германия – это на сегодняшний день еще и миниимперии, которые участвуют в мировой торговле в качестве ведущих игроков. Но эта языковая роскошь обходится им многократно дороже, чем британцам и американцам.

Исторический опыт показывает, что носители имперской традиции, носители мировых языков в принципе никогда не ассимилируются. Русские, британцы, американцы, латиноамериканцы и испанцы, китайцы, турки, арабы или иранцы, попадая в иноязычную среду, формируют свои замкнутые общины, но никогда не сливаются с коренными нациями.

Достаточно сравнить, как ведет себя в США итальянская и мексиканская диаспоры. Итальянцы за пару десятилетий растворились в англоязычной среде, а испаноязычные мексиканцы полностью испанизировали весь американский Юго-Запад.

Или возьмем арабско-турецкую диаспору в Европе. Наследники Халифата и Османов демонстративно не смешиваются и не пересекаются с европейцами, и не перенимают западного культурного кода.
А посмотрите, как похоже ведут себя за границей британцы, россияне и американцы. Они формируют свои замкнутые общины, и вместо того, чтобы ассимилироваться в чужой среде, ассимилируют всех коренных представителей вокруг себя. С этим никто ничего не может поделать. Такова сила имперского менталитета. И в этом нет ничего трагического. Так просто есть в природе.

РУССКИЙ ИЛИ ENGLISH?

Если Украина ставит перед собою авантюристическую цель – сломать морально и ментально, а затем ассимилировать русскоязычное население – то этого не получится сделать, а остатки энергии нашего измученного нуждой и несправедливостью общества просто сгорят в бесплодной внутригражданской языковой войне. А нам даже на выживание энергии уже не хватает.

Не нужно ставить перед собой такой глупой цели – сделать украинский язык "круче», чем русский, и утереть нос кацапам. Пусть, мол, от зависти или под страхом отказываются от русского и переходят на украинский! Россия – богаче и сильнее, как в военном отношении, так и ментально, в силу многих причин, о которых мы сегодня речи не ведем. Какие шансы на успешную конфронтацию? Никаких. Только ускорим свою национальную погибель.

Невозможно отгородиться от российского гуманитарного, духовного и культурного влияния, и чем упорнее мы это делаем, тем скорее саморазрушаемся.
Украинцы традиционно ассимилируются с русскоязычной средой и с этим ничего нельзя поделать. Зато, проводя разумную политику, можно добиться ситуации, когда на территории Украины все русскоязычные граждане будут гораздо лучше изучать и знать украинский язык. Но запрет на русский язык тут вообще ни при чем.

Вопрос надо ставить по-другому.

В реальной жизни не стоит никакого выбора между украинским и русским языками.

Перед нами стоит ситуация выбора мирового языка для украинского народа.

Украина стоит перед выбором мирового языка, который нация будет использовать преимущественно перед другими мировыми языками, как в качестве языка межнационального общения, языка интернета, так и языка науки и производства. То есть, стоит вопрос, в какой будущей мировой системе координат украинский язык останется языком периферийным: в российской или в англоязычной западной. Правда, чисто теоретически нельзя исключить, что после распада ЕС образуется какая-то германоязычная зона (Североевропейская). Но сегодня это для украинцев не принципиально. Выбор для нас стоит не между русским и украинским языками, а между русским и английским.

Украина не может примкнуть к западному проекту в качестве равноправного полноценного партнера по многим причинам. И главная из них - нас туда не приглашают. Желание нашей элиты примкнуть к западу идет наперекор историческому процессу. Евросоюз распадается. В то же время Россия, кроме того, что имеет с нами тысячелетнюю общую историю, и особенно успешную советскую общую историю, еще и прошла низы своей дезинтеграции. Логика мирового кризиса толкает крупные державы к воссозданию промышленных кластеров и к возрождению конкурирующих валютно-промышленных зон. При этом будет резко сокращаться мировая торговля. Лишь относительно российской технологической зоны можно вести речь о возрождении украинской промышленности. Лишь под эгидой России нашей возрожденной индустрии может быть обеспечен защищенный рынок сбыта. Лишь новая промышленность позволит нам развивать науку и культуру. И только когда у нас начнется экономическое возрождение и общий морально-эмоциональный подъем, можно будет говорить, что наша национальная государственность состоялась. Вопрос гармонизации взаимоотношений языков все равно встанет на повестке дня в той или иной плоскости, но украинский никогда не займет места русского. Это просто нереально.

В западном проекте, даже если бы нас туда кто-то и пригласил, имеется как минимум двукратный переизбыток промышленных мощностей, потому украинскую промышленность даже в теории возродить в условиях евроинтеграции мы не сможем. А значит, мы навсегда останемся деградирующей страной. Евросоюз ни кормить, ни дотировать нас не будет, так как не в состоянии этого сделать. И Россия нас не будет кормить и дотировать. Но нам этого и не нужно. Россия откроет свой внутренний рынок для нашей индустрии - и мы сами себя возродим и сами себя прокормим.

Сегодня мы просто-напросто застряли между двумя мирами – Русским и Западным – и потому не можем сдвинуть телегу с мертвой точки. Просто наша элита, невзирая на болтовню про демократию, выполняет негласную задачу, поставленную перед нею западом - максимально дискриминировать русский язык, морально обезоруживать русскоязычных сограждан и вытеснить русский язык из речевого оборота, тотально заменив его каким-то англо-украинским новоязом. Цель эта и глупая, и преступная одновременно. Даже если это добросовестное заблуждение, что вполне возможно, то такая цель нереалистична и недостижима.

Нужно осознавать реальное место украинского языка в ряду мировых языков.

Следует свернуть Болонский процесс и вернуть фундаментальные принципы советского образования.

ВЕРНИТЕ ЯЗЫК

Никакого быстрого решения языкового вопроса нет. Но можно внести некоторые срочные исправления и отказаться от особенно неудачных нововведений времен независимости в языковой сфере.

Надо срочно вернуть русский язык и литературу в школы, в объеме близком к украинскому, и дать возможность миллионам русскоязычных детей научиться писать на своем родном языке. В этом случае они и украинский язык, и украинскую литературу станут понимать и знать гораздо лучше.

Вторым шагом следует свернуть вредительский Болонский процесс и вернуть фундаментальные методические принципы советского образования. Ничего лучшего мы на данный момент не придумаем второпях, но хотя бы остановим дальнейшую хаотизацию образования и начнем повышение образовательного уровня нашего общества. Отказавшись от Болонской системы, мы должны определить вузы, где преподавание будет вестись на русском. Это, прежде всего, остатки нашей элитарной высшей технической школы или, к примеру, часть медицинских институтов.

А вот некую дополнительную часть ВВП разумно направить на поддержание украинского языка, киноиндустрии, книгоиздания, театров, украиноязычных вузов, газет, телеканалов и радиопрограмм. Ведь именно в силу того, что украиноязычный гуманитарный рынок по размеру и финансовой емкости уступает и будет уступать русскоязычному, эти сферы не могут выдержать открытой конкуренции на либеральных принципах, а потому нуждаются в дотации и протекционизме. Эти доводы логичны и разумны, и не могут вызывать эмоционального отторжения ни у украиноязычного населения, ни, тем более, у русскоязычного.

Отдельно следует поставить вопрос для госслужащих. Знание украинского языка должно быть обязательным и более глубоким, как для врачей, милиции, пожарных, спасателей, судей, прокуроров, преподавателей вузов некоторых дисциплин, так и депутатов, начиная с областного уровня.

Но в любом случае важно осознать и принять такую простую истину: в нашей ситуации невозможно принудить русскоязычное население перейти на украинский язык. И тем более нет никаких разумных аргументов в пользу того, чтобы добиваться такой глупой цели силой.

КТО ВОЮЕТ ЗА ЯЗЫК?

Теперь о том, что собственно представляет собою современное украинское правящее сообщество, которое так дружно "сражается» за украинский и русский языки. Ядро украинской элиты – это верхушка коммерческого и политического класса, а также лидеры частично легализовавшихся преступных группировок.

Отметим, что философия нашей элиты типично торгашеская и ростовщическая. Главная ипостась каждого из этих людей – пронырливый делец, коррупционер и алчный стяжатель, который лишь для маскировки нарядился в костюм чиновника, респектабельного бизнесмена или политика. Проблемы языка для каждого из них стоят в конце последнего ряда приоритетов.

Практически все представители политического класса и крупного бизнеса на Украине являются русскоговорящими гражданами. Их дети и особенно внуки – англоязычные. Но своей исторической родиной при этом почти все они считают Израиль.

Семья, банковские счета, недвижимость у каждого "украинского» элитария или олигарха в Лондоне. Центры накопления прибыли – в оффшорах. Дети, внуки у такого "украинца» чаще всего – натурализованные британцы, американцы и, по совместительству, почти всегда еще и израильтяне.
Элите откровенно на русский язык наплевать, точно так же, кстати, как и на украинский. Просто украинская элита ограничивает для русского языка сферу применения из-за того, что мировая суперэлита, на кого смотрит и кого копирует украинское высшее начальство, – это представители англоговорящего мира. Русский язык на Украине уже не воспринимается ни элитарным, ни массовым сознанием в качестве главного языка "Большого брата». "Большой брат» нынче восседает в Вашингтоне, потому английский сегодня стремится занять на Украине почетное место "языка межнационального общения». И дело здесь не поправишь простым назначением русского языка на место регионального, официального, второго государственного или даже первого. Результатом станет не всеобщее изучение русского гражданами Украины, а всеобщий отказ от изучения украинского в дополнение к уже стойкому нежеланию изучать русский.

Русский язык очень скоро сам по себе вернется в школы и вузы, а также в административный оборот, как только украинский президент не сможет занять своего поста без согласования с Москвой, как сегодня не может этого сделать без благословения Вашингтона.

При наличии во власти тех же людей, которые 20 лет языковую проблему лично создавали и усугубляли, решить ее силами самих этих людей невозможно ни в теории, ни на практике.
Поэтому, когда такие люди вдруг наряжаются в вышиванки, с одной стороны, или начинают судорожно вспоминать Пушкина, с другой, это должно вызывать только чувство брезгливости у каждого честного и грамотного человека. Просто смешно и отвратительно наблюдать, когда депутаты Верховной Рады, которые в большинстве своем являются не украинскими гражданами, а гражданами Израиля, США, Британии или Польши, начинают бить друг другу морды перед телекамерами в защиту русского или украинского языков. На что только не толкают этих проходимцев предвыборные сценарии. Смешнее всего, что находятся еще тысячи наивных простаков, кто готов поверить в искренность всех этих "спасителей мовы и языка»! Но в какие бы одежды не рядились власти предержащие и оппозиционеры, главная их цель – личное обогащение, а язык – лишь инструмент одурачивания народа.

А потому, первым шагом на пути реального решения проблемы и украинского и русского языков должна стать ликвидация всего правящего класса языковых бандитов, включая и псевдорусскоязычную власть, и псевдоукраиноязычную оппозицию.

http://vu.ua/print/ua/article/1446

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5085 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua