[Версия для печати]

Кризис антикризисных мер

Сумма антикризисных мер, предпринятых в Западной Европе, привела к тому, что Западная Европа погрузилась к концу 12-го года в еще больший кризис, чем тот, с которым она боролась.

В одном из западных экономических изданий появился очень выразительный заголовок «Великая депрессия уже началась в Западной Европе». Вообще-то говоря, уже не первый раз кризис начинается именно в Западной Европе. Но здесь важно то, что в значительной мере нынешний кризис вызван как раз антикризисными мерами, которые та же Западная Европа принимала на протяжении последних трех–четырех лет.

Кризис, конечно, системный, кризис очень глубокий и затяжной. Обратите внимание, что когда он в 2008 году начинался, большая часть экспертов, в том числе и критически настроенных к современной экономической системе, дружно говорили, что это затянется примерно на пять лет.

Признаюсь, что я тоже был в числе тех, кто говорил, что кризис будет продолжаться. И я считался пессимистом где-то примерно до 2012 года, это считалось весьма пессимистической жесткой оценкой. Но сейчас уже вовсю идет 2013 год, а ситуация не улучшается. Почему? Потому что имеет место своеобразный псевдоцикл. Почему псевдоцикл? Объясню. Потому что он вызван не естественным ходом кризиса как такового в его рыночном варианте, а тем, как антикризисная экономическая политика накладывается на естественный ход кризиса.

Есть традиционный цикл кризиса. Он довольно хорошо отражен в литературе, начиная с XIX века. Джон Мейнрад Кейс уже в 30-е годы XX века объяснял, как с этим бороться, исходя из того, чтобы создать некие контрциклические меры. Т.е. если экономический цикл идет определенным образом, государственная политика должна быть направлена в противовес, на противоположные цели – создать контртечение, которое гасит общий ход кризиса.

Сейчас получилось нечто другое. Кейсианская традиционная методология была отвергнута потому, что слишком много сил дает государству и, кроме того, делает акцент на социальной политике, на социальных интересах, и соответственно, она не выгодна буржуазии, не выгодна капиталу, не выгодна тем, кто делает ставку на рынок. Но все равно возникла необходимость что-то делать с кризисом. Получилась совершенно странная ситуация, когда, с одной стороны, испытанные методы антикризисной борьбы отвергаются по политическим причинам, а с другой стороны, некая антикризисная политика все-таки проводится.

Эта антикризисная политика представляет собой использование отдельных мер, придуманных Кейсом, в сочетании с продолжением той неолиберальной рыночной политики, которая привела как раз к кризису.

Что предлагал Кейс? Кейс, великий экономист XX века, предлагал деньги тратить на социальные программы, на инвестиции, на развитие промышленности, на строительство инфраструктуры, на науку, образование и т.д. и из этого создать новый инвестиционный цикл. Т.е. большие средства, которые изымаются у крупного капитала через налоговую систему – иногда просто национализацией, иногда просто экспроприацией – направляются на социальную сферу, и создается локомотив экономики, т.е. появляется динамика.

#{intervieweco}Известная история Кейса, я ее много раз повторяю, и она мне очень нравится: «Давайте выроем огромную яму, положим в эту яму бутылки со стофунтовыми бумажками, а потом закопаем обратно. А потом дадим частному бизнесу лицензию на разработку этой самой ямы, на выкапывание бутылок. В процессе будут большие заказы на строительную технику, будут наняты рабочие, будут подведены дороги, будет создана инфраструктура. И даже, скорее всего, когда эту яму уже раскопают, на этом месте уже возникнет город, который будет развиваться, и там появится новая промышленность» и т.д. и т.п.

Этот вариант предполагает некое созидание, и он отвергнут, вместо него мы получили другую антикризисную политику – когда деньги просто дают бизнесу. Деньги не приходят населению, деньги не приходят в производственные инвестиции, инфраструктурные и т.д. – их просто отдают бизнесу. Понятно, что это гораздо удобнее для капитала. И эта антикризисная политика одновременно является антикейсианской, антисоциальной, потому что кто-то должен эти деньги доставать.

В варианте кейсовском классическом деньги нужно взять у бизнеса и отдать обществу, и тогда общество создаст спрос, который, в конечном счете, приведет к тому, что и бизнес получит заказ.

Сейчас предлагается совершенно противоположное – заберем деньги у общества, возьмем государственные ресурсы, отдадим крупному бизнесу, чтобы он покрыл свои убытки.

Результат плачевный. Результат состоит в том, что технически кризис удалось погасить примерно в 2010 году в том смысле, что у крупных компаний сошлись счета, они перестали нести убытки, потому что государство закачало в них деньги. Но у потребителей, у населения деньги кончились. И для того чтобы поддерживать крупный бизнес в жизнеспособном состоянии, приходится брать все больше и больше у населения, т.е. сокращать социальные программы, закрывать транспортные маршруты. Скажем, во Франции я был поражен еще два года назад, обнаружив, что в одной из наименее пострадавших от кризиса стран просто закрываются железнодорожные маршруты, закрываются станции в провинциальных, маленьких городках.

Резать-резать, сокращать-сокращать, а в результате еще больше сокращается спрос, в результате бизнес обращается к государству еще больше за помощью. Государство либо опять забирает у населения, либо влезает в долги. Т.е. опять у того же частного бизнеса берет взаймы, чтобы ему же отдать, причем берет взаймы под коммерческие проценты – отдает под номинальные проценты или вообще без процентов. И в результате возникает эта вот петля, воспроизводящаяся ситуация циклического кризиса, когда сумма антикризисных мер, предпринятых в Западной Европе, привела к тому, что Западная Европа погрузилась к концу 12-го года в еще больший кризис, чем тот, с которым она боролась.

Важно еще учесть разницу между Европой и США, потому что в США среди прочих правительство еще может просто напечатать доллары. Это не значит, что их можно печатать бесконечно. Некоторые наши экономисты говорят – «американцы просто печатают деньги». Это не так. Конечно, есть границы, сколько они могут напечатать, как они могут напечатать. Но у них есть этот ресурс, они могут запустить печатный станок. В Европе этого ресурса нет, потому что если в еврозоне начнут печатать бумажки, то евро свой статус как вторая резервная валюта просто потеряет, тогда все – просто конец европроекту. Причем если бумажки не начать печатать, то это тоже, скорее всего, кончится плохо, потому что тогда начинает рушиться европейская экономика, и опять же евро теряет свои позиции. Поэтому западноевропейские центробанки ведут себя очень осторожно, очень сдержанно, не решаются печатать деньги. Поэтому кризис в Западной Европе идет гораздо быстрее, острее, тяжелее, чем в США, т.е. они не могут залить его деньгами.

На сегодняшний день мы получили ситуацию, когда во всей еврозоне более-менее сносно себя чувствуют две экономики – это Германия и Франция, причем Франция значительно хуже, чем Германия. А Германия, в свою очередь, живет относительно неплохо, потому что она по существу задушила промышленность других европейских стран еврозоны, кроме разве что Франции, стран Бенилюкса, возможно, Австрии, т.е. еще нескольких стран, наиболее близких Германии экономически. Знаменитый миф о ленивых греках, которые просто берут взаймы, чтобы просто покупать – это миф, очень удобный для немцев. Потому что нельзя забывать, зачем греки берут в долг и почему они берут в долг. Потому что у них закрыта собственная промышленность, они все покупают у немцев. А как они могут купить, если они ничего не производят? Они могут только взять у немцев взаймы. Т.е. они берут взаймы у немцев, чтобы немецкая экономика могла продолжать работать.

Но это бесконечно не может тянуться, и на сегодняшний день мы имеем просто схлопывание системы. Классическая схема катастрофы, когда один элемент сваливается за другим, и он толкает следующий элемент, просто классика. Обвал лавины, и эта лавина уже не остановится, пока мы не придем к какому-то очень серьезному, тяжелому уже политическому результату. Лавина рано или поздно накроет Францию и Германию. И рано или поздно приведет к тому, что нужно будет как минимум реформировать весь Европейский союз, если он не развалится сам собой. Именно это будет началом новой европейской революции.

Автор: Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений
Источник: Russia.ru

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5040 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua