[Версия для печати]

Победа в Эль-Кусейре: новый этап в преддверии "Конца Времен"

В начале июня 2012 г. Сирийская армия под руководством Асада и шиитские добровольцы из Хезболлах одержали решительную победу над бандами салафитских экстремистов в небольшом городе Кусейре. Победа это вдохновила всех добрых людей на планете и вызвала скрежет зубовный у всех врагов рода человеческого.

5 июня 2013 г. состоялось примечательное событие в ходе длящейся уже два года гражданской войны в Сирии, ставшей важнейшим фактором развития международных отношений и вызвавшей резкую поляризацию основных геополитических игроков и идеологических движений как внутри мусульманского мира, так и в масштабах всего мирового сообщества. В этот день сирийская армия и бойцы ливанского шиитского движения «Хезболла» («Партия Бога») освободили расположенный недалеко от границы с Ливаном городок Кусейр. Каково значение освобождения Кусейра? Со стратегической точки зрения, оно означает начало коренного перелома в ходе вооружённого противостояния в Сирии и переход стратегической инициативы в руки сирийской армии. С геополитической точки зрения, оно означает победу блока президента Асада, шиитов, «Хезболлы», Ирана, России и Китая и поражение блока сирийской оппозиции, салафитов-ваххабитов, «Братьев-мусульман», Саудовской Аравии, Катара, Турции, Израиля, Франции, Великобритании и США. Но также символичным является событие, когда бойцы «Хезболлы» водрузили на минарете мечети Кусейра шиитское знамя с арабской надписью «يا حسين» («Йа Хусейн»), т.е. "О, Хусейн!" – ритуальное обращение к имаму Хусейну ибн Али, непорочному имаму шиитов, внуку пророка Мухаммада. Мученическая смерть имама Хусейна, а также его сподвижников и родных, включая двух сыновей в возрасте 18 лет и 6 месяцев, в битве с войсками тирана Язида при Кербеле, состоявшейся в день Ашура (10 день лунного месяца мухаррам) 680 г. н.э. (61 г. мусульманского лунного календаря), символизирует вечное столкновение веры и неверия, истины и лжи, справедливости и угнетения.

Путь имама Хусейна – это путь страдания и мученичества, путь, по которому на протяжении последних 1300 лет идут мусульмане-шииты, последователи двенадцати имамов из рода пророка Мухаммада, последний из которых, имам Мухаммад аль-Махди, в 874 г. ушёл в сокрытие с тем, чтобы вернуться в мир накануне Судного дня и наполнить его справедливостью. По пути имама Хусейна следовал аятолла Рухолла Мусави Хомейни, духовный лидер иранских шиитов, который в 1963 г. бросил вызов деспотической власти иранского шаха Мохаммеда Реза Пехлеви, опиравшегося на поддержку угнетательских режимов США и Израиля, сравнив его с тираном Язидом. Именно призыв аятоллы Хомейни поднял иранский народ на сопротивление шахскому режиму в дни Исламской революции 1978 – 1979 гг., сокрушившей вооружённый до зубов военно-полицейский режим и приведшей к установлению в Иране исламского правления во главе с праведными учёными (имам Хомейни и сменивший его имам Хаменеи). Отныне путь имам Хусейна стал путём всей иранской исламской нации, бросившей вызов мировой гегемонии США и её региональных сателлитов в лице, прежде всего, Израиля и Саудовской Аравии. По пути имама Хусейна шли миллионы иранцев, самоотверженно защищавших свою страну и религию в период кровавой восьмилетней войны (1980 – 1988) с режимом иракского диктатора Саддама Хусейна, которого финансировали и вооружали одновременно арабские монархии Персидского залива, СССР, государства Западной Европы и США. По пути имама Хусейна иранский народ идёт и сейчас, противостоя великим державам, установившим не так давно тяжелейшие санкции с целью полного разрушения экономики этой страны.

Путь имама Хусейна стал также путём шиитов Ливана, Ирака, Пакистана, Бахрейна и всех людей, заявляющих о своей верности непорочным имамам из семейства пророка Мухаммада, в какой бы точке земного шара они ни жили. Исламская революция иранского народа вдохновила возникновение героического движения «Хезболла» в среде ливанских шиитов, представителей самой обездоленной религиозной общины Ливана в тот период истории, когда столкновения между религиозными общинами и израильская оккупация привели к полному коллапсу ливанского государства. Именно «Хезболла» бросила мужественный вызов могущественной коалиции США и Израиля и раз за разом добивалась успехов в этой неравной борьбе Давида против Голиафа. В 1984 г. после серии мученических атак, организованных «Хезболлой», западные государства (США, Великобритания, Франция и Италия) были вынуждены вывести свои оккупационные войска из Ливана. В 2000 г. героическая борьба «Хезболлы» вынудила Израиль вывести войска с большей части территории Южного Ливана. В 2006 г. «Хезболла» одержала победу в 33-дневной войне с армией сионистского режима, что стало первой победой арабов за всю 60-летнюю историю арабо-израильских войн.

Подобно шиитам Ливана, в угнетённом положении на протяжении столетий находились шииты Ирака, страны, где находятся главные священные города шиитского ислама (Наджаф и Кербела) и где шииты составляют большинство населения. В правление Саддама Хусейна иракские шииты являлись жертвами репрессий со стороны суннитского баасистского режима; были убиты многие учёные и борцы с режимом Саддама; отчаянное восстание шиитов в 1991 г. было жестоко подавлено. После падения режима Саддама в 2003 г. и вплоть до настоящего времени против иракских шиитов ведёт террористическую войну авангард международного салафитско-ваххабитского движения «Аль-Каида»; жертвами этой войны стали тысячи ни в чём не повинных людей, погибших при взрывах или замученных боевиками. В то же время иракские шииты уже в первые годы после свержения Саддама не побоялись бросить вызов американским оккупационным войскам, стремившимся привести к власти в стране марионеточное правительство, причём сделали это двумя способами: посредством вооружённого восстания, которое в 2004 г. подняла «Армия Махди», созданная Муктадой ас-Садром, и посредством издания аятоллой Али Систани, духовным лидером иракских шиитов, фетвы (религиозно-правовое постановление) с требованием проведения подлинно демократических выборов в стране. Результатом стало проведение выборов в 2005 г., приведших к формированию первого в истории Ирака шиитского правительства.

Жертвами систематического террора и преследований со стороны радикальных суннитских группировок на протяжении последних тридцати лет являются шииты Пакистана. Возможности влиять на политическую жизнь своей страны по-прежнему лишены шииты Бахрейна, составляющие абсолютное большинство населения этой страны. Угнетению со стороны правящего ваххабитского режима подвергаются шииты Саудовской Аравии, населяющие восточные, богатые нефтью районы этой страны. Однако как мы видели на примерах Ирана, Ливана и Ирака, наступает момент, когда угнетённые, вдохновлённые примером имама Хусейна, поднимаются на восстание и свергают власть угнетателей. Наступления этого момента и боятся угнетатели.

В декабре 2004 г. страхи угнетателей, Язидов нашего времени, официально озвучил иорданский король и верный союзник Запада Абдалла, заявивший о возможности возникновения «шиитского полумесяца», т.е. политического сообщества шиитских общин протяжённостью от Турции и Ливана до Индии и Пакистана, включая иранскую и саудовскую части побережья Персидского залива, главного энергетического хранилища мира. Абдалла выразил страхи всех консервативных арабских лидеров, но также Израиля и США, для которых «шиитский полумесяц» - это опаснейший геополитический полюс, способный установить контроль над всем Ближним Востоком и в перспективе консолидировать мусульманский мир. Именно с целью недопущения реализации данной возможности и была развязана гражданская война в Сирии, которой был придан характер религиозной войны между суннитами и шиитами. Однако на самом деле война в Сирии – это не война между суннитами и шиитами; в гораздо большей степени это война между двумя диаметрально противоположными течениями политического ислама – консервативным исламом и революционным исламом.

Консервативный ислам (в его двух версиях: феодально-саудовской и капиталистически-турецкой) – это идеология, ориентированная на возвращение к эпохе «праведных халифов» и на строительство Халифата, который будет представлять собой диктатуру поставляющих Западу нефть и трудовые ресурсы шейхов и должен стать, по сути, одним из важнейших элементов «нового мирового порядка». В соответствии с этими установками консервативный ислам идёт на сговор с мировыми центрами угнетения во главе с США, чтобы обеспечить себе наилучшие условия реализации своего имперского проекта. Революционный ислам – это идеология, выступающая за осуществление радикальной трансформации существующего мирового устройства в интересах всех угнетённых и обездоленных в соответствии с идеалом справедливости. Именно подобные установки революционного ислама делают его главным врагом США и угрозой проекту установления «нового мирового порядка». Противостояние между данными двумя направлениями исламской идеологии возникло на заре истории ислама: лидерами революционного ислама при жизни первых поколений мусульман являлись члены семейства пророка Мухаммада имам Али и имам Хусейн, лидерами консервативного ислама – халифы династии Омейядов Муавия и Язид. Примерами вооружённого столкновения между двумя идеологиями в то время явились война между Али и Муавией и битва Ашуры. Характерно, что главным оплотом власти Омейядов, т.е. центром консервативного ислама, тогда являлась Сирия, земля, где в наши дни разворачивается новый акт данной драмы.

В последующие столетия истории ислама носителем идеологии революционного ислама стал по преимуществу шиизм, идеологии консервативного ислама – по преимуществу суннизм. В XX в. происходит переформулирование данных идеологических ориентаций на основе использования ими языка западного политического дискурса, в связи с чем возникает пресловутый феномен «исламизма», т.е. политического ислама. Исходной точкой выхода феномена политического ислама на мировую арену и одновременно начала жёсткого противостояния между двумя его версиями стал 1979 г., год победы Исламской революции в Иране и советского вторжения в Афганистан. Первое из данных событий обозначило победу сил революционного шиитского ислама над крупнейшим региональным центром угнетения и начало прямой конфронтации между революционными мусульманами-шиитами и Западом. Второе событие послужило поводом для лидеров консервативного ислама осуществить мощное реакционное движение, призванное не только нанести поражение СССР, но и создать альтернативу идеям революционного ислама. Подобной альтернативой стал созданный для ведения войны в Афганистане международный салафитский джихадизм, своего рода экстремистское выражение консервативного ислама, совместный продукт деятельности американских спецслужб и саудовского истеблишмента, замешанный на идеологии хариджитов, старых противников шиизма. После «победы» над СССР в 1989 г. салафитский джихадизм выходит за пределы Афганистана, стремительно распространяясь в виде «метастаз террора» по всему миру: Алжир, Чечня, Ирак, Сирия… Именно салафиты-джихадисты создают печально известный ныне образ «исламского терроризма», с которым в сознании многих людей, увы, оказались отождествлены либо политический ислам, в частности, либо исламская религия, в целом. В результате в глазах обывателей революционная исламская идеология оказалась смешанной с примитивным терроризмом, с ханжеством и фанатизмом.

Тем не менее революционный ислам не был побеждён, хотя и оказался под ударом информационной войны. Одной из главных идей революционного ислама стала идея единства всех мусульман, принадлежащих, в том числе, к разным направлениям ислама, в их общей борьбе мирового угнетения. Реализацией идеи такого единства стало формирование геополитической оси Исламского сопротивления, в которую вошли Исламская республика Иран, Сирия, шиитское движение «Хезболла» в Ливане и суннитское движение «Хамас» в Палестине. Теоретической основой формирования подобной оси стали идеи перса-шиита имама Хомейни и араба-суннита Сайида Кутба. Именно против единства мусульман направлена война в Сирии, которую пытаются представить как войну между суннитами и шиитами. С одной стороны, действительно есть Юсуф аль-Кардави, духовный лидер «Братьев-мусульман» и президент Международного союза мусульманских учёных, и Абд аль-Азиз ибн Абдаллах Аль аш-Шейх, верховный муфтий Саудовской Аравии и духовный лидер большинства салафитов-ваххабитов, призвавшие к джихаду в Сирии против Асада и «Хезболлы». Но с другой стороны, есть Мухаммад Саид Рамадан аль-Бути, один из крупнейших суннитских учёных современности и сторонник президента Асада, убитый в результате террористического взрыва в Дамаске 21 марта 2013 г., есть шейх Махер Хаммуд, имам суннитской мечети «Аль-Кудс» в Сидоне, сторонник «Хезболлы», переживший покушение на его жизнь 3 июня этого года, есть Хайдар Баш, турецкий исламский политик, лидер оппозиционной «Независимой турецкой партии», призывающий к союзу суннитов и шиитов и поддерживающий режим Асада. Победа в Кусейре – это важный шаг на пути укрепления единства истинных мусульман.

Каково значение победы в Кусейре для России? Как известно, Россия, на протяжении последних двух десятилетий сдавшая очень многих своих прежних друзей, от Хонеккера до Каддафи, оказывает серьёзную поддержку режиму Асада по разным направлениям: военному, дипломатическому, экономическому, гуманитарному. Более того, режиму Асада симпатизирует не только бюрократическая элита России, но и сам русский народ устами своих наиболее сознательных представителей выражает поддержку противостоящему одной из самых мощных в истории международных коалиций сирийскому президенту. Кажется, что дело Асада стало делом России, а от судьбы Сирии зависит судьба России и всего мира. Именно поэтому Сирия стала для России в определённом смысле последней линией обороны, тем рубежом, за которым более нельзя уже сдавать свои позиции, иначе это чревато гибелью.

Но ещё более важной стороной отношения России к сирийскому кризису стала возникшая солидарность между Россией и революционным исламом, в первую очередь, шиитским исламом. Данная солидарность не является случайным явлением. Впервые данная солидарность проявилась в период Исламской революции в Иране, в целом, поддержанной советским руководством. Лояльно СССР относился и к антиимпериалистическому исламскому режиму в Иране. Глубинным истоком возникновения подобной ментальной солидарности между Россией и Ираном в 1979 г. стала приверженность идеям справедливости, глубоко укоренённым в русском православном и исламском шиитском мышлении. В то же время главными факторами, помешавшими открытому советско-иранскому сближению в тот период, стали господство идеологии атеистического коммунизма в СССР и война в Афганистане, в которой Иран поддерживал оппозиционные просоветскому режиму группы афганских шиитов.

В настоящее время сохраняются определённые преграды, мешающие заключению между Россией и революционным исламом полноценного альянса. К числу их можно отнести господство европоцентристской парадигмы в сознании русской интеллигенции, бытовую исламофобию, страх российской бюрократии перед союзом с революционным движением. Однако для русского народа вопрос союза с революционным исламом – это уже вопрос не предпочтения, но выживания. И Россия, и революционный ислам сталкиваются с общими угрозами: победой со стороны США, идущая с Запада победой, победой, ответственного за гибель сотен мирных граждан России и тысяч мирных шиитов в Пакистане и Ираке, даже поощряемый силами НАТО афганский наркотраффик направлен преимущественно в сторону России и Ирана. В наше время происходит удивительное совпадение духовных векторов русского народа и шиизма, и потому победа в Кусейре – это не только победа шиитов, не только победа революционного ислама и Исламского сопротивления, но это победа и русского народа.

Победа в Кусейре имеет ещё одно очень важное измерение – эсхатологическое. Война в Сирии, как понимают проницательные люди, является преддверием мировой войны, которая будет иметь прямое отношение к концу нашего мира. В конце истории произойдёт открытый конфликт между «партией Бога» и «партией сатаны»: армию Бога будет возглавлять имам Махди при поддержке Иисуса Христа, армию сатаны – Антихрист (Дадджал). В Сирии всё более явственно прослеживаются контуры этого страшного апокалиптического конфликта. В конечном счёте, именно наличие эсхатологического измерения, отличительного признака истинного монотеизма, отличает революционный ислам, ислам семейства пророка Мухаммада, от консервативного ислама, ислама Омейядов. Победа в Кусейре – это демонстрация силы сторонников Бога и Махди, пример их несгибаемой стойкости и воли. На самом деле борьба только начинается: одно из последних сообщений, переданных в СМИ, касается признания американскими властями факта использования химического оружия в Сирии, причём естественно режимом Асада. Со стороны США данное заявление – это реакция на победу шиитов в Кусейре. Сирийский кризис выходит на новый уровень, связанный с открытым участием западных держав в войне против Асада.

Решающей этап противостояния еще только впереди - и у нас всех есть время тщательно подготовиться к нему.

http://shahid-of-love.livejournal.com

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5058 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua