[Версия для печати]

Крымско-татарский Меджлис и Евромайдан

Зачем татарскому меджлису "евромайдан"?

Киев от Крыма далеко, но крымско-татарские лидеры живо отреагировали на «евромайданные» события. Сообщалось о командированных в Киев крымско-татарских активистах в поддержку "евромайдана", а в крымско-татарской среде даже появилось выражение «крымско-татарский евромайдан». Его обещают устроить, если к 70-й годовщине депортации крымских татар не будет одобрен закон о восстановлении прав депортированных.

И здесь важно за деревьями разглядеть лес. Европротесты в Киеве (которые уже отличились «евроизнасилованиями», «еврограбежами» и «евроизбиениями» инакомыслящих), крымско-татарский меджлис старается использовать в своих целях. Не секрет, что рычаги управления крымско-татарским вопросом находятся не в руках Киева. На заре украинской независимости, когда вокруг царила дурашливая эйфория, сторонники этой самой независимости видели в крымско-татарском национальном движении друзей и союзников. То же самое повторилось в 2004 г. во время «оранжевого» бунта. Но когда прошло очарование «тех глупых и блаженных дней», снова оказалось, что у крымско-татарского движения свои цели, часто не совпадающие с таковыми официального Киева.

Ошибочно считается, что крымско-татарское национальное движение стоит на защите украинского суверенитета от российского империализма. На самом деле, для меджлиса, которому удалось превратить крымско-татарский народ в заложников своих политических игрищ, важно настолько ослабить властную вертикаль украинской власти, насколько это требуется, чтобы достичь полной автономии Крыма, но автономии крымско-татарской во всех смыслах.

Уже давно меджлис требует выделения этнических квот для крымских татар в государственных органах власти (прокуратура, СБУ, МВД, суды, налоговая инспекция). В его структуре имеется Отдел по внешним связям, который налаживает контакты с иностранными партнерами через голову Киева, главным из которых является Турция. Призывы к Западу давить на Украину, чтобы добиться еще больших уступок крымским татарам, из уст меджлиса тоже не редкость.

Свои стремления к региональному лидерству Анкара не скрывает, но для успешной реализации данного плана необходимо взять под контроль весь Черноморский регион. Практически все причерноморские государства - члены НАТО (Болгария, Румыния, Турция), и, значит, координируют свою политику. Украина и Грузия, не являясь членами НАТО, на протяжении десятилетий придерживались прозападного вектора, т.е. препятствовали реконфигурации баланса сил в регионе в пользу евразийского интеграционного проекта, как единственного конкурентоспособного геополитического полюса силы.

С учетом этих реалий Турция и строит свою политику в отношении крымских татар. О том, что успехи Украины на пути евроинтеграции и успехи украино-турецких отношений будут зависеть от соблюдения прав крымско-татарского населения, западными и турецкими политиками говорилось неоднократно. Эта политика направлена на разбалтывание властной вертикали украинской власти и включение полуострова в зону политико-идеологического контроля Анкары, как ключевого союзника НАТО.

Любое сближение Киева с Москвой воспринимается крымско-татарскими лидерами в штыки, поскольку может привести к военно-политической консолидации двух государств, что автоматически приведет к ослаблению турецкого влияния в регионе, а это для меджлиса смерти подобно. Без Турции существование меджлиса теряет смысл. Иссякнут сразу финансовые потоки, станут ненужными множество хлебных должностей в структуре меджлиса, радикально упадет внутриполитическая значимость этой организации, как и ее влияние на события на полуострове. Т.е. ребята из меджлиса окажутся перед невеселой перспективой зарабатывать себе на пропитание чем-то другим, а не политической риторикой.

Курс в Европу для Украины равнозначен утере Черноморского бассейна. Он просто перейдет под негласный контроль Турции, имеющей опору в крымско-татарском национальном движении в Крыму – главном форпосте на Черном море. И на этом дело не закончится. Вы заметили, что за всю историю существования т.н. крымско-татарского вопроса он так и не был решен? Потому что его решение не в интересах самого меджлиса. Этот этнополитический проект изначально был задуман как «долгоиграющая пластинка», как проблема без решения. На какие только уступки не шла украинская власть, меджлису все не так, все не нравится. Как только удовлетворены какие-нибудь требования, сразу появляются другие, и так беспрерывно. Не для того в крымско-татарский проект Турция вкачала столько денег, чтобы враз его свернуть, и объявить оконченным. Крымско-татарский национализм – это обоюдоострое оружие, одновременно бьющее по России и Украине.

Ясно, зачем он нужен Турции, но зачем он Западу?

Черное море – это выход в Средиземноморье, а Средиземноморье – это выход в Мировой океан. Тот самый, который омывает берега Соединенных Штатов и Западной Европы. Стоит только рассорить Украину с Россией, закупорить последней выход в Средиземноморье и Мировой океан, и Западу можно не бояться военно-политической конкуренции и появления у своих берегов кораблей ВМС РФ. Отсутствие в Мировом океане иных влиятельных персон, кроме США и ЕС, означает свободу действий для последних, и на Ближнем Востоке, и в Африке. Хочешь – устраивай новую войнушку, хочешь – перекраивай границы государств по своему усмотрению.

Поэтому поддержка меджлисом "евромайдана" – это действие с дальним прицелом. Ведь между меджлисом и внешними силами, его поддерживающими, уже давно сложился конкордат, согласно которому вся власть на полуострове будет принадлежать меджлису взамен на его полную лояльность. А для реализации этой мечты необходимо надолго разлучить Украину и Россию, и евроинтеграция – лучший способ.

И еще красноречивый факт. Советник турецкого премьера Йигит Булут заявил, что ЕС вступает в фазу распада, и Турции надо возвращаться к своим политическим традициям, а не топтаться у порога «европейского дома». Украину, при этом, Анкара уверенно толкает навстречу Брюсселю. Как видим, для себя, любимых, и для Украины у турок разная политическая рецептура.

Не стоит, однако, грести весь крымско-татарский народ под одну гребенку. Меджлис паразитирует на нуждах собственного народа, и не все крымские татары от этого в восторге. Из крымско-татарской среды вышла организация «Себат», оппонирующая меджлису и придерживающаяся провластной ориентации.

И, напоследок, немного истории. Крым – татарский. Эту фразу можно часто услышать из уст меджлисовцев. Никто не возражает против проживания в Крыму крымских татар, но Крым, прежде чем получить это название из крымско-татарского языка, был Тавридой. Позднее это был центр христианской культуры, и по преданию, здесь, в Херсонесе, крестился князь Владимир. Предки крымских татар пришли на полуостров позже, когда он попал под власть Золотой Орды. Полуостров пережил исламизацию, бегство значительной части христианского населения, и превращение в Крымское ханство. Вспоминать об этом крымско-татарские русофобы не любят, и ссылаются на то, что все это быльем поросло, и незачем бередить прошлое. А под шумок пытаются реализовать свой геополитический проект, поддерживая дестабилизирующие тенденции внутри украинского государства, в т.ч., "евромайдан".

Меджлис готовил кровавый конфликт в Крыму

Крымские татары ждут команды Киева «делать все, что необходимо» и готовят свой референдум на полуострове. Об этом заявил Мустафа Джемилев - народный депутат Украины, экс-глава Меджлиса. Звучит как угроза. Лидеры Меджлиса в последние дни непрерывно угрожают, пугают татар «второй депортацией», призвали татар бойкотировать референдум и не признали его итогов.

Существует стереотип, что крымские татары - это только Меджлис. Однако Меджлис не выражает мнения всех живущих в Крыму татар. Альтернативную точку зрения представляет Народная партия Милли Фирка, лидер которой Васви Абдураимов дал эксклюзивное интервью обозревателю «МК».

- В преддверии референдума в Крыму лидеры Меджлиса крымскотатарского народа призвали к его бойкоту. Теперь они будут заявлять на международной арене о нелегитимности референдума на том основании, что коренной народ Крыма - татары - не голосовали...

- А татары голосовали, и мы подтвердим это. Поэтому все их заявления окажутся пшиком. Они пытаются представить дело так, что крымские татары все как один были против референдума. Но по официальным данным, больше половины крымских татар приняли участие в референдуме.

- В Бахчисарае я лично видела пустые участки в местах компактного проживания татар...

- Крымские татары проживают не только компактно. Они рассыпаны по всей территории Крыма. Сторонники Милли Фирка, целые кланы родственников членов Милли Фирка активно участвовали в голосовании. Там, где сильны позиции Меджлиса, активность была, конечно, ниже. Вы видели низкую активность в Бахчисарае. Но в 11-й гимназии было создано три участка, ориентированных на районы компактного проживания татар... Там голосовали довольно активно.

- Кого объединяет Милли Фирка?

- Участников Национального Движения Крымских Татар, которые не согласны с политикой руководства Меджлиса. Наша организация была создана в 2006 году.

- То есть это альтернативный Меджлису центр влияния в среде татар?

- Да, сейчас есть два центра влияния. До создания нашей организации у Меджлиса была полная монополия. И есть еще прослойка «служилых» крымских татар, которые стараются сотрудничать с любой властью в Крыму. Поскольку Меджлис долгое время имел большое влияние на решение кадровых вопросов, они были его сторонниками. Когда к власти пришла Партия регионов, они стали работать с местной элитой регионалов.

- В чем отличие позиций Меджлиса и Милли Фирка?

- Меджлис, заявляя о себе как о защитнике прав крымскотатарского народа, на самом деле проводил политику ассимиляции крымских татар, полной интеграции их в украинское сообщество в рамках движения Украины в евроатлантические структуры.

Мы сторонники интеграции крымских татар в тюркский мир внутри евразийского пространства. Поэтому мы поддерживаем все интеграционные проекты в рамках Евразии.

- С чем связана ориентация лидеров Меджлиса на Киев?

- Они скорее ориентируются не на Киев, а на хозяев Киева.

- Как вы оцениваете уровень влияния Меджлиса?

- Конечно, оно еще достаточно велико. Но я степень влияния Меджлиса оцениваю по результатам выборов 2012 года в парламент Украины. Тогда Меджлис заключил союз с партией «Батькивщина». Джемилев и Чубаров были включены в ее список. Они включили все свои ресурсы, чтобы сагитировать крымских татар голосовать за эту партию.

Мы проанализировали результаты выборов по данным с 26 участков, созданных в местах компактного проживания татар. При общей явке около 48% на крымскотатарских участках она была 37,5%. Из них за «Батькивщину» проголосовало чуть больше половины. Вот это и есть реальный уровень поддержки Меджлиса: 18%.

За эти два года, когда они утратили возможность диктовать кадровую политику в Крыму, а значит, и регулировать определенную часть финансовых потоков, их позиции в крымскотатарской общине еще более ослабли.

По моим оценкам, их сейчас поддерживает 15-20% татар. Они призвали к бойкоту референдума, а более половины татар послушали Милли Фирка.

- Но все же Мустафа Джемилев остается знаменем крымских татар, это знаковая фигура...

- За 23 года благодаря деятельности господина Джемилева крымскотатарский вопрос был загнан в тупик. Взлет Джемилева совпал с разрушением СССР и странным уходом из жизни двух других лидеров национального движения - замечательного ученого Ролана Кадыева и физика и интеллектуала Юрия Османова, которые получили срок именно за разработку документов национального движения.

Кадыев умер на операционном столе, а Османова зверски убили в 1993 году - как раз в то время, когда была свернута программа восстановления прав крымскотатарского народа в пользу украинизации Крыма.

- Россия сейчас очень много обещает крымским татарам. Но будут ли обещания выполнены?

- Я верю только фактам. А реальность такова: в России с 1991 года действует закон о реабилитации репрессированных народов. Это именно то, чего мы 23 года добивались, но так и не добились от Украины. Попадая в правовое поле РФ, крымские татары подпадают под действие этого закона.

В РФ также действует закон о жертвах политических репрессий. Этот закон распространяется и на всех граждан РФ, которые были подвергнуты репрессиям по национальному признаку. Он предусматривает компенсацию морального и материального ущерба. В Украине этого до сих пор нет.

В РФ опыт решения вопросов о восстановлении прав репрессированных народов - калмыков, чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев - показывает, что все эти народы сегодня защищены государственностями в рамках своих республик, имеют свои правительства, парламенты, свое представительство в федеральных органах власти. А в унитарной Украине, где при президенте Ющенко провозгласили доктрину «одна страна, одна нация, один язык, одна вера», нет места никому, не только крымским татарам.

В РФ проживает более 20 миллионов тюрков-мусульман, наших ближайших родственников. И мы становимся частью этого мира, что также является гарантией нашей безопасности.

- Почему в таком случае руководство Меджлиса выступило против референдума?

- Потому что оно вписано в евро-атлантический проект, который не предусматривает никакой интеграции Крыма в евразийское пространство. А предусматривает полную украинизацию Крыма.

Они 23 года успешно проводили эту политику, за что награждены высшими наградами Украины. Они кавалеры главных украинских орденов, а ни одна проблема крымских татар не решена: нет ни закона о восстановлении прав народа, ни государственности, для 150 тысяч соотечественников до сих пор закрыта дорога в Крым.

Вот реальные итоги деятельности этой структуры.

Видимо, те обязательства, которые есть у Джемилева и Чубарова перед Брюсселем и Вашингтоном, выше тех возможностей, которые открывала перед ними Россия.

- Что ждет Меджлис и его лидеров после окончательного установления в Крыму российской власти? Надо ли им опасаться преследований?

- Только тем конкретным лицам, которые совершали преступления перед своим народом. Есть странные убийства, которые до сих пор не расследованы. В том числе убийство Юрия Османова, молодежного лидера Норика Ширина... Если придет настоящая власть, мы потребуем серьезного расследования этих преступлений.

А по разворовыванию по коррупционным схемам бюджетных средств, которые должны были быть направлены на нужды крымско-татарского населения, в том числе мест компактного проживания, есть 100%-ные доказательства. Всем этим документам будет дан ход.

При этом я не знаю, как структура Меджлиса может быть вписана в политическую систему РФ. На Украине она никуда не была вписана. Она существовала де-факто, а де-юре ее как бы не было. Поэтому они творили все что хотели и ни за что не отвечали по закону.

- В последнее время в Крыму большое влияние приобрела организация Хизб ут-Тахрир. В России эта организация признана террористической и запрещена. Вероятно, ее приверженцам теперь следует ожидать полной «зачистки»... Может ли это привести к всплеску недовольства?

- Хизб ут-Тахрир не имеет никакого отношения к исламу. Мы считаем, что это самое страшное зло, которое может быть в Крыму. Это неверующие люди, потенциальная машина для убийств и кровавых конфликтов, управляемая извне. Поэтому ее «зачистка» не вызовет никакого возмущения. Мы считаем, что к Хизб ут-Тахрир необходимо принять соответствующие, в том числе и жесткие меры.

- Насколько велико ее влияние?

- Последние «боевые смотрины» Хизб ут-Тахрир в форме митингов, которые они начали проводить с позапрошлого года, собирали 2-3 тысячи человек. 26 февраля именно тахрировцы были главной ударной силой противостояния перед Верховной Радой. Там были три тысячи боевиков Хизб ут-Тахрир, которые действовали в прямой связке с Меджлисом.

- Но Меджлис выступал против Хизб ут-Тахрир. Как они могут действовать заодно?

- В самом начале деятельности Хизб ут-Тахрир в Крыму были слабые попытки ее критики со стороны Муфтията, полностью подконтрольного Меджлису.

Но последние три года всякая критика Хизб ут-Тахрир со стороны Духовного управления мусульман Крыма прекратилась. Потому что у Меджлиса нет собственных боевых единиц, готовых отстаивать его интересы силовыми методами. И они готовы использовать для этих целей боевиков Хизб ут-Тахрир.

Кстати, в ожидании прихода России главные деятели этой секты уже перебрались во Львов, где для них будут созданы поселения и тренировочные лагеря. Именно они и есть те самые «беженцы из Крыма», о которых кричат в Киеве. Поэтому сейчас Меджлис «беззубый», и все их заявления о готовности взяться за оружие - не более чем слова.

- Чего добивались организаторы противостояния 26 февраля? Только срыва заседания Верховного Совета по референдуму, или у них были более глобальные планы?

Ультиматум господина Чубарова 23 февраля (он потребовал в десятидневный срок распустить парламент и правительство Крыма, убрать все символы советской власти) был не пустой угрозой. Задумка была втянуть сюда силы НАТО. А для этого должны были появиться серьезные основания. Таким основанием мог стать только развернутый в Крыму межэтнический конфликт.

У нас есть свои источники информации, в том числе и в Меджлисе. Мы точно знали по датам, когда и что должно было произойти. До 3 марта должны были пролиться моря крови. Планировались захваты армейских складов при помощи боевиков Хизб ут-Тахрир. Их руками должна была начаться резня славян. Ввязался бы Черноморский флот, и пошло-поехало. Как в Югославии, Сирии.

«Вежливые зеленые человечки», как их называют, опередили майданутых буквально на два дня. Они взяли все под контроль, и эти планы лопнули.

Источник

Видео

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5119 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua