[Версия для печати]

Охота на Януковича: подробности эвакуации Президента из страны в феврале 2014 года

Реконструкия событий со слов службы государственной охраны экс-Президента

Януковичу готовили судьбу Каддафи... Эксклюзивные подробности покушения на Виктора Януковича. Кто стрелял под Киевом и кто устроил засаду под Мелитополем, Харьковом и Донецком?

Кому выгодна смерть президента и кто организовал операцию по ликвидации - откровения президентской охраны.

ЧП. Расследование - ОХОТА НА ЯНУКОВИЧА (2014)

Интервью сотрудников службы безопасности президента (СПБ) по событиям февраля 2014 года

(Начальник СБП Кобзарь К.Н.)

21 февраля после подписания соглашения по мирному урегулированию политического кризиса в Украине, состоялся телефонный разговор с Добкиным М.М., где было принято решение об участии 22 февраля в съезде депутатов всех уровней Юга — Востока Украины.

Согласно полученной метеосводки, утром 22 февраля ожидался неблагоприятный для полетов прогноз погоды (туман), вылет был перенесен на вечер 21 февраля. В 22:00 мы вылетели двумя вертолётами в Харьков, после чего планировался перелет в Донецк, затем в АР Крым — это был план рабочей поездки Президента Украины на 22 — 23 февраля. Возврат в Киев планировался вечером 23 февраля.

Для обеспечения безопасности Президента Украины в местах его пребывания, я отправил две группы на автомобилях (мы их называем «передовые»). Одна группа выдвинулась в Харьков, другая — в АР Крым.

Президент Украины прилетел в Харьков после полуночи, то есть фактически уже 22 февраля, и мы сразу переехали в дом приезжих облгосадминистрации.

Рано утром 22 февраля из оперативных источников мы получили информацию, что в Харькове планируется теракт, направленный на уничтожение или на захват Президента Украины. Также по факту прибытия кортежа стало известно, что по пути следования автомобили неоднократно пытались заблокировать, а после неудачных попыток неизвестными был открыт огонь на поражение, в результате один сотрудник был травмирован, несколько машин имели пулевые отверстия.

(По ситуации с кортежем рассказывает полковник Иванцов Д.В.)

21 февраля я в составе кортежа выехал в Харьков.

Маршрут движения проходил через Киевскую, Черкасскую, Полтавскую и Харьковскую области.

На протяжении всего маршрута кортеж проехал 5 блок — постов, на первых трех нас пытались блокировать. На двух последующих постах по кортежу был открыт огонь из огнестрельного оружия.

Были повреждены три автомобиля, травмирован один сотрудник. Тяжелая свинцовая пуля 12 калибра, пробив автомобиль, попала мне в область нижних ребер. Спас магазин с патронами, который находился в подсумке именно в этом месте. При попадании на сантиметр вправо или влево, исход мог быть трагическим не только для меня. Нам бы пришлось принять бой и на законных основаниях уничтожить бандитов, что было бы не сложно, учитывая огневые возможности группы.

Стоит отметить, что радикалы начинали стрельбу по кортежу, даже не имея возможности нас идентифицировать. Это говорит о том, что между постами поддерживалась связь, и задача ставилась остановить нас любой ценой.

Сами понимаете, что правомерность применения оружия нападавших их не волновала.

Со своей стороны могу сказать, что все что произошло, можно квалифицировать только как «покушение на убийство Президента с использованием огнестрельного оружия, группой незаконного вооруженного бандитского формирования». Так как всем было понятно, что нападение было на кортеж Президента.

Несколько позже Добкин М.М. предложил в целях безопасности не ехать на съезд. В это время мы уже получили информацию о захвате «Межгорья» большим количеством вооруженных людей, которые уже мародерствовали на территории резиденции Президента Украины.

После чего Президент Украины принял решение прокомментировать в СМИ политические события в Украине, по окончанию интервью мы выехали в аэропорт Харькова и по прибытию к вертолетам вылетели в Донецк.

Во время перелета в Донецк на экипаж вертолета по связи вышел диспетчер пункта управления полетов министерства обороны Украины с требованием вернуться в Харьков без разъяснения каких — либо причин. В случае невыполнения требования диспетчера нас принудительно посадят истребителями, но в связи с тем, что пролетев большую часть пути, по остатку топлива уже не представляло возможным совершить обратный полет, пилоты сообщили диспетчеру, что топлива хватит только до Донецка и мы продолжили движение.

(По ситуации с диспетчером рассказывает Бернацкий С.В.)

Во время перелета Президента Украины из Харькова в Донецк 22 февраля я находился с ним в одном вертолете и был на связи с экипажем на протяжении всего полета. То есть слышал все переговоры экипажа с авиадиспетчерами. За 20 мин. до подлета к Донецку на связь с экипажем вышел диспетчер безопасности воздушного движения с требованием связаться с авиадиспетчером пункта управления полетами МО Украины. Установив с ними связь, экипаж получил распоряжение, возвращается в пункт вылета — аэропорт Харькова. Командир экипажа ответил, что возврат невозможен в связи с тем, что остаток топлива не позволяет совершить обратный перелет.

На вопрос командира, с чем связан возврат вертолета, диспетчер ответил: «распоряжения Председателя Верховного Совета Турчинова». Командир сообщил мне, что если мы не подчинимся, нас будут принудительно «сажать».

Информацию о сложившиеся ситуации с возможными для нас последствиями я доложил Президенту, и он принял решение продолжать полет в Донецк.

Все наши попытки переговорить с Киевом и разобраться в происходящем не удавались, телефоны либо не отвечали, либо блокировались.

Исходя из сложившиеся ситуации Президент принял решение сразу же после посадки в аэропорту пересесть на самолет и вылететь в Киев, чтобы разобраться с происходящим. Но после захода на борт, к самолёту подбежали сотрудники погранслужбы Донецкого аэропорта и заблокировали его, не давая возможности начала движения, далее диспетчер аэропорта сообщил пилотам, что аэропорт прекратил работу и у них есть команда на запрет взлета всего воздушного транспорта. Ситуация сразу была доложена Президенту, в этот же момент стало известно, что колонна ехавшая в АР Крым попала под обстрел в районе Умани. Проанализируя сложившеюся ситуацию стало понятно, что ехать автомобилями в направлении Киева небезопасно, поэтому Президент принял решение ехать в АР Крым, а оттуда по возможности вылететь самолетом в Киев.

Во время выхода из самолета для посадки в автомобиль нас пытались незаконно задержать с угрозой применения оружия сотрудники погранслужбы аэропорта, но офицеры СБП этого не допустили.

На наш вопрос: вы понимаете, что вы делаете? Ведь вы нарушаете закон и конституцию Украины по отношению к Действующему Президенту! Они опустили головы, и один из них ответил: нам поступил приказ из Киева «Задержать». Президент сказал, что за это виновные ответят по закону.

Уже выезжая из Донецкой области, мы получили информацию, что Верховный Совет Украины принял решение об отстранении Президента Украины от выполнения конституционных обязанностей — это произошло приблизительно в 17.00-18.00 часов 22 февраля.

(Пояснение юриста)

Следует отметить, что это решение было незаконным, антиконституционным и свидетельствует о военном перевороте в Украине. Сама Конституция Украины определяет следующие моменты перехода власти от Президента. Президент был избран законно в 2010 году.

Статья 103. Президент Украины избирается гражданами Украины на основе

всеобщего, равного и прямого избирательного права путем тайного голосования сроком на пять лет.

Согласно статьи 105 Конституции Украины Президент неприкасаемый и действия как сотрудников пограничной службы, пытающихся арестовать Президента, так и боевиков, нападающих на охраняемый кортеж с целью убийства Президента являются преступлением и для торжества права необходимо их расследовать в полном объеме и наказать виновных в соответствии с действующим законодательством.

Статья 105. Президент Украины пользуется правом неприкосновенности на время

исполнения полномочий.

{Официальное толкование части первой статьи 105 см. в Решении Конституционного Суда

№ 19-рп/2003 от 10.12.2003}

За посягательство на честь и достоинство Президента Украины виновные лица

привлекаются к ответственности на основании закона.

Звание Президента Украины охраняется законом и сохраняется за ним пожизненно,

если только Президент Украины не был смещен с поста в порядке импичмента.

Возвращаясь к вопросу законности «решения» Верховного Совета Украины необходимо изучить статью 108 Конституции Украины.

Статья 108. Президент Украины исполняет свои полномочия до вступления на пост

новоизбранного Президента Украины.

Полномочия Президента Украины прекращаются досрочно в случае:

1) отставки;

2) невозможности исполнять свои полномочия по состоянию здоровья;

3) смещения с поста в порядке импичмента;

4) смерти.

Исходя из этой статьи мы понимаем, что никакого законного способа принять это «решение» — не было. Наоборот «новой властью» было принято решение о физической ликвидации Президента, чтобы закрепить его устранение по пункту 4 статьи 108 Конституции Украины.

В случае невозможности ликвидировать Президента Украины физически рассматривался вопрос о его задержании и принуждении его к отставке путем оглашения им самим заявления, согласно статьи 109 Конституции.

Статья 109. Отставка Президента Украины вступает в силу с момента оглашения им

лично заявления об отставке на заседании Верховной Рады Украины.

Но как мы понимаем – этого не произошло, и Президент не отказался от должности. Также важно понимать, что в момент оглашения «решения» Верховного Совета об отстранении Президента Украины В.Ф. Януковича – сам Президент находился в Украине в состоянии покушения на его жизнь силами боевиков с применением огнестрельного оружия, и попытками сил пограничной службы задержать его с применением табельного оружия. Президент находился в Украине до 24 февраля включительно, находясь в реальной опасности от покушения наемными боевиками. Силами сотрудников Службы безопасности Президента Украины, Управления государственной охраны удалось предупредить все покушения и вывести охраняемое лицо государства №1 Президента Украины в безопасное место. Ценой этого стало огнестрельное ранение сотрудника охраны и простреленные автомобили кортежа.

Далее происходили следующие события.

Передовая группа, движущаяся на опережение кортежа Президента, при подъезде к Мелитополю обнаружила более ста человек, вооруженных огнестрельным оружием, в т.ч. автоматическим. По ходу движения были замечены пулеметные расчеты, дорога была частично перекрыта тяжелым транспортом. Так готовились встретить кортеж Президента.

Через некоторое время находившийся на блок — посту инспектор ГАИ, сообщил и предупредил сотрудника СБП отвечающего за взаимодействие с правоохранительными органами, что ехать сюда нельзя. Поставлена задача расстрелять весь президентским кортеж, не оставляя никого в живых.

Находящиеся на блок — посту боевики были готовы выполнить поставленную перед ними задачу. Им было доведено, что мы пытаемся вывести из страны большую денежную сумму, драгоценности и т.д. То есть с политической точки зрения это будет очень красиво выглядеть: расправиться с «бандитами», вооруженными до зубов. Это все со слов инспектора ГАИ, который, рискуя жизнью, успел сообщить, что с нами хотят расправиться.

(По событиям в Мелитополе говорит полковник Павленко В.В.)

При выезде из Донецка, я выдвинулся на опережении кортежа с задачей вести разведку маршрута по пути следования колонны и координировать взаимодействие с правоохранительными органами. В связи с тем, что на кортежи, ехавшие в Харьков и в АР Крым, уже совершались нападения, особому вниманию уделялось не допущение блокирования кортежа и огневого контакта.

Подъезжая к Мелитополю мы увидели, что проезжая часть была частично перекрыта тяжелой техникой, в окружении которой находилось порядка ста человек без принадлежности к какому-либо подразделению, вооруженных автоматическим оружием. Приблизившись практически вплотную, стало видно, что ими ведется проверка всего проезжающего транспорта. Также на место остановки автомобилей для досмотра были направлены несколько пулеметов. Оценив обстановку, мною было принято решение развернуть машину и двигаться по направлению к кортежу. Маневр сразу вызвал подозрение и за мной выехал автомобиль, с требованием остановится. Так как наш автомобиль по техническим характеристикам превосходил преследователей, нам удалось оторваться от погони. Примерно через 10 мин. движения меня набрал находившийся на блок — посту инспектор ГАИ и сообщил, что ехать сюда нельзя и сомневается в правомочности поставленной задачи «расстрелять весь президентский кортеж, не оставляя никого в живых». Им было доведено, что мы пытаемся вывести из страны большую денежную сумму, драгоценности и т. д.

После того, как я убедился, что оторвался от преследования, мы сблизились с кортежем, и я доложил ситуацию. Затем мы перепроложили маршрут движения по второстепенным дорогам, и я выдвинулся на опережение с той же задачей.

Да, со своей стороны я могу сказать: мы действительно хорошо были вооружены, но не для такого случая. Нас было в пять раз меньше, и мы прекрасно понимали, что если нас заблокировать, то с нами легко можно расправиться. У них были пулеметы, автоматы и перед ними была поставлена задача — уничтожить всех и самое главное — уничтожить Президента Украины.

Хочу подчеркнуть, что мы не везли с собой ни каких ценностей, у нас были обычные повседневные вещи для командировки, и мы никуда не убегали и не собирались никуда убегать из Украины — это не входило в наши планы.

После Мелитополя, получив окончательное подтверждение, что начиная с Киева и практически везде по пути следования Президента Украины, за ним открыта настоящая охота по его физическому уничтожению, мы предприняли особые меры предосторожности. Мы также хорошо понимали, что специальные вооруженные отряды, буквально следовали по нашим пятам, имели четко поставленную задачу захватить действующего Президента, а скорее всего, по всем признакам, — уничтожить.

С 22 февраля на 23 февраля продвигаясь второстепенными дорогами, мы неоднократно получали подтверждение, что Верховный Совет Украины, совершив антиконституционный переворот, продолжал принимать различные незаконные решения, а «Майдан» занимался бандитизмом и мародерством.

И я до сих пор не могу найти ответа, за что нужно было покушаться на убийство Президента. Ведь он делал все возможное и невозможное, чтобы не допустить в стране кровопролития. Об этом неоднократно говорилось публично и непублично. И я лично часто слышал от него, что никакая власть не стоит и капли пролитой крови.

(От автора)

У меня нет сомнений не верить рассказу ветеранов службы государственной охраны, которые на своей работе прошли через многое. Это реальный рассказ о событиях тех дней, все описываемое правда и доказана как свидетелями, так и согласованными маршрутами движения кортежей, переговорами в эфире между диспетчерами и пилотами вертолетов, звонками мобильных телефонов, огнестрельными повреждениями транспорта и ранениями сотрудников. Мы столкнулись с вооруженным переворотом и незаконным, нелегитимным захватом власти в нашей стране. Это цинично поддержали европейские государства, представители которых присутствовали на подписании мирного урегулирования политического кризиса 21 февраля. Как равно и некоторые другие государства. Разве не отдавали отчет в том, что Президента Европейской страны пытаются убить? Разве не понимали К. Эштон и У. Пает попавшиеся на телефонном разговоре и точно знающие, что расстрел активистов Майдана и сотрудников МВД дело рук «новой власти». «Власти», которая сейчас привела Украину к потери Крыма, экономическому и политическому коллапсу, безработице. А теперь к полному расколу страны. Напомним, что 18 и 19 февраля было ранено на Майдане 86 сотрудников милиции и 14 было убито. В ответ не прозвучало ни единого выстрела. Тогда те, кто стоит за переворотом приняли беспрецедентное решение, понимая, что власть и Президент не откроют огонь по своим гражданам, решили 20 февраля открыть снайперский огонь и по активистам Майдана, и по сотрудникам милиции, чтобы окончательно спровоцировать переворот, дав обещанные «сакральные жертвы». Сегодня в стране царит хаос и правовой нигилизм, на фоне экономического кризиса, остановки предприятий и безработицы многие эксперты предрекают самые страшные последствия. Поэтому каждому важно понимать – чьи беззаконные действия привели Украину к этим последствиям, чья помощь и чье невмешательство способствовало распаду страны, как важно понимать, что за эти действия будет наказание по всей строгости Закона.

Сегодня уже известно мнение об Украине Президента Чехии: «… в Украине сейчас идет борьба одних бандитов с другими…», сегодня мы видим репортаж CNN, где говорится о том, что жители юго-восточных регионов празднуют только пророссийские группировки и враждебно относятся к «войскам» из вчерашних боевиков Киева. Мы понимаем, что происходит и что скрывают сегодняшние средства массовой информации. Как бы она ни была горька – надо знать и понимать правду о том, что происходило на самом деле. «Лицом к лицу – лица не увидать, большое видится на расстоянии…»

Источник

Ростислав Ищенко: У Януковича не было ни единого шанса

С момента февральского переворота в Киеве прошло больше семи месяцев. Эти события уже начали забываться, заслоненные страшной реальностью установления поддержанной Западом нацистской диктатуры, гражданской войны, распада Украины, гибели тысяч людей.

В памяти большинства осталась простая схема, объясняющая причины уходящих в прошлое событий февраля 2014 года. Во всем виноват трус и подлец Янукович — не осмелившийся разогнать майдан, бросивший страну, собственное окружение и тысячи собственных защитников на произвол судьбы и бежавший куда глаза глядят. Это объяснение может войти в историю, и у многих последующих поколений сложится неправильное представление о том, что же происходило на Украине в последние дни правления Януковича. А это значит, что подобная ситуация может повториться потом неоднократно в других местах, и «уроки майдана», о которых сегодня не говорит только ленивый, ничему нас не научат.

В том, что Янукович трус, подлец и человек, совершенно не соответствовавший своей должности, мало кто сомневался задолго до его бесславного конца (к счастью для него, политического, а не физического). Вопросы, однако, заключаются в том, мог ли он разогнать майдан в феврале 2014 года, и если мог, то было ли бы от этого лучше?

На первый вопрос однозначный ответ дают сами «герои майдана», хором утверждавшие, что 18-19 февраля готовы были бежать с центральной площади столицы и не понимали, почему остановились «Беркут» и внутренние войска. То есть очистка площади проблемой не была. Второй вопрос ни у кого никогда не возникал. А зря. Если мы вспомним события тех дней (даже только те, что были известны нам из СМИ) и выстроим их в определенной последовательности, то получим парадоксальный ответ. Лучше бы не было точно, а могло бы быть и хуже.

Итак, 18 февраля начинается операция по зачистке майдана. Преодолев первоначально упорное сопротивление мятежников, пытавшихся даже с нескольких направлений атаковать позиции силовиков, «Беркут» и внутренние войска блокируют 3-5 тысяч боевиков на небольшом пространстве Крещатика между Центральным универмагом и Домом профсоюзов. Сам Дом профсоюзов к тому времени сгорает. Кажется, что до полного подавления мятежа остается не больше трех-пяти часов.

В это время силовики останавливаются. С Западной Украины начинают приходить сообщения о захвате оружейных арсеналов (это при том, что и раньше источники и во власти, и в оппозиции, и даже в иностранных посольствах давали утечки о наличии у боевиков тысяч единиц боевого стрелкового оружия, в том числе автоматического, включая пулеметы). Также становится известно, что направленные в Киев на помощь МВД подразделения трех аэромобильных бригад в течение суток так и не добрались до столицы. Эшелоны остановлены мятежниками в сотнях километров от Киева. Это первый ключевой момент.

Опустим события 19-20 числа — со всеми перестрелками, требованиями Рады вывести силы МВД из Киева, переговорами, уступками и фактической капитуляцией Януковича.

Во второй половине дня 20 февраля, а также в ночь с 20 на 21-е столицу начали неорганизованно покидать подразделения МВД и антимайдановцы. При этом выяснилось, что дороги по всей Украине уже перекрыты вооруженными блок-постами мятежников, аэропорты Киева и выезды из столицы блокированы, а безоружных лоялистов (независимо от того — силы МВД или гражданские антимайдановцы — ловят и убивают). Спастись можно было, либо пробившись силой, либо наудачу попытавшись обойти блок-посты второстепенными дорогами. На трассах из Киева на Харьков, Днепропетровск и Одессу (то есть в направлении Новороссии) стояло минимум по пять блок-постов на каждой. Некоторые второстепенные дороги также были перекрыты. Въезды и выезды из столицы заблокированы полностью. Поезда, шедшие из Киева в направлении юго-востока, «досматривались» боевиками майдана на промежуточных станциях. Люди, вызывавшие у них подозрения, высаживались из поездов и просто исчезали. Это второй ключевой момент.

В ночь на 22 февраля Янукович бежит из Киева, который уже полностью контролируется мятежниками. В Раде депутаты голосуют под дулами автоматов, а за многих отсутствующих просто голосуют их карточки. Янукович останавливается в Харькове и записывает там двусмысленное, но для него очень резкое заявление, не исключающее дальнейшего сопротивления. После чего вдруг не приходит на съезд депутатов всех уровней, который заранее готовил Добкин, с трудом вылетает в Донецк, а затем сломя голову бежит в Крым, а оттуда в Россию. Это третий ключевой момент.

Теперь разберемся по порядку. Три бригады аэромобильных войск Украины, двигавшиеся на Киев по железной дороге, «не смогли» прорваться через заслоны в несколько десятков человек, выставленные майданом. Опустим вопрос, каким образом боевики так быстро сумели узнать о маршрутах движения и организовать блокаду. Интересно другое: для разблокирования путей десантникам достаточно было просто на руках отнести в сторону 10-20 человек. С этой задачей сотни десантников не справились. А может, просто не хотели?

Вспомним, что поначалу они так же «не справлялись» с прорывом безоружных пикетов восставших жителей Донбасса, но не прошло и недели, как все встало на свои места. Малая часть солдат и офицеров дезертировала, некоторые даже передали ополченцам свое оружие и бронетехнику, но большинство осталось, и, по словам самих ополченцев, именно регулярная армия, в том числе ее аэромобильные подразделения, доставили им больше всего хлопот в ходе боевых действий. Как только основные кадровые части ВСУ в августе были уничтожены, Киев сразу запросил перемирия.

Солдаты, как известно, выполняют приказы офицеров. В одном случае (при движении на Киев) офицеры явно не захотели дойти, найдя формальный повод для невыполнения приказа. В другом случае (в Новоросcии) офицеры стремились взять Славянск и Мариуполь, Горловку и Енакиево, Донецк и Луганск, несмотря на отчаянное и все усиливавшееся сопротивление ополчения. Если мы вспомним, что 23 года украинской независимости армию усиленно нацифицировали, соответствующим образом подбирая офицерский состав, что чистка, начатая Соломатиным за полгода до свержения Януковича, затронула только центральный аппарат МО и Генштаб, но и там не была доведена до конца, причем на смену нацистам в погонах приходили не антифашисты, а коммерсанты в погонах, то все встанет на свои места. 19 февраля Янукович должен был уже знать, что в лучшем случае он может рассчитывать на нейтралитет армии и то лишь потому, что она слишком слаба, неуправляема и небоеготовна для того, чтобы выступить против своего верховного главнокомандующего. То есть вооруженные силы изменили присяге еще до переворота.

Идем далее. Откровенная сдача позиций сильными гарнизонами МВД в Западной Украине и передача ими оружия боевикам должны были показать Януковичу, что на МВД тоже полностью положиться нельзя. Если есть части, сохраняющие верность и готовые противостоять мятежу, то есть и такие, которые будут вооружать мятежников, а потом и сами к ним присоединятся. Надо учитывать и то, что проведенные в начале февраля атаки мятежников на облгосадминистрации по всей стране показали, что даже в центральных областях силы МВД не будут слишком активно и долго сопротивляться. Из всех начальников УВД центральных областей активно и эффективно действовали только генерал-майор Липандин в Черкассах и генерал-лейтенант Бабенко в Днепропетровске. На Западной Украине верность присяге сохранил генерал-майор Варцаба — начальник УВД Закарпатской области. Более-менее можно было положиться на центральный аппарат МВД (и то на уровне генералов) в Киеве, а также на милицию Донецка и Луганска, в меньшей мере Харькова и Одессы. Все. Остальные, если и не планировали открыто изменять, собирались выждать, как развернутся события.

Наконец, последнее — выход на дороги страны 20-21 февраля тысяч вооруженных боевиков майдана, блокирование ими подступов к столице, атаки на органы государственной власти в Киеве и в областных центрах показывают, что бандеровское подполье по всей стране было вооружено, организовано и готово выступить по сигналу. А это невозможно без измены в СБУ. Да, руководившие Службой Калинин (февраль 2012-го – январь 2013-го) и Якименко (январь 2013-го – февраль 2014-го) хранили личную верность Януковичу. Но кадры Хорошковского-Наливайченко-Марчука, пестовавшие нацистов, начиная с 2002 года (до первого майдана), остались на своих местах и продолжили изменническую деятельность.

Наконец, вспомним, что госпогранслужба, подконтрольная клану профессиональных предателей Литвиных, изменила Януковичу и попыталась его арестовать еще во время пребывания в Харькове и Донецке. Аналогичным образом вынужден был спасаться от пограничников, прикрываясь личной охраной, генпрокурор Пшонка. То есть силовые структуры в конце февраля были поражены изменой и хоть и не готовы были полностью перейти на сторону мятежников, в значительной степени были парализованы.

Сам маршрут Януковича: Харьков-Донецк-Крым-Россия свидетельствует о том, что первоначально он планировал закрепиться на юго-востоке и попытаться задавить мятеж в столице, и лишь столкнувшись с тотальной изменой, прекратил доверять кому-либо, кроме личной охраны, и бросился в бега. При этом часть бывших министров в частных беседах утверждает, что их еще 23 февраля приглашали прибыть в Крым на заседание кабмина под председательством Януковича для организации сопротивления мятежу. Но по разным причинам подавляющее большинство «не смогло» это сделать.

Все сказанное не оправдывает Януковича. Он сосредоточил в своих руках всю полноту власти, а значит, и всю ответственность. Он отвечает не только за дворцы, которые как ненормальная строила его семья, считавшая, что власть у них в руках навечно, но и за то, что именно в период его правления неонацисты окончательно распоясались, вышли на улицы и за три-четыре года до мятежа уже безнаказанно нападали на своих политических противников, калечили и убивали активистов, а милиция и СБУ боролись с «пророссийским активом», которого за 23 года и так почти не осталось. Януковича предупреждали, что он растит своих могильщиков.

Глупый, жадный, неадекватный человек, смешно гордившийся тем, что он (мальчик из трущоб) стал президентом и самым богатым человеком Украины, не реагировал. Ему казалось, что он самый умный. Бывший православный, он перестал слушать даже собственных духовных наставников и, решив, что церковь должна служить ему, а не Богу, поддержал нацистски-автокефалистское крыло в УПЦ Московского патриархата, ослабив и эту свою опору. Янукович срубил даже не сук, на котором сидел, — целое дерево.

Но дело не в Януковиче. Давайте представим себе, что в условиях, когда нацистское бандеровское подполье было готово к мятежу и началу гражданской войны и кампании террора по всей стране, когда силовые структуры были парализованы, а некоторые полностью контролировались изменниками, когда люди, находившиеся у власти, в принципе, не понимали, что происходит в стране, и в силу низкого интеллекта не способны были понять опасность и адекватно на нее реагировать, когда, наконец, мятежников безоговорочно поддерживал Запад, Янукович решился завершить разгон майдана в ночь с 18 на 19 февраля.

Не было ни одного шанса на то, что бандеровское подполье смирилось бы и затаилось. Во-первых, не для того его выращивал Запад, а во-вторых, оно слишком засветилось, на его совести уже были десятки трупов и остановиться оно уже не могло. Всем им грозила тюрьма — от лидеров до простых боевиков из галицийских маргиналов.

Очевидно, что они готовились. Очевидно, что разгон майдана стал бы сигналом к вооруженному мятежу по всей стране. Очевидно, что они бы развернули кампанию террора, то есть начали бы вырезать пророссийских активистов по спискам. Очевидно, что парализованные изменой силовики не смогли бы им помешать.

Таким образом, резня, которая прошла в формате light в первые часы после захвата власти и которая еще может случиться в ближайшие месяцы уже в более масштабном формате, началась бы еще в феврале по всей стране, гражданская война охватила бы все области. При этом в более монолитной Западной Украине просто вырезали бы русских, а в Центральной и Восточной Украине развернулись бы полномасштабные боевые действия. Никто бы не успел убежать и организовать сопротивление. И основания для гуманитарной интервенции Запада лежали бы на поверхности — «преступный режим» вверг страну в кровавый хаос.

Я не думаю, что даже в таком случае бандеровцы смогли бы победить, но боюсь, что потери среди пророссийского актива на Украине были бы катастрофичны, потери среди мирных граждан на порядок превысили бы имеющиеся, а в разного рода батальонах, бригадах и самооборонах уже бы сражалось друг с другом не сто тысяч граждан Украины, а свыше миллиона.

Возможность разогнать майдан и задавить гидру фашизма на Украине у Януковича была до середины декабря. С каждым днем она уменьшалась, но существовала. Решительные последовательные действия, силовая зачистка центра столицы, интернирование политиков, принявших участие в мятеже, и суд над ними, аресты боевиков (с уничтожением оказывающих вооруженное сопротивление) и параллельная чистка силовых структур, МИДа, кабмина и АП от изменников, готовность к силовому подавлению попыток мятежа в Галиции (в худшем случае — к признанию ее независимости). Комплексные меры такого рода могли увенчаться успехом до 10-20 декабря 2013 года. Потом в игру активно вступил Запад, убедившийся, что Янукович будет отступать под давлением, и стало слишком поздно.

Таким образом, история правления и падения Януковича, во-первых, учит нас тому, что слабый и неадекватный политик не может выиграть в принципе, что бы он ни делал. Неадекватное восприятие действительности вызывает серию ошибочных решений, лишь приближающих поражение. А слабость характера не позволяет вовремя отдать единственно верный приказ — о силовой зачистке (комплексной, включая СМИ, а не только маргиналов майдана дубинками ОМОНа). Во-вторых, никто не отменял роли пушек в истории, и какие бы хитрые технологии не использовались для раскрутки майданов и для их рассасывания, готовность власти применить свою монополию на силу, водометы и пулеметы за спинами политтехнологов и баллистические ракеты за спинами дипломатов убеждает лучше самых неопровержимых аргументов.

Готовность умереть за идеалы революции (когда ее победа еще не гарантирована), как правило, возникает у революционеров, когда они уверены, что не просто не придется умирать, не только не последует наказания, но, наоборот — похвалят, распиарят и денег дадут.

В-третьих, если вам грозит майдан, то нельзя церемониться с пятой колонной, нельзя терпеть измену во власти и рассчитывать на то, что оставленные без контроля маргинальные структуры формально аполитичных хулиганов (вроде футбольных фанатов) сохранят нейтралитет. Им действительно все равно, с кем драться. Но если вы не убедите их драться на вашей стороне, они будут драться против вас.

В-четвертых, реакция на угрозу майдана должна быть молниеносной. Чем больше власть цацкается с фашистами и коллаборантами, чем дольше тянутся переговоры, тем глубже в тему влезает Запад, а один раз зайдя, он никогда уже просто так не уходит. И упаси Бог идти на какие бы то ни было малейшие уступки. Даже простое согласие «выслушать требования народа» воспринимается мятежниками как слабость, любая уступка — как готовность к капитуляции. В результате требования растут, давление на политическую и силовую вертикаль усиливается. Общество все более дезориентируется, а силы, охраняющие власть, не получая четких приказов, деморализуются.

В таких условиях две недели, максимум месяц — и власть уже обречена. Она еще может казаться сильной и непобедимой, но червоточина уже появилась, она уже гниет изнутри, гангрена пожирает ее с бешеной скоростью, и в одну страшную ночь власть внезапно исчезает, растворяется во времени и пространстве, а страна оказывается в руках нацистов и бандитов.

Источник

Ссылки

  • Чего так и не понял Виктор Янукович
  • Опрос
    Результатом Глобального Кризиса станет:






    Проголосовало: 4965 ч.

    Предиктивное программирование

    Во власти Символов

    СПИД: лженаучный терроризм

    (c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua