[Версия для печати]

Ирак: новый виток конфликта регионального масштаба

Сайгон-2014 или что ожидает США в Ираке

Получив от Буша-младшего две бессодержательные войны и недовольство общества по этому поводу, будущий лауреат премии мира, решил их постепенно сворачивать, что в случае с Ираком и было проделано. Было установлено марионеточное правительство сидящее исключительно на штыках и ненавидимое частью населения распадающегося Ирака, на севере которого был создан так называемый «иракский курдистан», будущий зародыш самостоятельного государства курдов. Войска постепенно вывели, сохранив контроль над центром Багдада и нефтяными промыслами. Все это проходило на фоне безумно-кровавой гражданской войны с сотнями и тысячами убитых ежемесячно, когда теракты с десятками убитых стали рутиной на задворках газетных полос.

При этом, в соседней с Ираком Сирии, США запустили 2-е издание «цветной революции», где в рамках этого сценария направленного на перекраивание карты Ближнего Востока, образовали альянс из конгломерата прозападных группировок, умеренных исламистов и фундаменталистов мечтающих о Великом Халифате. Пока этот противоественный союз во главе с «империей добра» крушил царство автократа Асада, из недр сирийского общества начало всплывать все то, что этот режим десятилетиями придавливал. И как оказалось, главной жертвой «кровавого режима Асада» являлся радикальный политический ислам, который с помощью США получил возможность обрести политическую субъектность и приступить к реализации своих далеко не мирных целей.

Летом 2013 года после военного переворота в Египте и начала войны членов противоественного антисирийского союза между собой, внезапно выяснилось, что столь симпатичная американцам тема «широкой демократической коалиции всех антитиранических сил» терпит оглушительный провал. Исламисты, которыми американцы хотели манипулировать и далее, начали выходить из под контроля и рушить все хитроумные планы Вашингтона. Поэтому там и закрыли глаза на кровавую бойню в Египте, когда военным позволили истребить несколько сотен политических оппонентов, лишь бы загнать выпущенного джина обратно в бутылку.

Но катастрофа была системной и в той же Сирии, исламисты точно так же выскочили из под контроля, начав убивать не только солдат Асада и мирных жителей (расстреливая женщин и маленьких детей), но и бывших коллег по коалиции — начиная от прозападных отрядов и заканчивая теми исламистами, которые не признали необходимости немедленного строительства Великого Халифата на обломках уничтоженных американцами ближневосточных автократий.

Американцы и здесь попытались купировать процесс, перекрыв поставки вооружений радикалам, выделив из коалиции прозападный блок и часть умеренных исламистов «с которыми можно работать».

Это никак не помешало радикалам с упоением убивать друг друга в борьбе за титул «царя горы». Постепенно в этой кровавой мясорубке выделилась организация «Исламское государство Ирака и Левента», которая хоть и не была самой большой по численности, но была наиболее последовательной в плане идеологической линии на обретение политической субъектности и выхода из под внешнего управления. Методы достижения целей были подчеркнуто кровавыми и варварскими, для устрашения врагов и немногих союзников.

Так как эта организация имела корни в Ираке еще со времен начала полноценной партизанской войны против США, по мере пробуксовки войны против Асада и нарастания противоречий с США, она все больше начала обращать внимание на происходящее в Ираке. Создав полноценную базу в северных районах Сирии, в конце 2013-начале 2014 года, новые строители Великого Халифата приступили к фактической агрессии против Ирака, откуда совсем недавно формально ушли американцы.

В начале года пала многострадальная Фалуджа, а сельские районы (за исключением курдских) в районах граничащих с Сирией, постепенно уплывали из под контроля багдадских марионеток.

В результате, в течение весны, сохранялся некий статус кво, когда Багдад формально контролировал большую часть страны, но на деле, исламисты расширяли свое влияние и готовились к повторению «взятия Сайгона». В начале лета они перешли к открытое наступление, захватив стратегический город Мосул (на который завязана значительная часть иракской нефтедобычи, ради которой когда-то был свергнут Саддам Хуссейн. Американские советники и ЧВК были вынуждены бежать из города, где в ходе боев и чисток погибло несколько сотен человек.

На сей раз исламисты одним городом не ограничились, продолжая захват стратегических городов, постепенно приходя к мысли, что пора бы уже идти походом на Багдад. Армия марионеточного правительства разложилась и оказывает лишь спорадическое сопротивление, американцы же воевать во второй раз не горят желанием (элементарно нет денег), поэтому ограничиваются разведывательной информацией, беспилотниками и военными советниками. Для того, чтобы остановить создание » Исламского государство Ирака и Левента», этого очевидно недостаточно и появившиеся сообщения о эвакуации из «зеленой зоны» Багдада, служат довольно мрачным предвестником грядущих событий.

Ирак фактически распадается на части, ввод иранских войск в приграничные районы, давняя автономия курдов и конфликт суннитов с шиитами, делает невозможным сохранение Ирака в прежних границах. Это мог делать Саддам, в меру своей испорченности. После Саддама, такой фигуры в Ираке просто нет. Поэтому вал гражданской войны в конечном итоге сметает марионеточное правительство и грозит привести к созданию Великого Халифата на обломках Ирака, откуда волны зеленого цвета покатятся на сопредельные государства. Ибо если исламисты получат на вооружение оружие иракской армии, то все это непременно двинется на соседей и в первую очередь на Сирию и Иран.

При этом терпит полную катастрофу американский эксперимент с «демократизацией Ирака». Причем это касается не только периода Обамы, но и периода Буша, когда всерьез считалось, что будущее Ирака будет таким, как это определят на Капитолийском холме.

Ирак по сути стал жертвой ударных волн вызванных затухающими «цветными революциями» 2-й волны. В отличие от Сирии, он не обладал должны лидером-автократом и не имел устойчивого общества. Поэтому при первых серьезных ударах вышедших из под американского контроля исламистов, карточный домик «демократического Ирака» начал стремительно рассыпаться. На смену марионеточному режиму игравшему в демократию идет лютая диктатура, которая прольет еще немало крови, как в самом Ираке, так и за его пределами. Становится реалистичным сценарий «Сайгон-2014″, когда ведомые исламистами массы сметут гнилой и малопопулярный режим, вынудив американцев драпать из Багдада в том же неповторимом стиле, в котором они бежали в конце вьетнамской войны из столицы Южного Вьетнама. Довольно симптоматичный итог для политики, которая настойчиво проводилась в регионе 13 лет.

Происходящее в Ираке, лучше всего иллюстрирует перспективы Афганистана, где американцы скоро так же будут выводить войска, после чего талибам потребуется 2-3 года, чтобы войти в Кабул.

Источник

Ирак продолжает стремительное падение в инферно

10 июня иракские власти признали, что утратили контроль над провинцией Ниневия (Найнава) со столицей в Мосуле. Мосул является вторым по величине городом страны (его население около 2 млн. человек). Кроме того, исламисты взяли под свой контроль еще несколько областей в провинции Киркук и в провинции Салах-эд-Дин. 11 июня пришло известие о падении Тикрита. Ситуация критическая: власти ввели чрезвычайное положение и объявили всеобщую мобилизацию, начали раздавать оружие всем гражданам, которые выразили готовность бороться с радикальными исламистами.

Боевики из группировки «Исламское государство в Ираке и Леванте» (ИГИЛ) нанесли тяжелое поражение правительственным силам на севере Ирака. В прошлый четверг боевики атаковали контрольно-пропускные пункты в городе Самарра в центре Ирака. В городе находятся священные для шиитов религиозные центры. Для защиты Самарры бросили армейские резервы и боевые вертолеты. В результате, когда основная группировка исламистов ударила по Мосулу, подкреплений не оказалось. Багдад оказался не готов к такому развитию ситуации.

Справка. «Исламское государство в Ираке и Леванте» (другое название — «Исламское государство Ирака и Шама», ИГИШ). Группировка была создана в 2006 году и стала претендовать на власть в суннитских провинциях Ирака. Среди спонсоров — Саудовская Аравия и Катар. Численность движения достигает 10-15 тыс. человек, из них часть воюет в Сирии, другие воюют в Ираке. Численность экстремистской организации продолжает быстро расти за счёт обездоленных иракцев и сирийцев, а также многочисленных наёмников из других арабских и исламских стран, афганских и пакистанских талибов, мусульман из стран Евросоюза и России. Акции: террористическая деятельность в Ираке; участие в Сирийской войне, причем в Сирии бойцы ИГИЛ воевали не только против правительственных войск, но и против других бандформирований («Свободной армии Сирии»); начало января 2014 года — установили контроль над частью иракской провинции Анбар, захватили города Эль-Фаллуджа и Рамади.

Исламисты за несколько дней сломили сопротивление частей иракской армии и полиции. Вечером в понедельник началось массовое бегство иракских военнослужащих. Набранные из местных суннитов военные и полицейские просто не желают умирать за власть шиитов. Исламисты им тоже не нравятся, но «стоять насмерть» в борьбе с ними они не хотят. В результате военные и местные полицейские бросили оружие, технику и снаряжение, сняли униформу, чтобы не отличаться от гражданского населения и разбежались. Военнослужащие-шииты в условиях общей паники и дезорганизации отступили на юг. Боевики захватили административные учреждения, аэропорт, склады с оружием, снаряжением и боеприпасами, тюрьмы, заняли армейские расположения и филиал центрального банка.

Захвачена большая добыча, причем не только оружие, техника и боеприпасы, но и деньги. СМИ сообщили о захвате активов мосульских банков на сумму более 400 млн. долларов, что решает проблему финансирования группировки. Губернатор провинции подтвердил, что исламисты захватили огромные суммы из банков города, а также большое количество золотых слитков. Да и сам захват второго по величине города в Ираке, при бегстве десятков тысяч жителей, даёт боевикам возможность для существенного пополнения своих ресурсов. Для сравнения: активы ливанской шиитской группировки «Хезболла», по информации интернет-издания International Business Times, равны 80-500 млн. долларов, афганского движения «Талибан» — около 400 млн. долларов. Это делает группировку «Исламское государство в Ираке и Леванте» одной из самых богатых в мире. 

По словам губернатора провинции Ниневия Атиля Нуджейфи, бегство военных, полицейских и всего гражданского руководства Мосула стало потрясением для местных жителей. Сам губернатор смог сбежать из здания провинциального управления буквально в последний момент, за несколько минут до того, как боевики опрокинули охрану объекта. Это вызвало панику среди населения. Из города началось массовое бегство. Центральные коммуникации были заблокированы, поэтому жителям пришлось уходить из города своим ходом. Многие шиитские семьи бегут в соседние курдские провинции Эрбиль и Дахук. По информации Международной организации по миграции, из Мосула и его окрестностей сбежало до полумиллиона человек (схожая картина ранее наблюдалась в Фаллудже). Отмечается большое количество жертв и среди мирного населения, но точное число погибших не известно. В ходе боев была разрушена главная водопроводная станция Мосула, несколько районов города остались без воды. Многие жители уже испытывают нехватку продовольствия.

Чёрные флаги над Мосулом и Тикритом. Ирак продолжает стремительное падение в инферно

 

Чёрные флаги над Мосулом и Тикритом. Ирак продолжает стремительное падение в инферно

По данным спикера иракского парламента Усама ан-Наджейфи, боевики выпустили на свободу как минимум 1,4 тыс. заключенных (по другим данным на свободе оказалось 2-3 тыс. заключенных), часть из которых примкнула к исламистам. Исламисты расстреливают не успевших сбежать представителей правительственных сил и подозрительных лиц, жгут христианские церкви. При этом исламисты продолжили наступление и во вторник захватили несколько поселений к западу от Киркука. В самом Мосуле боевики перекрывают дороги с помощью бетонных блоков, чтобы помешать движению иракских войск.

В среду пришло сообщение о захвате турецкого консульства в городе Мосул. Город пал настолько быстро, что сотрудники консульства Турции не успели покинуть его. Боевики группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» взяли в заложники 49 человек и перевели их в свою городскую штаб-квартиру. Среди заложников и генеральный консул Турции в Мосуле О. Йылмаз. Кроме того, ещё во вторник боевики захватили 31 водителя грузовиков. Министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу, который находился с визитом в США, срочно прервал свою поездку и заявил, что Турция жестко ответит на захват граждан в Ираке, «если нашим гражданам будет причинен хоть какой-то вред».

Исламисты в среду продолжили на наступление и по сообщению Agence France-Presse, захватили город Тикрит. Город известен тем, что является местом рождения знаменитого средневекового полководца и правителя XII столетия Саладина (Салах-ад-Дина) и Саддама Хусейна. Боевики атаковали город с нескольких направлений и освободили из тюрьмы несколько сотен заключенных, которые полнили их ряды (многие из заключенных — это ранее задержанные исламисты их различных группировок и организаций). В настоящее время иракская армия при поддержке авиации пытается начать контрнаступление в сторону Мосула. Однако ситуация осложняется тем, что дороги забиты беженцами. К тому же мобильные группы боевиков продолжают атаки, действуя вплоть до Багдада. Также поступила информация о боях в районе города Самарра.

Если события будут развиваться по катастрофическому сценарию и власти не сумеют организовать контрудар, то возможна угроза уже Багдаду. ИГИЛ имеет коридор в Сирию, откуда идёт мощный поток боевиков. Мосул располагается на важных коммуникациях и если боевики укрепятся в нём, то получат мощную базу и плацдарм для дальнейшего наступления. Идея «суннитского халифата» начинает воплощаться в жизнь. Кроме того, возможно вмешательство Ирана.

Глава правительства Нури аль-Малики в своем выступлении в прямом эфире по телевидению объявил о введении в стране чрезвычайного положения и всеобщей мобилизации, разрешив вооружать и снаряжать «граждан, кто желает добровольно сражаться против боевиков». Это открывает дорогу к полноценному развертыванию и формированию шиитских ополчений. Иракское правительство ожидает, что борьбу с исламистами поддержат военизированные подразделения Иракского Курдистана. Руководству курдской автономии на севере Ирака со столицей в Эрбиле соответствующая просьба уже передана.

Позиция курдов. Тем временем глава автономного правительства Иракского Курдистана Нечирвана Барзани обвинил Багдад в бездействии и отметил, что Эрбиль предупреждал о возможность подобного развития событий, однако иракское руководство на предостережения не отреагировало должным образом. Более того армейское руководство просто сбежало из Мосула в столицу на вертолетах. Барзани также сообщил, что курдские военные формирования (пешмерга, с курдского — «идущие на смерть») приведены в полную боевую готовность и готовы к отражению атаки суннитских боевиков.

Но есть сомнение, что курды перейдут в наступление и будут отбивать Мосул. Скорее всего, они ограничатся обороной курдских районов. Суннитские боевики также вряд ли будут атаковать курдов. Их основная задача — «Суннитский халифат», с Курдистаном можно обождать. Воевать за Багдад Эрбиль не собирается. Отношения между Багдадом и Эрбилем натянутые. Курды давно отделились и создали своё государственное образование, имеющее вооруженные формирования. Курдский автономный район уже заключает межгосударственные соглашения. Курдские власти сразу после свержения Саддама Хусейна взяли курс на самостоятельный экспорт нефти на мировые рынки. Это соответствовало интересам иностранных корпораций. Эрбиль и Анкара заключили соглашение о поставках нефти в Турцию. К концу 2014 года Иракский Курдистан готов довести объем нефтяного экспорта до полумиллиона баррелей в день, в 2015 г. — до 1 млн., а в ближайшие четыре года — до 2 млн. Это сделает Иракский Курдистан одним из крупнейших поставщиков нефти в мире. Кроме того, есть планы по поставке природного газа. В целом эти действия совпадают с интересами США и Евросоюза, особенно на фоне ухудшения отношений с Россией планами Брюсселя по диверсификации источников углеводородов.

Багдад этим планам помешать не может, так как не в силах восстановить контроль над страной. Вашингтон отрицательно отнесся к экспорту курдистанской нефти на мировые рынки без согласия Багдадом. Но де-факто США никак не препятствовали добыче иностранными компаниями нефти в Иракском Курдистане и строительству на турецкой территории трубопровода вопреки протестам иракских властей. США ограничились ничего не означающими устными заявлениями. Одновременно США предостерегали Багдад от каких-либо действий против Курдистана. Турция в такой ситуации получает все выгоды, реализуя план превращения страны в крупнейшего энергетического транзитера для вывоза на Запад ресурсов из Прикаспия и граничащих с ней стран Ближнего Востока. К тому же Турция, таким образом, решает проблему собственных курдов. Курдистан становится союзником и крупнейшим экономическим партнером Турции, оказывая умиротворяющее воздействие на турецких курдов. Курды создают свою государственность за счёт Ирака, а не турецких территорий.

Багдад попросил помощь у США. Представительница Госдепартамента Джен Псаки выразила обеспокоенность событиями, которые происходят в Мосуле и пообещала, что США предоставят правительству Ирака всю необходимую поддержку в борьбе с боевиками. Правда, не ясно, как США помогут Ираку. В Ираке американских войск почти нет, а без них Вашингтон не может оказать существенного влияния на ситуацию в стране. США могут оказать помощь Ираку (и оказывают) по линии поставки оружия, боеприпасов и снаряжения. Джен Псаки уже сообщила, что Соединенные Штаты окажут военную помощь Ираку на дополнительный 1 млрд. долларов. В эту военную помощь входит поставка 200 армейских вездеходов, 300 ракет «воздух-поверхность» Hellfire, стрелковое вооружение, различные боеприпасы и т. д.

Видимо, все останется на уровне поставок оружия и техники. США являются крупнейшим поставщиком оружия Ираку. Только за последние несколько лет США продали и поставили Багдаду техники на общую сумму в 12 млрд. долларов. Так, США поставили иракской армии 140 танков М1А1М в 2010-2011 гг. (контракт 2008 года общей стоимостью 2,16 млрд. долларов). В 2013 году иракской армии были поставлены еще шесть дополнительных танков М1А1М. Летом 2013 года США завершили поставку вооруженным силам Ирака 1026 подержанных бронетранспортеров M113A2. 5 июня 2014 года на предприятии Lockheed Martin в Форт-Уорте прошла церемония передачи ВВС Ирака первого истребителя F-16IQ Block 52. В 2011 году Ирак приобрел 36 американских боевых самолетов. Это только самые известные контракты, есть и другие. Багдад массово покупает оружие и в других странах, включая Россию.

Однако это мало помогает иракским вооруженным силам. После поражения армии Саддама Хусейна Ирак так и не смог восстановить боеспособность ВС. Западная техники и снаряжения не могут изменить ситуацию, когда у солдат нет боевого духа и население Ирака стравлено между собой по религиозному и национальному признаку. Относительно боеспособны только некоторые элитные подразделения, но их не хватает для контроля всей территории страны. Последние поражения ещё больше деморализуют правительственные силы.

Мобильные бандформирования ИГИЛ стараются не вступать в открытый бой с соединениями правительственной армии, которые имеют на вооружении тяжелое вооружение. Они быстро передвигаются на «тачанках» — машинах с установленными на них крупнокалиберными пулеметами, гранатометами, противотанковыми и зенитно-ракетными комплексами и другим вооружением. Атакуют из засад, нападают (часто ночью) на блокпосты, правительственные здания. Здания (комплекс зданий) атакуют по стандартной, но эффективной схеме: таранят ворот заминированным автомобилем, или подрывают машину (машины) у здания, обстреливают из минометов, гранатометов и пулеметов и, пользуясь всеобщей растерянностью, идут на штурм. Тактика группировки заключается не только в иррегулярной (партизанской) войне, но и терроре. Боевики осуществляют жестокие теракты с участием смертников и применением заминированных автомобилей. Также широко практикуют похищение людей (как иракцев, так и иностранцев), часть из них подвергают публичной казни. Видеозаписи казней публикуют в Интернете. Преимуществом исламистов является их идейность, в отличие от своих противников, они готовы умирать в борьбе за свои идеи.

Судя по всему, Багдад не в состоянии самостоятельно справиться с исламистскими военными формированиями. И обещания властей навести порядок и отбить Мосул, выглядят простым сотрясение воздуха, особенно на фоне того, что армия так и не смогла вернуть под свой контроль Эль-Фаллуджу. Тогда иракские власти также обещали «искоренить терроризм» и освободить город от террористов, однако и по сей день не смогли изменить ситуацию. Все «генеральные штурмы» провалились. Правительственные силы контролируют только городской периметр, сам город под контролем боевиков. Бросив в сражение армию, авиацию, танки и тяжелую артиллерию, центральные власти за несколько месяцев боев так и не смогли восстановить там свой контроль. А иракская армия понесла большие потери, была деморализована.

Как уже ранее не раз отмечалось, в Ираке после американской оккупации сложились все предпосылки для окончательной децентрализации страны, развала её на несколько государственных образований, объединенных на основе религиозной общности (шииты и сунниты), национальности (курды), родоплеменных связей и экономических интересов. При этом огромную роль в дестабилизации Ирака сыграли внешние силы — Запад во главе с США, Саудовская Аравия, Израиль и Турция. Они не заинтересованы в едином и сильном Ираке и надеются получить свои выгоды от развала страны.

К тому же активизация исламистов связана с тем, что Ирак стал активно сотрудничать с Ираном. Это не устраивает противников Ирана. Саудовская Аравия и Катар уже длительное время финансируют джихадистов, превратив регион в рассадник различных экстремистских и террористических организаций. Противостояние шиитов и суннитов в регионе сделало Ирак полем боя. Саудиты используют джихадистов, а Иран помогает Сирии и Ираку. Саудовская Аравия заинтересована в построении суннитского государственного образования на развалинах Ирака, что создаст проблему на границах Ирана и разорвёт т. н. «шиитский полумесяц» Ирана-Ирака-Сирии-Ливана. По сути, это столкновение двух проектов по строительству «халифата» — шиитского и суннитского. Багдад и Эр-Рияд ведут борьбу за доминирование в исламском мире.

США также заинтересованы в этом конфликте. «Патриотическое» крыло американской элиты уже давно запустило проект превращения Евразии в зону «управляемого хаоса». Дестабилизация Ближнего Востока важная часть этого плана. То, что сейчас происходит в Ираке — это следующий этап последовательного сноса иракской государственности. Хаос из Ирака и Сирии должен дестабилизировать Иран и Турцию, затем в полную силу заполыхает регион Афганистан-Пакистан. Под ударом окажется Индия, где к власти пришли националисты, что гарантирует жесткий ответ Дели на атаки исламистов и разворошит угли индо-пакистанского конфликта. К взрыву подготовлен Южный Кавказ (проблема Нагорного Карабаха и милитаризация Азербайджана, возможен новый «майдан» в Грузии) и республики Средней Азии. В результате под ударом хаоса окажется южная Россия и западный Китай. В условиях существования двух или даже трёх внешних «фронтов» — Украинского, Кавказского и Среднеазиатского, потенциал внутреннего взрыва в РФ будет серьёзно усилен.

После американского вторжения Ирак был превращен в сырьевую полуколонию, богатства которой расхищаются внешними и внутренними паразитами. Страна, обладающая огромными сырьевыми богатствами и возможностями для процветания, ввергнута в нищету, хаос и непрерывный внутренний конфликт. Иракские власти погрязли в воровстве и не способны восстановить порядок в стране. Хаос в стране стал для многих постоянным источником наживы. Не удивительно, что исламисты, обещающие социальную справедливость и порядок, пользуются в обществе всё большей популярностью и чувствуют себя в Ираке как рыбы в воде. Исламисты создают в Ираке своё государственное образование, используя территорию страны как тыловую базу и плацдарм для ведения войны в Сирии. Их цель — создание своего государственного образования («халифата») на территории Ирака, Сирии и Ливана, а в перспективе и в других странах. Противники суннитских исламистов — власти Сирии, Ирака, шиитская община и Иран.

Ирак продолжает стремительное падение в инферно. 10 июня иракские власти признали, что утратили контроль над провинцией Ниневия (Найнава) со столицей в Мосуле. Мосул является вторым по величине городом страны (его население около 2 млн. человек). Кроме того, исламисты взяли под свой контроль еще несколько областей в провинции Киркук и в провинции Салах-эд-Дин. 11 июня пришло известие о падении Тикрита. Ситуация критическая: власти ввели чрезвычайное положение и объявили всеобщую мобилизацию, начали раздавать оружие всем гражданам, которые выразили готовность бороться с радикальными исламистами.

Источник

Видео

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5105 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua