[Версия для печати]

Вся правда о «Правом секторе»

Начавшийся осенью 2013 года в Киеве майдан долгое время ничем не отличался от замшелой ющенковской затеи образца 2004 года: студенты, приезжие за столичной поживой провинциалы, городские сумасшедшие, халявная жратва и одежка, ночлег. Пока не появились боевики...

Их сразу стали называть ««Правый сектор»», раздувая «подвиги» и размножая мифы. Виртуальная организация на глазах приобретала тысячи почитателей и желающих стать ее членами. Так экспромт-проект некоторых фигур украинского СБУ и иноземных технологов получил реальную жизнь в «революционной Украине» и, более того, уже именуется «феноменом европейского национал-радикального движения».

На самом деле феномена нет. Есть идея и Интернет, безусловно, заточенные на несколько конкретных людей и их окружение. Договариваемся, что мы не будем препарировать украинский национализм прошлого и настоящего, хотя краткие экскурсы не помешают.

«Правый сектор» образовался не на пустом месте. Поле украинского национал-радикализма почва подготовлена десятками разновеликих фигур и организаций: КУН — Конгресс Украинских Националистов, ОУМ «Спадщина», ВПО «Державна самостійність України» («Варта ДСУ»), СНПУ-Соціал-національна партія України, Товариство сприяння Збройним Силам та Військово-Морському Флоту «Патріот України»). Идеологические основы забивались надежно, как сваи, целой когортой теоретиков — Валентин Мороз, Андрей Парубий, Ярослав Андрушкив, Андрей Поцелуйко, Антон Радомский, Левко Мартынюк, Роман Коваль. Массовыми тиражами распространялись журнал «Ориентиры», газета «Социал-националист», сборник «Правий напрям». За основу брали идеи Донцова, Михновского, Сциборского, Липы, Стецько, Ребета, Бандеры.

Маргинальная УНТП «Українська націонал-трудова партія», которая существовала в 2005–2009 годах, своей идеологической доктриной определяла национал-социализм О. Штрассера и его «Черного фронта».

Как и большинство европейских радикальных структур, украинские националисты крепко связаны с криминалом, в частности с авторитетами Западной Украины — Колей Рокеро, Хвылей, Вовой Мордой и Пупсом (которого идентифицируют как Игоря Кривецкого). Основа сотрудничества — силовые акции в обмен на ресурсы.

Безусловно, фундаментом боевой необандеровщины была УНА-УНСО, создаваемая в начале 1990-х годов при прямом участии спецслужб Украины, что не является большой тайной. Это незаконное военное формирование активно участвовало в конфликтах в Приднестровье, Боснии, Абхазии, Чечне. Пока одни воевали — другие формировали и оттачивали идеологию. Именно она стала причиной раскола структуры. Чрезмерное увлечение тогдашнего руководства (Д. Корчинский, О. Витович, А. Лупинос) леворадикальными идеями, привело к выходу из организации Юрия Шухевича, а после скандала связанного с вбросом информации о прямых связях некоторых руководителей УНА-УНСО с СБУ, в 1998 году, организация разлетелась на несколько фракций, которые возглавили Ю. Тыма, А. Шкиль, Н. Карпюк, и организацию «Спас» Э. Коваленко.

УНА-УНСО покинули О. Витович, В. Мельник, В. Мамалыга. Корчинский создал в 2002 году партию «Братство», идеологией которой формально назвал «православный национал-анархизм».

К этому времени из разбитого горшка галичанского фашизма выползли и окрепли новые структуры. Прежде всего стоит отметить появление ВО «Свобода», которое возглавил студент Львовского института Олег Тягнибок, приведенный когда-то в ряды СНПУ идеологом Юрком Музычко. Однако тотальной консолидации «новых бандеровцев» не произошло по причинам объективным и субъективным (в частности обвинения Тягнибока и части его окружения в принадлежности к еврейству).

Но консолидация все же шла параллельно. Актив скинхедовских группировок и футбольных фратерий стал базой новых структур, например, УДПНИ — Украинского движения против нелегальной эмиграции. В результате объединения Всеукраинской общественной организации «Патріот України» и части региональных группировок, таких как Черниговское правое движение «Українська Альтернатива», Національна Дія «Революція і Держава» («РіД»), организация «Слава і Честь» возникла СНА — «Соціал-національна асамблея». Именно СНА критикуя идеологические отклонения ВО Свобода в сторону правого консерватизма объявили себя наследником идеологических традиций СНПУ.

Именно из СНА вышла организация ПУ — «Патриот Украины», одна из составных частей «Правого сектора». Ее возглавлял харьковчанин Андрей Евгеньевич Билецкий. Объективно именно эта структура была наиболее активной группировкой радикальных националистов, действующих (2008-2011 гг.) не только на западе, но прежде всего на востоке Украины. В частности — в Харькове.

Пик деятельности ПУ относится к 2008 году, когда они попытались провести марш ОУН-УПА в Киеве и устроили большую драку с ОМОН, после чего против организации и ее членов начались некоторые репрессивные действия. Часть членов получили сроки тюремного наказания за различные нарушения и преступления. В Харькове ПУ были связаны с криминальными структурами Руслана Эглита, а политически поддерживали кандидатов от Украинской социал-демократической партии (партия-член БЮТ). Группировка активно контактировала с внешними союзниками — «Северное братство» из России, нацистская группировка «Арма» из Греции, проводило совместные акции с Братством Корчинского, скиновскими группировками Братство ариев «Дыхание воли», «Кровь и честь».

После марша 2008 года ПУ начал активно конфликтовать с другими националистическими организациями. Называют две причины — инспирирование конфликта со стороны СБУ и МВД или реальное стремление харизматичного Белецкого подмять под себя националистические структуры. Пик конфликтов пришелся на 2011 год, когда член ПУ (в том числе один из идеологов О. Однороженко) участвовали в нападениях и драках с конкурирующими группировками партиями: ВО Свобода, «Спильна Справа» (Общее дело) и «Пряма дия» (Прямое действие).

С августа 2011 года начались аресты членов «Патриот Украины». В конце августа 2011 в Киеве и Василькове арестованы старшины местных ячеек Сергей Бевз, Владимир Шпара, Алексей Чернега, активисты СНА Игорь Мосийчук, Виталий Зателепа. Был арестован и Белецкий. Сегодня все они на свободе и активно работают.

Еще одной структурой, вошедшей в «Правый сектор», называют «Белый молот». Однако четкой организационной системы по аналогии с подобными структурами России или Европы нет. По сути это виртуальное объединение нескольких банд скинов и ультрас Киева, поддерживающих связь с соратниками в крупных городах (прежде всего Харьков). Во Львове представителей Белого молота практически нет, так как Львов не имеет причин для формирования скин-движения в связи с отсутствием критического количества представителей неславянских национальностей (Кавказ и Азия). Таким образом, Белый молот — это ситуационно собранные группы радикальных киевлян, не задействованных в националистических структурах. Как правило, члены Белого молота - русскоязычные граждане, что подтверждает их переписка в Сетях.

Деятельность «Белого молота» до майдана аналогична российскому «Оккупай пидофиляй», но с уклоном в разгром казино и наркопритонов. Свои акции засвечивали группировки Святошинского, Голосеевского и Троещинского района Киева. В большей степени акции тоже носят виртуальный характер. До недавнего времени среди лидеров «Белого Молота» называли конкурирующих между собой Николая Еременко, Дмытра Паламарчука и Горана Вулича или «Горана» (Горанин Владислав Юрьевич, 04.05.1989 г. р.). Горан руководил на Майдане отрядом «Чебурашки».

Нередко руководителем «Белого Молота» представляли бывшего руководителя киевского филиала СНПУ Олега Вахния, но это не является истиной. Хотя именно Вахний резко отзывался (статья «Спогад про занепад субкультури») о чрезмерной, как он называл, «пещерной галицкой русофобии и примитивных антироссийских идеях» националистического руководства, тормозящих вступление в структуры представителей неформальных группировок молодежи в более развитых промышленных русскоязычных регионах страны.

Помимо вышеперечисленных псевдоорганизаций, в «Правый сектор» набилось несколько десятков группировок: остатки УНА-УНСО — руководит Н. Карпюк, АС — «Автономное сопротивление», СНА — Социал-Национальная Ассамблея, УНС — «Украинский националистический союз», «Черный Комитет». На Майдане «Правый сектор» представляли «сотни»: «Чебурашки», «Хадж», «Волки», «Музыка», «Хорват», «Зарево», «Викинг», «Вальгалла» (руководитель Тернопольской областной организации «Женская Сечь» — Марта Лоза). Степень координации действий и подготовки боевиков специалисты расценивают, как непрофессиональную и спонтанную. При этом наличие бойцов, прошедших специальную подготовку в лагерях и на сборах, неоспоримо. Но силовой сценарий майдана был запущен преждевременно, и потому основную массу боевиков приходилось «натаскивать» непосредственно в полевых условиях майдана, где также готовилось оружие нападения (коктейли Молотова, катапульты).

Базовой структурой «Правого сектора» оставалась организация «Трызуб». Её создал доцент Дрогобычского пединститута Василий Иванишин, автор нескольких книг по проблематике украинского интегрального национализма и член центрального провода КУН (Конгресс Украинских Националистов), претендовал на роль Главного проводныка КУН, но был «отжат» на вторые роли, после чего и создал свою организацию «Всеукраинское Объединение Трызуб» (или Трызуб им. Степана Бандеры).

После смерти Иванишина «Трызуб» перешел по наследству к выпускнику Дрогобычского пединститута, учителю-филологу Дмитрию Анатольевичу Ярошу (30.09.1971 г. р.), уроженцу Днепропетровска, получившего недавно чин «полковника». Среди ближайшего окружения Яроша к 2013 году были его заместитель Андрей Иванович Тарасенко (17.11.1982 г. р.) по прозвищу «Пилипась», известный своим участием в подрыве бюста Сталина в Запорожье, и главный командир ВО «Трызуб» Андрей Любомирович Стемпицкий (04.10.1974 г. р.) по прозвищу «Летун». Стоит отметить, что до окончания силовой фазы майдана, руководство «Трызуба», а по сути, формирующегося «Правого сектора», поддерживало отношения с Андреем Парубием.

Эмблемой «Трызуба» является «хрестомеч», которому соответствует и девиз организации: «На диявола — крест, на врага — меч!». Другой лозунг: «Бог, Україна, Свобода!».

Пик активности «Трызуба» пришелся на вторую половину 1990-х годов, когда организация проводила точечные акции на Востоке Украины (преимущественно снос памятников Ленину и конфликты с активом русских и левых организаций). Известно еще одно лицо «Трызуба», имеющее отношение к ПС, — это Петр Бурак прозвище «Отець Петро», отвечающий в структуре, кроме прочего, за боевые акции.

Идеология «Правого сектора» формируется на базе имеющихся выкладок СНА и «Трызуба», которые усовершенствуются Андреем Билецким, Олегом Однороженко и другими.

В статье «Український расовий соціал-націоналізм» Билецкий описывает цель деятельности «…Национального Сверхобщества — единого биологического организма, который будет составляться из Новых людей — физически, интеллектуально и духовно развитых личностей. Из массы индивидуумов должна подняться Нация, а из слабого современного человека — Сверхчеловек».

«…Весь наш национализм — ничто, замок на песке, без опоры на фундамент крови, фундамент Расы», — утверждает Билецкий.

«Нас обвиняют в ксенофобии и расизме. Мы со смехом принимаем такие обвинения, поскольку знаем точно, что только собственная раса является источником, и мерилом, и правом. Нас не интересуют нормы международного законодательства, толерантность и политкоректность. Мы смеемся над ними и теми, кто верит в эту жидовскую брехню».

Еще один идеолог Роман Коваль утверждает: «Месть врагам украинской нации, не менее сладкая, чем любовь к Родине. Жертвоприношения врагов — необходимый элемент национального ритуала. Что может быть лучше, чем убить врага Родины?» (Коваль Р. Підстави націократії К., 1994. – 56 с.).

Согласно изложенным на страничках трудов идеологов «Правого сектора» «базовым принципам», формирующая структура отстаивает «традиционные ценности украинского народа». Исходя из своей антироссийской направленности, ПС отдает предпочтение церквям, которые «стоят на почве самостийной украинской державы, ее политической, экономической, духовной и церковной незалежности». То есть — УГКЦ, УПЦ-Киевского патриархата и УАПЦ.

Угрозой для украинства называют деятельность неорелигиозных движений, тоталитарных сект (Свидетели Иеговы, адвенитсты, пятидесятники, мормоны, восточные мистические течения, кришнаиты). Сам Ярош определяет эти течения как «один из фортов, что защищает Сатану от атак украинских христиан поскольку они помогают уничтожать боевой христианский дух на Украине, превращая христианина-казака в безбожника-свинопаса» (Ярош Д. статья «Українська революція: XXI століття»).

При этом среди, своих союзников «Правый сектор» называет мусульман (особенно среди крымско-татарских группировок «Хизб-уль-тахрир» «Сиратоль-мустакым» и др.).

С момента формирования боевых структур майдана в группах, вошедших в «Правый сектор», было большинство представителей западных областей. Сегодня ситуация изменилась и региональные структуры заполняются рекрутами из Центральной Украины.

Победа хунты обозначила рост проблемных ситуаций в Правом секторе. ПС не является единой легальной структурой, так как не была юридически оформлена, а, следовательно, имеет все признаки незаконного военного формирования. Строго говоря, сейчас ПС является общественной инициативой.

Наметившегося конфликта т. н. «официальных властей» и «Правого сектора» достаточно для начала ликвидации опасной радикальной структуры. Но Ярош, опираясь на связи с Порошенко и Наливайченко (возможно и Коломойского???), уже смело идет на конфронтацию и, по сути, отказывается сдавать оружие. При этом надо учитывать, что и сам Ярош, не имеет абсолютного авторитетного влияния на создаваемые низовые ячейки ПС. Поэтому в последнее время началась реорганизация системы и, по имеющейся информации, уже в начале апреля в Киеве будет проходить учредительный съезд ПС.

Работа ведется с сохранением бренда «Правый сектор» для возможного участия, как в современных силовых акциях (по имеющейся информации, у актива ПС сегодня на руках до 500‑600 единиц стрелкового оружия), так и в будущих избирательных кампаниях.

Украина поделена на 4 сектора (с возможными изменениями) Юг, Восток, Запад, Центр. Наиболее значимой является группа ПС‑Восток. В ««Правый сектор»–Восток» вошли 4 области: Харьковская, Донецкая, Полтавская, Луганская. Руководителем силового блока назначен Андрей Билецкий. Политическим руководителем ПС‑Восток является президент Всеукраинской национальной федерации дворового футбола и президент Национальной всеукраинской федерации домино Илья Кива, полтавчанин, живущий в Киеве. Именно Кива делает упор на Полтавщину в ПС-Восток, ссылаясь на то, что Харьков, Луганск и Донецк слишком «русские», а наличие большого количества этнических украинцев дает на Полтавщине базу в виде человеческих ресурсов. Таким образом, можно предполагать, что ПС будет очень активен на Полтавщине. Примером ресурсного обеспечения могут быть бойцы ПС из Полтавы, задержанные во время штурма офиса ПС и «Просвиты» в Харькове 13 марта на ул. Рымарской.

Кива уже организовал в Полтаве областной сбор «Правого сектора», который на удивление проходил преимущественно на русском языке. На сборах определились новые фигуры регионального значения — Иван Балацкий из Кременчуга и Михаил Дугин (известный своими старыми связями с партийными структурами «Русского блока», после активист областной организации Партии регионов и руководитель областной организации партии Союз левых сил Василия Волги). Организационные собрания проходят в Киеве, Кривом Роге, Днепропетровске, Никополе, Сумах. Характерно, что на собраниях звучит тезис продолжения революции с «новой бандой, сменившей банду Януковича».

Создание Национальной Гвардии активом «Правого сектора» воспринимается как недружественный шаг в отношении ПС, и его участники намекают на готовность сопротивляться власти, реально не готовой к подобным вызовам. Олег Однороженко уже заявил о необходимости роспуска майдана.

Таким образом, сегодняшний ПС — пока еще представляет собой полувирутальный бренд, активно пытающийся превратиться в политическую силу. Пока маргинальная риторика заявлений представителей ПС в большей степени свидетельствуют (глава Киевского организации Игорь Мазур говорит о готовности начать «поход на Москву», Дмитрий Ярош угрожает взрывать украинскую ГТС), что структура остается радикал-террористической, а, следовательно, при серьезной реакции специальных служб и силовых структур самой Украины или иностранных государств может стремительно прекратить свое существование и трансформироваться в новую форму.

А пока нужна легализация, что и пытается делать Ярош. Однако делает это, избегая возможного навязывания ему сверху статуса подчиненного. Он категорически отказался сдавать оружие и уверяет, что его бойцы не записываются в Национальную гвардию, что было бы неким форматом легализации. Но в этом формате Ярош теряет главное — бренд главного локомотива революции, его страшного демона, а также реальную вооруженную структуру. Потому он рассчитывает на учредительный съезд, юридическое оформление и шанс стать кандидатом в президенты. Но пойдут ли на это владельцы печати Минюста, вчерашние соратники Яроша, превращающиеся в его врагов?

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5022 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua