[Версия для печати]

Йемен – подарок злой судьбы

В сентябре прошлого года президент Соединенных Штатов Барак Обама, говоря об удачах своей стратегии по борьбе с террором, привёл пример сотрудничества с Йеменом. В марте 2015 года, спустя каких-то шесть месяцев после заявления президента Обамы, коалиция Арабских государств во главе с Саудовской Аравией и при поддержке США вторглась в Йемен с целью провести военную кампанию против шиитских повстанцев, уже взявших под контроль большинство крупных городов страны, включая столицу Сану. В то время, как доблестные эмиры благополучных стран Аравийского полуострова соревнуются меж собой высотой своих башен, Йемен, страна старейших в мире небоскребов, находится в состоянии глубокого упадка, растерзанная между интересами влиятельных внешних сил и внутренних противоречий. Стратегическое географическое расположение на берегу Баб-эль-Мандебского пролива превратило это беднейшее государство Аравийского полуострова в желанный трофей борьбы сильных мира сего. А социально-политическая и экономическая нестабильность сталапервопричиной для проникновения сюда разного рода радикальныхидей, террористических элементов и структур, включая организацию “Аль-Каида на Аравийском полуострове”, которую США считают самым смертоносным подразделением печальноизвестной “Аль-Каиды”.

С момента объединения Йемена и раньше, ещё никогда будущее этой страны не имело такого колоссального значения для геополитической конфигурации Ближнего Востока,как сейчас.

Путь к единству и обратно

Проблемы Йемена уходят корнями в начало прошлого века. В 1904 году Британская и Османская империи разделили сферы влияния в Йемене, раскроив страну на северную и южную части. В 1918 г. после разгрома Османской империи в Первой мировой войне последователи шиитской секты зейди восстановили контроль над Северным Йеменом, провозгласив независимую монархию. В 1962 г., в эпоху расцвета арабского национализма, когда пламенные речи Гамаля Насера с помощью дешевого радиоприёмника добрались до всех уголков арабского мира, последний имам-король Мутавак килийского Йемена был свергнут, спустя всего лишь неделю после вступления на трон. Северный Йемен стал Арабской республикой и погрузился в хаос восьмилетней гражданской войны.

Южный Йемен обрёл свою независимость в качестве Народной Демократической Республики почти полвека спустя северного брата по крови. В 1990 г. страны объединились в Йеменскую Республику с суннитским большинством, преимущественно проживающим на юге ишиитско-зейдитским меньшинством на севере (если судить по догматам, зейдиты, хотя и являются мусульманами шиитскоготечения, всё же по религиозной традиции ближе к исламу суннитского толка). Но предубеждения людей не исчезают за ночь как границы. И вскоре они дали о себе знать: сначала мусульмане сунниты на юге, а затем и шииты-зейдиты на севере начали требовать для себя больше прав. Суннитское восстание 1994 г. было жёстко подавлено президентом зейдитом Али Абдаллой Салехом. Воспользовавшись моментом, Салех даже избавился от политических оппонентов и установил контроль над всей страной.

С зейдитами всё оказалось сложнее. Хуситы - военизированная группировка зейдитов, официально известная как “Ансар Аллах” - требовали большей автономии для севера, оправдываясь “коррумпированностью власти суннитского большинства”. Со своей стороны, центральная власть обвиняла хуситов в попытке реставрации монархического строя. Эти противоречия, в итоге, привели к столкновениям между центральной властью и хуситами в провинции Саада. Конфликт впоследствии перекинулся дальше на соседние провинции и даже приграничные территории Саудовской Аравии. Мятеж удалось на время задушить объединёнными силами Салеха, Саудовской Аравии, США и других стран. Но хуситы не оставляли стараний довести начатое до конца, и совершили несколько неудачных попыток переворота в 2004-2010 гг. Тогда же в адрес Ирана прозвучали первые обвинения официальной Саны в поддержке хуситских сепаратистов.

Под влиянием внешних сил общество в Йемене разделилось на 2 части: суннитскую, поддерживаемая КСА; и шиитскую, пользующаяся поддержкой Ирана. Раскол в обществе, социально-политическая нестабильность, тяжёлое положение в экономике, стремление Салеха стать бессрочным президентом Йемена, его попытка передать власть сыну – совокупность всех этих факторов привела к массовым протестным движениям в стране, которые завершились его отставкой в 2012 году. На досрочных выборах новым президентом Йемена был избран Абд Раббу Мансур Хади, представитель суннитского большинства, бывший вице-президент страны, к тому же, доверенный человек США и Саудовской Аравии. Наиглавнейшей задачей Хади на посту президента было, во-первых, формирование правительства национального единства, во-вторых, восстановление закона и порядка в государстве путём децентрализации власти. Однако план федерализации Йемена провалился. Зейдитские повстанцы напали на президентский дворец, взяв Хади под домашний арест. В феврале 2015 года хуситы объявили о свержении Хади и передаче власти президентскому совету. Он сбежал в Аден и объявил себя легитимным президентом Йемена. Борьба за власть вызвала волну протестов и серию столкновений в разных частях страны, ещё больше разжигая сепаратистские настроения на юге, куда сбежал М. Хади в надежде на поддержку.

Тем временем повстанцы-хуситы, за которыми, согласно заявлениям Саудовской Аравии, как и прежде стоит Иран, захватывают город за городом. Столица Йемена Сана, Таиз и Хадейда (два крупнейших города страны) уже контролируются ими. Недавно хуситами был взят бастион суннитов - город Атак. Продолжается штурм Адена - второго по величине города страны, стратегическо порта, где нашёл убежище беглый президент. Город с населением 800 тысяч человек находится на грани гуманитарной катастрофы. Ситуация в Йемене ещё более усугубляется тем, что из-за обстановки в стране международные торговые суда избегают захода в йеменские порты. Это трагедия для государства, которое импортирует 90% продовольственных товаров и находится в ожидании надвигающейся нехватки питьевой воды.

Сильные мира сего

В то же время Саудовская Аравия, влияние которой на Йемен до недавних пор сложно было переоценить, рассматривает конфликт в сопредельном государстве, во-первых, как угрозу собственной национальной безопасности из-за протяжённой и слабо защищённой границы, во-вторых, как масштабное противостояние с другим тяжеловесом региона – Ираном. Дабы остановить стремительное наступление хуситов в южном направлении и предотвратить крах лояльного режима Хади, 25 марта 2015 года Саудовская Аравия и коалиция из арабских стран при поддержке США начали военно-воздушную операцию в Йемене. ВВС коалиции продолжают наносить авиаудары по объектам хуситов вблизи Саны, на севере страны ближе к границе с Саудовской Аравией и на юге Йемена. Авиаударам подверглись также позиции хуситов недалеко от Баб-эль-Мандебского пролива. В провинции Радфан саудовцы сбрасывали военную амуницию для союзнических племен, поддерживающих Хади.

До сих пор ни одна из поставленных перед командованием коалиционных войск целей не была достигнута. Президент Хади не контролирует ситуацию в стране, а без поддержки местной власти и наземных войск шансы на успех военной операции стремятся к нулю. Дислоцированные в Йемене около 100 американских солдат из числа войск специального назначения покинули страну в конце марта. США также эвакуировали военную базу беспилотников. Хотя натренированные американцами солдаты йеменской армии борются с “Аль-Каидой” и собирают разведданные для воздушных налётов, в целом, ситуация в вооружённых силах Йемена оставляет желать лучшего. Деморализацией и расколом в армии воспользовались различные джихадистские группировки для проникновения и укрепления своих позиций в стране. В результате чего боевики печально известной террористической организации “Исламское государство” постепенно стали проникать в Йемен, в то время как “Аль-Каида на Аравийском полуострове” уже давно чувствует себя в некоторых восточных провинциях Йемена как дома. Недавно жители города Сидда, в центральной части Йемена, сообщили о том, что над зданием местной администрации поднят флаг “Аль-Каиды”. По словам местных жителей, боевики АКАП захватили район за ночь, а хуситы, контролировавшие местность более двух месяцев, отступили без боя.

Продвигаясь на юг, хуситы уже столкнулись с боевиками АКАП. Они настроены враждебно как в отношении “Аль-Каиды”, которую считают своим злейшим врагом, так и Соединённых Штатов. Агрессивная антиамериканская риторика хуситов не даёт повода для предположений о возможном стратегическом альянсе США с последними против АКАП. Хуситы заявляют, что их дальнейшее продвижение имеет целью ослабить АКАП. Отчасти это так, но не воспользоваться смутой для реализации своих политических целей, вопреки всем планам саудовской коалиции, тоже было бы недальновидным шагом с их стороны. И мы видим, что военное противостояние между сторонниками Хади и войсками хуситов смещается всё ближе к самому желанному экономическому трофею страны: экспортным терминалам природного газа на берегу Аравийского моря.

Примечательна реакция официального Тегерана на события в Йемене. Верховный правитель аятолла Али Хаменеи упрекнул короля Салмана и новое руководство КСА в недальновидности и назвал их “неопытными молодыми людьми”. По мнению Хаменеи, королевство завязнет в затяжной войне. Президент ИРИ Хасан Рухани призвал к прекращению военной операции на территории Йемена, отметив, что страны региона должны найти политическое решение кризиса общими усилиями. С такой точкой зрения согласна и Россия. В письме к участникам общеарабской встречи В.В. Путин пишет:«Мы поддерживаем стремление арабских народов к благополучному будущему и выступаем за решение всех стоящих перед ними проблем мирным путём, без вмешательства извне».

Госсекретарь США Джон Керри во время интервью “PBS Newshour”, напротив, обвинил Иран в поддержке хуситов. За заявлениями Керри последовало сообщение о том, что США увеличивают объём поставок оружия в Саудовскую Аравию.

Теория большого взрыва

В отличие от других стран Персидского Залива, Йемен не является серьёзной нефтедобывающей страной, но в силу своего географического расположения на берегу Баб-эль-Мандэбского пролива, через который проходит значительная доля нефти Персидского залива для Средиземноморья, играет ключевую роль с точки зрения безопасности поставок энергоносителей. Перекрытие пролива, ширина которого местами не превышает 26 км, выполнимо технически, что может спровоцировать очередной мировой энергетический кризис. Перекрытие пролива раскалит до предела военную обстановку в этом неспокойном регионе, резко увеличив вероятность масштабной конфронтации в первую очередь между двумя гигантами - Саудовской Аравией и Ираном.

Иран, очевидно, не стремится к реализации такого сценария развития событий особенно сейчас, когда достигнута долгожданная договорённость с Западом по ядерной программе, но это не означает, что исламская республика не заинтересована в дестабилизации королевства и свержении дома Саудов. Именно по этой причине хуситы в Йемене нужны Ирану точно так же, как Хезболла в Ливане. Проиранское, а в худшем случае антисаудовское правительство в Йемене, сильно упрочит позиции ИРИ на Ближнем Востоке, одновременно ослабив влияние саудитов. Эр-Рияд сейчас переживает не лучшие времена своей истории, Тегеран постепенно замыкает кольцо вокруг КСА: Хезболла в Ливане, Асад в Сирии, шиитское правительство в Ираке, волнения в шиитском Бахрейне, и наконец, хаос в Йемене, с которым у Саудовской Аравии протяженная и плохо охраняемая граница. Но это ещё полбеды. Дело в том, что южные районы королевства, где сосредоточены основные запасы нефти КСА, заселены шиитами-исмаилитами, которые, мягко говоря, недолюбливают власть в Эр-Рияде. Тут уместно добавить еще одну немаловажную деталь, а именно то, что Йемен является одним из крупнейших центров оружейной торговли в регионе, а порт Хадейда, перешедший под контроль хуситов - главный транзитный пункт.

В стране просто немыслимое количество оружия, при этом племена имеют куда большие запасы оружия и подготовлены куда лучше, чем те же правительственные войска. Вопрос уже не в том, попадёт ли это оружие контрабандой на юг КСА, а когда именно попадет. В этой ситуации единственное, что можно было сделать, конечно же, не допустить попадания оружия на свою территорию. Этим делом, правда, без особых успехов, сейчас заняты Саудовская Аравия и её коалиция. Египет, ключевой член коалиции, не особо спешит на помощь саудовцам, и решает свои собственные проблемы, а именно, предотвращение попадания этого оружия к боевикам на Синайском полуострове и обеспечение безопасности судоходства в Баб-эль-Мандебском проливе. Соединённые Штаты - наблюдатель в этом опасной игре, они тоже не хотят рисковать из-за Саудовской Аравии, которая ещё недавно пыталась задавить американскую сланцевую революцию. Между тем, уже предельно ясно, что одними только авиаударами, полагаясь только на силу оружия и изменчивое настроение местных племён, проблему в Йемене не решить.

Требуется скоординированная наземная военная операции, которую саудовцы не могут себе позволить в силу целого ряда причин: во-первых, потому что собственные войска не в состоянии решать такие сложные задачи и фиаско не избежать, а страны, созданной для этой цели коалиции, не горят желанием отправлять своих солдат на войну с хуситами. Во-вторых, даже если удастся собрать серьёзный военный контингент, поход будет не из лёгких – пересечённая местность, пустыня, недоброжелательность вооружённого до зубов местного населения и разного рода террористов. В-третьих, наземное вторжение, может сплотить йеменцев с диаметрально противоположными взглядами на мир в их ненависти против общего врага, агрессора и оккупанта, не говоря уже о том, что это было бы просто подарком судьбы для боевиков “Исламского государства”, обещавшими захватить священные для мусульман города Мекку и Медину.

Однако бездействие для короля Салмана ещё хуже, если не вмешиваться в ситуацию в Йемене, Аден будет взят и последний вымпел саудовский надежды, шаткая власть Хади падёт. Это будет не просто геополитическое поражение, но сокрушительный удар по репутации страны и лично короля Салмана. Власть семьи Саудов, контролирующей святыни, пошатнётся, и маленького очага нестабильности, скажем, на границе с Йеменом будет достаточно для того, чтобы, вспомнив все накопившиеся за долгие годы обиды, раздуть пожар гражданской войны в масштабах всей страны и взорвать королевство изнутри. Имея такую мрачную перспективу перед своими глазами, династия активно запасается новейшими образцами оружия, и пытается отсрочить неминуемое. Что же касается Йемена, то и здесь перспективы довольно туманны.

Удастся ли сохранить целостность страны или она развалится на части, сложно предсказать. В хаосе йеменской гражданской войны есть одна очень любопытная деталь, а именно, фигура экс-президента Абдаллы Салеха. Дело в том, что без помощи некогда злейшего врага и брата по вере Салеха, хуситам вряд-ли бы удалось так быстро и грамотно взять Сану, развернуть масштабное и успешное наступление на юг. Эта помощь, очевидно, не является жестом доброй воли со стороны экс-президента, и преследует далеко идущие цели. В случае успеха опытный политик Салех одним выстрелом поразит две цели: с помощью хуситов свергнет власть, которая несколькими годами ранее свергла его самого, и воплотит свою давнюю мечту передать власть сыну.

От успеха Салеха и его хуситов во многом зависит будущая конфигурация сил на Ближнем Востоке. Приблизительные очертания этого нового мира уже вырисовываются на наших глазах, но детали пока остаются под завесой мрака. Ясно одно: если Саудовской Аравии каким-то чудом не удастся в этой большой геополитической игре перехитрить или подкупить удачу, и повернуть ситуацию в Йемене в свою пользу, то крах королевства неминуем. Чем это грозит обернуться для региона и мира в целом, наглядно продемонстрировала террористическая организация “Исламское государство” на примере Ирака и Сирии. Таким образом, по жестокой иронии судьбы, будущее одного из богатейших регионов планеты решается в самой бедной его стране.

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 4965 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua