[Версия для печати]

Исламское Государство(ИГ) и расстановка сил на Ближнем Востоке на 2015 год

К ситуации с ИГИЛ и Халифатом, есть два полярных подхода - один исходит из предпосылки, что ИГИЛ до сих пор в какой-то мере контролируется США и все происходящее часть иезуитского плана, когда используя ИГИЛ как инструмент, США фактически перекраивают политическую карту Ближнего Востока в рамках каких-то своих интересов. В рамках другого подхода ИГИЛ когда-то начиналась как одна из многих зависимых от США структур (вроде раннего Талибана или ранней Аль-Каиды), которая получала финансирование и оружие для борьбы с режимом Асада в Сирии, но затем вышла из под контроля, обрела политическую субъектность и теперь реализует свои собственные цели.

Копья по этому поводу ломают давно, лично я и раньше придерживался точки зрения, которую недавно высказал генерал ФСБ Лобачев.

"Исламское государство" — это организация, искусственно созданная на деньги американцев с вполне определенной целью — полностью дестабилизировать оставшиеся на некоторое время в покое арабские регионы. И не только арабские, но и исламские вообще. Но они уже вышли из-под контроля тех, кто их создал. Идентичная ситуация была в Афганистане в 80-е годы, затем талибы. И дальнейшее развитие — это "Исламское государство". Если бы организация опиралась на что-то разумное, то с ней можно было бы дискутировать, бороться. Тут ничего разумного нет, только в чистом виде безумие"

Известная карта переустройства Большого Ближнего Востока. Сам план был обнародован в 2007 году, за 4 года до "Арабской весны".

В принципе, я примерно такой позиции придерживаюсь уже не первый год, разве что не склонен все списывать исключительно на безумие вождей Халифата, в рамках своей линии поведения, они как раз весьма логичны, просто эта логика не пересекается с логикой человека модерна или постмодерна. Расхождения в парадигмах развития и концептуальных взглядах на мир и его устройство слишком чужды друг другу. Проще все конечно списать на средневековое безумие, лишь бы не анализировать уникальный генезис Халифата, как нового фактора международной политики.

Красный кружком обведен будущий вождь Халифата Абу Бакр Багдади.

ИГИЛ, начиная как обычная исламистская организация террористического характера, довольно быстро вобрала в себя передовые наработки "законодателей жанра". Разветвленную сетевую организацию от "Аль-Каиды", высокую идеологизированность политического звена как у Талибана, высокую устойчивость и мотивированность личного состава как у "Хезболлы" (когда террористические ячейки обретают признаки регулярных формирований) В какой-то мере, это искусственный конструкт, когда на ровном месте возникла синтетическая организация впитавшая в себя наработки "боевого крыла исламского мира" и которая как и все ее предшественники, на ранних этапах своего развития пестовалась ЦРУ, поэтому можно смело говорить, что к разгулу современного исламского военно-политического фундаментализма США приложили свою демократическую руку. Но были и существенные различия - внутри инструмента (одного из многих и далеко не самого сильного на первых порах) начала вызревать собственная идеология и собственная методология реализации этой идеологии. В ходе войны против Асада, ИГИЛ получая поддержку от США наряду с другими членами анти-асадовской коалиации, обретала военно-политическую субъектность.

В отличие от различных марионеток или филиалов уже не столь авторитетной как ранее "Аль-Каиды", ИГИЛ предлагала максимально простой план действий с предельно ультимативной целью. Целью является построение Великого Халифата, то есть создания государства на принципах радикального ислама, где образ будущего (расходившийся с принципами традиционного ислама) был объявлен своеобразной догмой, непринятие которого стало по факту ересью или изменой. Чтобы реализовать свой сценарий, ИГИЛ не пыталась дискутировать или переубеждать "соратников". Логика ИГИЛ была другая - или вы принимаете наш замысел, либо вас уничтожат, причем весьма затейливыми способами. В начале, этот подход не воспринимали всерьез, ну мало ли фанатиков на Ближнем Востоке, тем более что кровь и без ИГИЛ лилась рекой. Но когда произошел переход от слов к делу, ужаснулись даже видавшие виды борцы за дело Пророка.

США со своими затеями на тему перекройки границ Сирии, Ирака, Турции и Израиля, ЦРУ с поставками оружия и инструкторов, доктрины управляемого хаоса - все это послужило частью столь стремительной возгонки ИГИЛ, но не только США приложили руку к этому проекту. На него изначально давали деньги зажиточные семейства из монархий Персидского залива (которым ИГИЛ показалась более перспективной в плане развития идей ваххабизма, нежели "Аль-Каида"), чуть позже произшла премичательная смычка с остатками иракских баасистов, которые серьезно прокачали организационный уровень ИГИЛ привнеся туда элементы организации и управления свойственные спецслужбам времен Саддама Хуссейна.

На все это накладывался фактор суннитского радикализма, который очень грамотно эксплуатировался вождями Халифата. В результате, все первоначальные спонсоры и помощники, стали по сути отработанными ракетными ступенями, которые вывели корабль Халифата на историческую орбиту, когда террористическая группировка стала из фактора региональной политики, всемирным политическим и историческим субъектом, меняя настоящее и будущего целого региона, затрагивая судьбы десятков миллионов людей. И судя по грандиозным планам, который они не стесняются озвучивать, сами они не остановятся.

Политика ИГИЛ довольно прагматична в отношении тех, кто признал главенство Халифата, но предельно идеологизирована в отношении тех, кто отказывается признать единственно верное учение. Так как никто не хочет признавать, что бывшие террористы уже по факту стали государством, никто из соседей ИГИЛ не захотел признавать их прав на господство в исламском мире. Тогда вожди Халифата просто расширили рамку и начали поступать с окружающими странами точно так же, как они поступали с главарями конкурирующих исламских группировок. Они объявили всем войну - на данный момент Халифат прямо или опосредованно воюет с Сирией, Иорданией, Ираком, Ираном, Турцией, США, курдами, рядом стран НАТО. Объявлена война и России. Начата война с Талибаном, который отказался признать господство ИГИЛ. Уже давно идет грызня с Аль-Каидой.

По сути, у ИГИЛ нет ни одного значимого союзника, уверенные в своих силах вожди Халифата тем не менее уверенно объявляют все новые и новые войны, втягивая в свою орбиту террористические группировки на Ближнем и Среднем Востоке, а так же в Африке. Некоторые уже приносят клятвы верности, в результате чего влияние Халифата стремительно растет, потому что среднестатистический исламский радикал видит в успехах Халифата реализацию собственных мечтаний - беспощадная и самоотверженная борьба за дело Пророка приводит к созданию идеального государства.

То есть ИГИЛ добивается того, где потерпели неудачу предшественники, ИГИЛ убеждает людей, что именно люди вроде Багдади, реализуют "невозмножное" и разгромив неверных построят Великой Халифат. На данный момент, оторвав кусок Сирии и Ирака, это просто Халифат, с претензией на историческое величие. Чтобы стать Великим, Халифату необходимо полностью покорить Сирию и Ирак, захватить весь Аравийский полуостров/или хотя бы его часть, нанести поражение Турции, Ирану и США и преобразовать оккупированные территории в единое супур-государство мечты всех персонажей ведущих джихад с Кораном и АК-47, двумя самыми убедительными вещами в радикальной мусульманской среде.

Разумеется, имея такую мечту, к Халифату льнут все новые и новые сторонники, устремляющиеся в кровавую погоню за этим образом будущего. В ряды Халифата помимо местных идеологов, финансистов и фанатиков, вливаются бывшие функционеры режима Хуссейна, сирийская и иракская беднота, идеологизированные наемники со всего мира, включая Западную Европу и США, перебежчики из других организаций. Причем если на оккупированных территориях ИГИЛ в основном правит страхом и насилием, то внутри собственной структуры, Халифат в высшей степени идеологизирован и мотивирован, большинство искренне верит, что война идет за правое дело, а мир вокруг слишком несовершенен, чтобы менять его гуманными методами. И этой убежденности не могут противостоять ни слабоидеологизированные ближневосточные автократии, ни дискредитированная на Ближнем Востоке неолиберальная идея освобождения человека и предоставления ему буржуазных прав. Поэтому, с точки зрения идеологии, все оппоненты Халифата сейчас сидят в обороне, потому что им нечего предложить тем людям, которые стекаются под черные знамена. Эту слабость противников халифата пытаются прикрыть клишированными обвинениями в терроризме, но по факту, Халифат это чрезвычайно агрессивное государство и относится к нему надо именно как к государству, а не как к кучке бородатых фанатиков, иначе нельзя полностью понять триумфального шествия ИГИЛ.

Когда угроза ИГИЛ стала затрагивать не только Асада и его проамериканских противников, ИГИЛ отрезали от американских каналов получения оружия, но было уже поздно - ИГИЛ как раковая опухоль распространялась по территории Сирии, а затем захлестнула и проамериканский Ирак. В результате, образовалась причудливая конфигурация войны, когда США может конфликтовать с Ираном в Йемене, но сотрудничать по вопросам борьбы с ИГИЛ. США могут спонсировать противников Асада, но одновременно бомбить позиции ИГИЛ, которые давят войска Асада. Эта причудливая война имеет сразу несколько субъектных игроков и потому столь сложна для понимания - фигур на доске слишком много и цветов этих фигур больше чем два.

Разрозненность противников Халифата и тот факт, что они внутри условной антихалифатовской коалиции конфликтуют между собой, приводит к тому, что концентрированного воздействия на расширяющуюся империю, не оказывается.

На сравнительных картах хорошо видно, что положение законного сирийского правительства за последний год ухудшилось. Не все конечно безнадежно, но тяжело отбиваться на нескольких фронтах.

1. Асад с трудом отбивается от своры проамериканских группировок и с трудом удерживает фронт против ИГИЛ и его положение очень сложное, ему не до наступлений, изнуряющее сражение за провинцию Идлиб высасывает с трудом накапливаемые резервы.

2. США наотрез отказываются напрямую воевать с Халифатом предпочитая ограничиваться поддержкой Ирака и бомбежками, Вашингтон хочет воевать чужими руками.

3. Иракская армия против Халифата не тянет и регулярно терпит поражения предоставляя Халифату все новые и новые трофеи, без внешней поддержки Ирак обречен.

4. Иран в рамках противостояния с США занят войной в Йемене (где он поддерживает хуситов против ставленика США и саудитов) и Сирии (где он поддерживает Асада), попутно подкармливая ираксиких шиитов у своих границ в качестве оборонительной меры. При этом часть территории Йемена по факту контролируется ИГИЛ, так как часть местной "Аль-Каиды" переметнулась на сторону Халифата.

5. Курды своего государства не имеют - сирийские курды де-факто отпали от Сирии и имеют некий непризнанный квазигосударственный анклав, иракские курды имеют свою широкую автономию в северном Ираке, остальные находятся под властью Турции. Не имея полноценного государства (которое мечтали создать США), курды не могут полноценно вести войну против Халифата и их сейчас спасает лишь многочисленность фронтов на которых Халифат пытается наступать при недостатке сил, для того, чтобы Халифат был сильным везде.

6. Турция поддерживает врагов Асада, традиционно не дружит с курдами и имеет отвратительные отношения с ИГИЛ. Имея пожалуй сильнейшую армию в регионе (Израиль не считаем), правительство Эрдогана уже не первый год пытается проявить активность в этой ближневосточной каше, как на сирийском, так и на иракском направлениях. Проблема Турции в определенной слабости правительства Эрдогана и неочевидность целей - то-ли хотят добивать Асада, то-ли приструнить курдов, то-ли противостоять экспансии ИГИЛ. А ведь учитывая конфигурацию Халифата, участие Турецкой армии в войне против Халифата могло бы серьезно склонить чашу весов в пользу противников "чистого ислама".

7. Иордания участвует в войне лишь дистанционно, опасаясь напрямую втягиваться в кровавую кашу в которой превратился регион. Это по сути база антиасадовской коалиции и второразрядный союзник США в войне против ИГИЛ, который постоянно рискует превратиться в подобие Сирии и Ирака.

8. Монархии Персидского Залива, которые еще недавно пытались манипулировать процессов "цветных революций" столкнулись сейчас с их последствиями. Ставленник США в Йемене был свергнут проиранскими силами и местными военными во главе с бывшим президентом Салехом, при этом часть страны отпала под власть Аль-Каиды. Попытки вернуть все на свои места, обернулись малоосмысленными бомбардировками Йемена и позорными поражениями в пограничных боях, когда технологически более совершенная саудовская армия несколько раз позорно бежала с поля боя, сдавая территорию и технику. Дошло до смешного, бои переместились с территории Йемена на территорию саудитов. В целом Иран в ходе этой войны играя опосредованно, находится в заметном плюсе. Попутно после всех династических хитросплетений упало политическое влияние Катара, который после всех своих махинаций в Ливии и Сирии, постоянно подозревается в нечестной игре.

9. На этом фоне традиционный конфликт Израиля и "Хамас" и "Хезболла" выглядит как образец порядка и стабильности в море хаоса неаналитических сценариев.

По факту, если США не захотят прибирать за собой напрямую (а этого они скорее всего делать не будут, по крайней мере пока), есть лишь две армии, которые могут серьезно ударить по Халифату - это армии Турции и Ирана.

Иран уже опосредованно втянут в этой войну, которая в отношении ИГИЛ носит в целом оборонительный характер - шиитское ополчение подкармливается ровно на столько, чтобы Ирак совсем не развалился. Что примечательно - обучаемые и вооружаемые Ираном шииты, воюют лучше, нежели вооружаемая США и НАТО регулярная иракская армия и силы безопасности. В этом плане Иран лучше понимает специфику войны и ее проблематику, поэтому в долгосрочной перспективе, на восточных границах Халифата именно Иран будет главным противником ИГИЛ, но таскать каштаны из огня для США Иран не будет. Позиционируя себя как регионального лидера и не претендуя на переоценку этой роли, Ирак заботится о создании пояса безопасности у своих границ и бодается с США в Сирии и Йемене. Втягиваться в полномасштабную войну с ИГИЛ Иран опасается - слишком велики расходы на такую кампанию при ослабленной американскими санкциями экономике. Поэтому Иран по факту ведет гибридную войну, где большую роль играет Корпус Стражей Исламской Революции.

Куда как интереснее позиция Турции, которая имеет ряд козырей, которые она может выложить на стол. Турция потенциально может ускорить падение режима Асада в Сирии, но так же может нанести удар по северным провинциям Халифата, причем тут речь идет не о приграничных операциях, а о фактически "освободительном походе". Проблема тут состоит в том, что между Турцией и Халифатом лежат территории курдов с неопределенным статусом. Курды не любят ни Турцию, ни Халифат, но справится не могут ни с турецкой армией, ни с ордами Халифата, которые курды могут лишь покусывать в тех случаях, когда американцы решают всерьез отбомбиться по позициям ИГИЛ.

За просто так, Турция воевать с Халифатом не будет и неизбежно может встать вопрос территориальных приобретений Турции за счет Сирии и Ирака (прежде всего это касается курдских территорий), которые могут являться платой за активное участие Турции в войне против ИГИЛ. Но вряд ли курдов обрадует такая перспектива. Тут многое будет зависеть от боев курдского ополчения с Халифатом, если курды будут прогибаться, Турция может решить просто занять эту "подушку безопасности" в качестве компенсации за издержки войны против Халифата, который с высокой вероятностью так или иначе выкатится на границы с Турцией после того, как ему получится покончить с Сирией и Ираком.

С другой стороны, США лелеют надежды на создание независимого Курдистана за счет сирийских и иракских курдов (с неопределенным намеком на то, что и турецкие курды могут в нем оказаться), поэтому разумеется попытки подобной активизации турецкой политики будут встречать противодействие как на дипломатическом уровне, так и на уровне роста нестабильности внутри самой Турции, где не так давно уже была целая волна протестов против правительства Эрдогана, а совсем недавно правящий режим потерпел поражение на парламентских выборах, не набрав желаемого большинства и потеряв часть позиций внутри страны. Это разумеется сковывает активные возможности Турции, но с другой стороны может подтолкнуть Турцию к активизации внешней политики, где потенциально выгодная война против Халифата может сулить территориальные приобретения и повышение престижа армии и правительства.

Одна из возможных конфигураций независимого Курдистана, который как правило помимо территорий Ирака и Сирии затрагивает территорию Турции.

Причем в варианте с полным распадом Ирака, Курдистан рассматривается как потенциальная нефтяная держава.

В целом, весь этот клубок противоречий многочисленных участников войны, на данном этапе зависит прежде всего от того, смогут ли заломать Асада и сможет ли ИГИЛ взять Багдад. Если Асад устоит и наступление ИГИЛ в Ираке будет полностью остановлено, то тогда можно говорить о том, что Халифату совместными усилиями смогли дать отпор. Если же Сирия продолжит разваливаться, а Ирак прекратит свое существование, то тогда на повестку дня встанет прямая война Халифата с Ираном и Турцией, потому как они не только единственные, кто может его реально разбить в сухопутной войне, но и в целях элементарного самовыживания, ибо захватив Сирию и Ирак Халифат не остановится.

И в заключении относительно перспектив США. Если США руками своей коалиции и своей авиацией не смогут сдержать рост Халифата, то уже в среднесрочной перспективе, именно Халифат будет вытеснять США из региона опираясь на огромные людские ресурсы и многочисленные источники дохода, которые малочувствительны к столь любимым американцами санкциям. На данном этапе война для США затратна, так как часть нефтяного бизнеса в Ираке ушла в тень (Халифат вообще продает нефть по 20-25 долларов за баррель), а нормальная экономическая деятельность на территории страны нарушена. Заработать на войне трудно, страна уже разграблена, Иракская армия требует постоянно подпитки. Поэтому расходы растут и компенсация издержек возможна только политическим путем.

Разумеется, есть план Б, который особо и не скрывается - по возможности направить агрессию ИГИЛ против противников Вашингтона - против Ирана и России, тем более что последней уже даже войну успели объявить. План этот довольно амбициозен, но пока что ИГИЛ скорее шатает американские позиции в регионе, нежели готовится к решительному наступлению на Кавказ. Это скорее вопрос отдаленной перспективе, потому что ИГИЛ пока не до войны против России.

Это впрочем не значит, что Россия еще не подвергается влиянию ИГИЛ - уже на данном этапе отмечено проникновение исламистов связанных с ИГИЛ на территорию РФ и в сопредельные государства, где они разворачивают работу по встраиванию в исламистские организации для их последующего использования для целей Халифата. Причем процесс носит двусторонний характер - с территории России воевать за Пророка в Халифат едут исламские радикалы и чеченские боевики. По разным оценкам бывших граждан РФ там от 1 до 2 тысяч, помимо тысяч иностранцев из разных стран мира. Для России это на данном этапе скорее долгосрочной угроза, которая будет весьма актуальной, если Халифат сможет выстоять против всех тех, кому он уже успел объявить войну.

В целом, ситуация на Ближнем Востоке предельно закручена и уже сейчас понятно, что далеко не все игроки смогут без потерь закончить эту войну.

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5022 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua