[Версия для печати]

Новая авантюра на Ближнем Востоке. Турция и эскалация сирийского конфликта

В конце июля длящийся уже пятый год сирийский конфликт вошёл в новую фазу. Создание по договорённости Турции и США так называемых «зон безопасности» означает продолжение курса на свержение законного руководства Сирии. Всё это происходит под прикрытием борьбы с «Исламским государством», но реально бороться со средневековым монстром никто из союзников не собирается.

Крокодиловы слёзы

С момента своего начала весной 2011 года гражданская война в Сирии окружена плотным слоем лжи и лицемерия. Можно даже сказать, что ложь стала тем топливом, которое не даёт угаснуть пожару на этой древней ближневосточной земле. «Мирные демонстрации», которые якобы расстреливали бездушные солдаты Башара Асада… Химические атаки, приписываемые правительственной армии… Секретный союз Дамаска с «Исламским государством» против «умеренной» оппозиции… Это лишь часть тех мифов, которые разносят по миру западные СМИ и служат предлогом для продолжения давления на сирийское руководство.

Заламывая руки над очередным «преступлением» Асада, Вашингтон и его союзники чрезвычайно похожи на чеховского Поликарпа Иудина (рассказ «Слёзы крокодила»). Этот владелец ломбарда не уставал возмущаться несправедливостью мира и людским равнодушием, что не мешало ему зарабатывать на нужде и горе бедняков. Противники Дамаска тоже не брезгуют самыми грязными методами достижения своих целей. Говоря о демократии и правах человека, они поддерживают – явно или тайно – самых отъявленных головорезов из «Джебхат ан-Нусры» и «Исламского государства».

Особенно сильно это проявилось в последние месяцы. Поначалу Запад делал ставку на подразделения так называемой «умеренной оппозиции» из «Сирийской свободной армии» и публично дистанцировался от радикальных исламистских группировок. На сегодняшней день, однако, «умеренная оппозиция» не представляет сколько-нибудь влиятельной силы. Часть её отрядов была разбита правительственными войсками, часть переметнулась к экстремистам. В итоге главной ударной силой оказались радикальные исламисты. Весной этого года в Сирии была создана коалиция «Джейш Аль-Фатх», объединившая большинство антиправительственных группировок под главенством «Джебхат ан-Нусры». Получая помощь оружием, деньгами и инструкторами из Турции и Саудовской Аравии, эта коалиция перешла в наступление и заняла несколько стратегически важных городов, включая Идлиб – центр одноимённой провинции.

Одновременно наступление начало «Исламское государство». Совпадение этих событий вряд ли случайно. Формально «ИГ» объявлено террористической группировкой, против него вот уже почти год ведётся операция, руководимая Вашингтоном. В действительности более бессмысленной военной кампании мир не помнит со времён «Странной войны» 1939-1940 годов. Авиаудары не причиняют боевикам ни малейшего урона и скорее походят на булавочные уколы, чья главная цель – не реальный урон противнику, а пропагандистская шумиха. На деле же «Исламское государство» продолжает получать всемерную поддержку из-за рубежа, главным образом, из Турции. Эта страна служит источником оружия и рекрутов для группировки, лечит раненых боевиков, покупает добываемую исламистами нефть. Эти факты общеизвестны, но «демократический» Запад закрывает на них глаза.

Провокация для войны

Всё дело в том, что «Исламскому государству» отведена особая роль в борьбе с неугодными режимами региона – сирийским и иранским, поэтому в уничтожении этой силы Запад не заинтересован. Согласно просочившимся в арабскую и турецкую прессу сведениям, сразу после окончания священного для мусульман месяца Рамадан (16 июля) «Джейш Аль-Фатх» и «Исламское государство» должны были начать мощное наступление на Дамаск одновременно с нескольких сторон. План провалился. Сирийская армия сумела перейти в контрнаступление, разбив крупный отряд боевиков в городе Забадани, остановив натиск оппозиции в провинциях Латакия и Хама, а также нанеся ряд поражений «Исламскому государству» под городом Тадмур, в районе которого находятся развалины древней Пальмиры.

Но наиболее успешные боевые действия развернулись на севере. 15 июня курдским подразделениям удалось отбить у «Исламского государства» город Тель-Абьяд. Стратегическим характер этой победы является по нескольким причинам. Во-первых, тем самым курдам удалось объединить в единое целое два прежде разделённых района, находившихся под их контролем – Джазиру (северо-восток Сирии) и Кобани (север). Во-вторых, с потерей Тель-Абьяда «ИГ» лишилось важнейшего пункта пропуска на границе с Турцией.

А спустя десять дней, 25 июня, происходит другое важное событие: между Дамаском и курдской автономией заключается союз. Имея общего врага – радикальных исламистов – армия и курдское ополчение и раньше координировали действия. По этой же причине руководство Сирии пошло два года назад на предоставление курдам автономии. Теперь же речь идёт о полноценном военном союзе: Дамаск передаёт курдам тяжёлое вооружение для борьбы с «ИГ», армейские и курдские подразделения действуют сообща.

Для «Исламского государства» этот союз смертельно опасен. Курдские отряды находятся уже в 30 км от Ракки – столицы самопровозглашённого халифата. Кроме того, велика вероятность присоединения к курдской автономии третьего района – Африна – расположенного на северо-западе Сирии. В этом случае почти вся сирийско-турецкая граница окажется под контролем курдов, что сильно затруднит снабжение боевиков с территории Турции.

Официальная Анкара отреагировала на эти события крайне болезненно. Мало того, что рушатся планы по свержению Асада – у турецкой границы формируется сильное курдское государственное образование, неподконтрольное ни Анкаре, ни Вашингтону (в отличие от Иракского Курдистана, послушно выполняющего приказы из-за рубежа). Для Турции, в течение десятилетий борющейся с правом собственных курдов на самоопределение, это крайне нежелательная тенденция, особенно в свете невероятного успеха на последних парламентских выборах прокурдской Демократической партии народов (ДПН).

Реакция Анкары была жёсткой, хотя и порядком закамуфлированной. В день подписания соглашения между курдской автономией и Дамаском крупные силы «ИГ» напали на город Кобани, безжалостно расправляясь с мирным населением. Атаки никто не ждал, ведь ближайшие позиции исламистов отстоят от Кобани на десятки километров. Вскоре, однако, последовали заявления от курдов и официального Дамаска, в которых сообщалось, что боевики напали на город с территории Турции. В те же дни в оппозиционных турецких изданиях появилась информация о стягивании к границе подразделений 2-й и 3-й полевых армий. Согласно просочившимся данным, высшее военное командование Турции обсуждает сценарии вторжения в Сирию.

Очевидно, что для открытого вмешательства руководству страны был нужен громкий повод. И он появился (или был искусственно создан, что более вероятно). 20 июля в турецком городе Суруч, расположенном всего в 10 км от Кобани, прогремел взрыв. Его жертвами стали 32 участника собрания Федерации ассоциаций социалистической молодёжи. Молодые курдские коммунисты и социалисты обсуждали помощь в восстановлении Кобани, когда смертник-исламист привёл в действие взрывное устройство.

По всей Турции после этого прокатились акции протеста. Курдские манифестанты обвинили в гибели молодых людей президента Эрдогана и его окружение, поддерживающих тайные контакты с исламистами. Провокация удалась. Демонстрации были использованы для арестов курдских активистов. Параллельно силы безопасности задерживали и исламистов, но это делалось скорее для «отвода глаз», с целью придать операции благопристойный образ.

А уже 23-24 июля турецкие авиация и артиллерия нанесли удары по Сирии и Ираку. Главными целями, опять-таки, стали позиции курдов. Как и в случае с арестами, «Исламское государство» «отделалось лёгким испугом». В Анкаре браво отчитались, что турецкие самолёты поразили аж три (!) цели «ИГ», но при этом не пересекли (!) воздушного пространства Сирии.

Управляемый хаос?

Согласно заявлениям турецких властей, причиной ударов стали действия Рабочей партии Курдистана, стремящейся к отделению юго-восточных районов Турции. Загвоздка в том, что между Анкарой и РПК ещё два года назад было заключено перемирие, и курдские боевики исправно его соблюдали. Так что истинные причины действий Турции в другом: в стремлении свергнуть сирийский режим и не допустить усиления курдской автономии, союзной Дамаску.

Для этого Турция настаивает на создании в приграничных сирийских районах «зон безопасности». Повод, как обычно, вполне благовидный: размещение там беженцев и отрядов «умеренной оппозиции», которые-де будут воевать с «Исламским государством». На самом деле так называемые «зоны безопасности» - не что иное как печальной памяти бесполётные зоны времён ливийской войны. Или, другими словами, плацдармы для боевиков, где они смогут безбоязненно копить силы для наступления и где, вероятно, расположится марионеточное сирийское правительство, которое моментально признают Запад и его союзники.

Подобные призывы из Анкары раздаются уже несколько лет, но только сейчас Запад решил дать этой идее «зелёный свет». 26 июля Турция и США договорились о создании «зоны безопасности» в провинции Алеппо. Эту идею поддержало НАТО, собравшееся спустя два дня на экстренный саммит в Брюсселе по требованию Турции. «Альянс поддерживает действия Анкары, направленные на наведение порядка вдоль границ», - говорится в распространённом заявлении. Кроме того, Турция предоставила США две своих военных базы – Инджирлик и Диярбакыр. Формально для ударов по «Исламскому государству», фактически же не приходится сомневаться, что главной целью остаётся законное правительство Сирии.

В Дамаске относительно планов Анкары и Вашингтона не питают никаких иллюзий. Заместитель министра иностранных дел Сирии Фейсал Мекдад подчеркнул, что «Турция использует угрозу со стороны террористической группировки «Исламское государство» как предлог для нападения на сирийские территории». Кроме того, в МИД напомнили, что именно режим Эрдогана «выпестовал «Исламское государство» и оказывал основную поддержку боевикам». Такого же мнения придерживается сопредседатель регионального правительства сирийского Курдистана Салих Муслим Мухаммад. По его словам, действия Анкары «не меняют сути происходящего – «Исламское государство» было и остаётся инструментом турецкой политики».

В этой истории важен ещё один нюанс: разжигая милитаристскую истерию и назначая врагов в лице курдов и Асада, турецкие власти решают и внутриполитические задачи. На июньских парламентских выборах правящая Партия справедливости и развития (ПСР) получила худший за десять с лишним лет результат и не может самостоятельно сформировать правительство. Скорее всего, до конца года в стране пройдут новые выборы, и власти заранее готовят для них почву, привлекая на сторону ПСР националистически настроенный электорат. Помимо этого, под предлогом борьбы с «курдской угрозой» власти могут не допустить к выборам Демократическую партию народов. Президент Тайип Эрдоган на днях обмолвился о том, что «невозможно продолжать мирный процесс с теми, кто атакует наше национальное единство и братство». Адресатом заявления стала Рабочая партия Курдистана, но, зная привычки нынешнего турецкого режима, можно предположить, что новая волна дискриминации накроет и вполне мирные курдские организации. Тем более что лидер ДПН Селахаттин Демирташ открыто обвинил турецкие власти в намерении расправиться с курдской автономией под предлогом борьбы с «ИГ»…

Все вместе эти причины создают на Ближнем Востоке крайне взрывоопасную обстановку. Авантюристические действия Анкары, поддержанные Западом, могут спровоцировать большую войну, в которую будут втянуты Иран, Саудовская Аравия и другие страны региона. Но не к этому ли стремятся заокеанские кукловоды? Перед нами вырисовываются контуры хитрой многоходовой операции, направленной на превращение Ближнего Востока в зону управляемого хаоса.

Источник

Опрос
Результатом Глобального Кризиса станет:






Проголосовало: 5071 ч.

Предиктивное программирование

Во власти Символов

СПИД: лженаучный терроризм

(c)2006 За Родину! | zarodinu.org.ua